«Идеократия» с Константином Малофеевым. Об Африке и монархии

Константин Валерьевич Малофеев, основатель телеканала «Царьград», председатель общества «Двуглавый орёл», и журналисты редакции обсуждают главные темы июля 2018 года, факты, смыслы и то, что реально стоит за происходящими событиями, в программе «Идеократия».

Идеократия — власть идей

[< гр. idea идея + kratos власть] 

Андрей Афанасьев, политический обозреватель телеканала «Царьград»:

Константин Валерьевич, здравствуйте. В эфире программа «Идеократия» с Константином Малофеевым. Мы разбираемся в идеях, стоящих за событиями, задаем вопросы по самым резонансным темам прошедшего месяца. Предлагаю начать наш разговор с темы, к которой неравнодушен каждый из нас. 17 июля был День памяти святых царских страстотерпцев. И день, когда расстреляли, зверски убили царскую семью, Николая Второго, их окружение. Очень большое внимание Михаил Борисович Смолин уделял этому вопросу, на протяжении всего периода существования телеканала «Царьград». Вам слово.

Константин Малофеев и журналисты редакции обсуждают главные темы июля в студии телеканала «Царьград». Фото: Телеканал «Царьград»

Михаил Смолин, заместитель главного редактора телеканала  «Царьград»:

Константин Валерьевич, мы все знаем, что вы были в эти дни в Екатеринбурге, участвовали в этом длительном крестном ходе. Мне бы хотелось, чтобы вы нам передали эту атмосферу, которая была в те дни в Екатеринбурге. Вы сказали в интервью нашему каналу, что вы почувствовали, что этот день – день возрождения России. Действительно, можно говорить о том, что что-то уже перешло какую-то грань, и мы можем чувствовать, что страна хочет развиваться без революций дальше?

Константин Малофеев, основатель телеканала "Царьград", Председатель Общества «Двуглавый Орёл»:

Это было потрясающее впечатление, очень духоподъемное. Нас было больше ста тысяч человек. И во время молебна, и потом присоединялись еще по дороге. И это чувство, когда на широкую-широкую, огромную екатеринбургскую улицу  распространяется колонна, конца которой не видно, со всех сторон флаги, российские флаги, имперские флаги, хоругви, иконы, идут люди, молятся Господу нашему Иисусу Христу и царственным страстотерпцам, чтобы они молились о нас – это чувство непередаваемое. Когда ты проходишь по этой улице и до сих пор стоит Ленин, мы проходили мимо него - невольно в толпе были улыбки и шутки, о том, что Ильич тоже благословляет Крестный ход и чувствует свою вину. И ты проходишь по этому бывшему Свердловску, нынешнему Екатеринбургу – и ты понимаешь, что это Екатеринбург. Это город, в котором празднуются Царские дни.

Это город, подготовленный, так же как города к чемпионату мира, он был подготовлен к празднованию Царских дней. Везде висела символика, везде были плакаты с фотографиями царской семьи или с напоминанием о том, что это специальные дни. Поэтому было ощущение, что ты находишься в России, которая является наследницей Российской империи, а не наследницей Советского Союза. Потому что только те, кто чувствуют себя продолжателями Российской империи, могут так относиться к 100-летию этой казни. И, на мой взгляд, эта страница перевернута. Для меня лично она была перевернута в этом крестном ходе, и в молитвах, которые мы приносили на литии в Ганиной Яме, и до этого, во время литургии у Храма царственных мучеников, у Храма на крови. Когда причащали из ста чаш, и служило огромное количество архиереев. И это было грандиозное зрелище, грандиозное участие всех. Там были наши знакомые из движения «За жизнь», которые прошли 2700 верст, для того чтобы оказаться в этот день в Екатеринбурге. Они несли икону Царевича Алексея. Мне повезло, мне дали пол крестного хода идти с этой иконой. Ощущение было такое, что ты вернулся в Россию. Такое ощущение было, что это было всегда. Солнце вставало над нашими хоругвями. И все эти люди с молитвой устремлялись к тому, чтобы принести эту памятную молитву к Богу, царственным мученикам. Впереди шел Патриарх, с огромной скоростью, больше пяти километров в час. Патриарху 71 год. И он летел как на крыльях. У нас у всех было ощущение этого духовного дела. Архиереи впереди, священники, хоругвеносцы. Казаки по бокам, полиция. Народ православный. Веселые ребята, несущие 50-килограммовые носилки с иконами и громко молящиеся. Хоры женские, мужские, со всех сторон. Это было такое чувство России.

Михаил Смолин, заместитель главного редактора телеканала  «Царьград». Фото: Телеканал «Царьград»

М.С. Скажите, «Двуглавый орел» ведь тоже участвовал активно, и по городам, и конкретно в этом крестном ходе в Екатеринбурге.

К.М. Да. В Екатеринбурге было более ста человек, активисты «Двуглавого орла», которые приехали из близлежащих областей, и в том числе из Москвы. Они шли с хоругвями, были во главе колонны. Я благодарен им всем за то, что они прошли этот путь. Сегодняшние монархисты такие молодые, подвижные, активные. В целом ощущение было, что страна, народ  помнит и чтит своего государя и помнит это преступление, и скорбит, кается. Чего нельзя сказать о наших коллегах. Потому что, к сожалению, средства массовой информации, за исключением Царьграда и некоторых заметок в федеральных средствах массовой информации, они или проигнорировали, или обошлись такими злобными пасквилями, касательно того, что как же можно, и что же это у нас делается, и почему у нас такое средневековье. Но я хотел бы обратиться к нашим коллегам по перу, к либеральным средствам массовой информации. Чтобы они нисколько не обольщались. Так будет впредь, так будет всегда. Потому что это Россия 21-го века. Россия возродившаяся, и возрождение которой только началось. Оно будет продолжено.

М.С. Мы видим, действительно, такое единение церкви и народа. Но не видим третьей составляющей. Государство не очень поучаствовало в 100-летнем юбилее этих событий. Мы здесь не видим общегосударственного подхода к этому событию.

А.А. Все помнят, что произошло в Госдуме, когда Наталья Поклонская на пленарной сессии предложила почтить минутой молчания память святых царственных страстотерпцев. И встали далеко не все.

К.М. Это демонстрирует, что очень многие из нынешних народных избранников не представляют народ. Потому что народ почтил царственных мучеников. Если народные избранники перестали представлять народ, то они зря находятся в Государственной Думе. Кроме нашего крестного хода, куда приехало 100 тысяч активных человек, есть же данные социологических опросов. По которым мы видим, что 57% населения считает это зверским убийством. Вы представляете страну, находясь в Государственной Думе. Если большинство населения страны считает это зверским убийством, значит, надо почтить вниманием. Просто смешно, что приезжающие американские конгрессмены удостаиваются того, что наши депутаты встают, а царственные мученики, память которых чтит вся страна и молится вся страна в церквях в этот день, народные избранники не удосуживаются даже встать. Это странно, жаль. Но я очень надеюсь, что, может быть, в том числе настоящие сведения о том, что произошло по стране, изменят мнение депутатов. Может быть, они в силу того, что был летний период, когда они были увлечены какими-то другими вопросами, просто не обратили внимание на то, как это интересует народ и как народ относится к этому. На мой взгляд, просто для этого достаточно пройти не в колонне митинговой, а в Крестном ходе, чтобы понять, где, собственно говоря, твоя страна.

Константин Малофеев, основатель телеканала «Царьград», Председатель Общества «Двуглавый Орёл». Фото: Телеканал «Царьград»

Эта памятная дата вполне достойна осуждения со стороны Государственной Думы тех палачей, которые сотворили такое ужасное злодеяние, которое легло пятном на всю историю 20-го века. Нежелание констатировать это прискорбно. Поскольку Гражданская война нуждается в том, чтобы быть прекращена в наших головах. И никто из нас здесь, на нашем монархическом канале, не говорит о том, что Советский Союз, который родом из 17-го года, из большевизма, что Советский Союз был, безусловно, плох.

А.А. На ваш взгляд, будет ли расти монархическая идея именно среди молодежи? Люди-то советскую власть уже многие не помнят. Те, кому сейчас 20 лет, они помнят только эпоху Путина, по большому счету. Почему так происходит?

К.М. Из-за эпохи Путина. Путин – это стабильная, сильная власть. Россия заставила уважать себя. Русские люди в России стали чувствовать уважение к себе. Это проецируется на государственную власть. Реально же мы понимаем, что все системные недостатки демократии связаны с коррупцией, синекурой, непотизмом, с тем, что к власти приходят далеко не лучшие – они скрыты грандиозной фигурой Путина. Поскольку фактически он управляет государством как автократор, как самодержец. По этой причине этих недостатков мы не видим. Молодые люди хотят, чтобы власть всегда была такой. У них есть свой запрос. У них есть проблемы. Со своим будущим, со своим трудоустройством, с востребованностью. Это все им тоже может дать только твердая власть. Только сильная власть может объявить о том, что нам необходимы крепкие здоровые молодые люди для армии. Только сильная власть может говорить о покорении космоса. Только сильная власть может говорить о других больших инфраструктурных проектах. Больше внимания молодежи, и молодежь станет совсем монархической. Не на 35%, а более 50. Потому что это для них очевидная и понятная власть. Обратите внимание, Голливуд нашего поколения – он весь монархический.

Что такое «Игра престолов»? Современный молодой человек, который смотрит соответствующее фэнтези, живет в мире королей и принцев. Он не живет в мире каких-то демократических политиков. А когда он начинает смотреть «Карточный домик», это ужасные новости ада, то, что происходит в сериалах Аарона Соркина обычно. А то, что происходит в мире фэнтези, ему нравится больше. Этот мир далек от мира Толкиена, там есть место подвигу, есть место чести, есть место дружбе. Современные монархии гораздо более притягательны, чем современные демократии. Посмотрите, что происходит в религиозных странах, у которых есть углеводороды. Там есть министерство счастья, в Дубае. Там эмир думает о том, как чувствуют себя подданные. Там дают бесплатно семейный капитал, в тот момент, когда молодая пара женится. Чтобы они могли купить дом или каким-то образом инвестировать в свое будущее. Вот что происходит в монархиях. А в демократиях этого не происходит, это никому не надо. А если говорить про нефтяные запасы и сказать: ну, конечно, в Заливе же есть нефтяные запасы. Ну, и что? В Нигерии тоже есть нефтяные запасы. Богатейшая страна. Люди живут в бедности. Почему? Потому что это демократия. Вот разница между современными монархиями и современными демократиями. Любой молодой человек, непредвзято мыслящий, а либеральная пропаганда 90-х осталась в прошлом, может посмотреть на этот мир. Вот мир монархии. Замечательные королевства в фэнтезийных сериалах, прекрасный Дубай. Устроенный мир вокруг говорит весь в пользу авторитарных режимов, и монархии в частности.

Андрей Афанасьев, политический обозреватель телеканала «Царьград». Фото: Телеканал «Царьград»

А.А. Наш автократор, Владимир Путин, вы упомянули, встречался с лидером одной большой демократической страны, Дональдом Трампом, в Хельсинки. Это считалось самым грандиозным международным событием месяца. На ваш взгляд, что было нужно Трампу от Путина на этой встрече, и что было нужно Владимиру Путину от Дональда Трампа?

К.М. Я считаю, сам факт встречи, а я все-таки бизнесмен последние 20 лет, а Трамп бизнесмен последние 40 лет, а может, 50, поэтому я знаю, как он думает. Для бизнесмена сам факт начала переговоров уже важная веха. Путин всегда говорил, что надо разговаривать. Он всегда называет наших соперников, а то и противников по гибридной войне партнерами. Наши двери всегда открыты. Что Путин и подтвердил, пригласив Трампа в Москву. Предыдущая неоконовская, или, будем их так называть, глобалистская администрация Соединенных Штатов полагала, что страны делятся либо на врагов, либо на слуг. И, соответственно, либо вы наши слуги, тогда мы вам подыгрываем. Либо это враги. У них нет вообще другой парадигмы. Кто их партнеры? С кем они считаются? Ни с кем. Путин заставил считаться с Россией как с партнером, это очень показательно на примере Китая. А то, что американцы ко всем относятся как к врагам, показательно на примере Китая. Однако и здесь они используют ту же милитаристскую риторику. Китай наш главный враг. Ну почему нельзя жить в мире, где нет врагов. Они так устроены, им обязательно нужен враг. То есть глобалистской элите. А Трампу не нужен.

А.А. Получается, для того чтобы общаться с Америкой на равных – Россия должна быть сильной, во главе с сильным человеком. Это закон, это неизбежно, нельзя по-другому у нас?

К.М. Они не могут по-другому, это уходит корнями в историю. Вы же помните, что была Англия в Европе, которая постоянно интриговала и держала Европу в состоянии баланса интересов. Было такое английское выражение, свидетельствующее о том, как устроена их английская политика. Им нужен был такой баланс интересов в Европе, чтобы Европа никогда не объединилась против Англии. И эта же история перекочевала, сделав паузу на время президента Вильсона, который пытался быть популистским президентом начала 20-го века, хотел призвать всех к миру после Первой мировой войны. Потом все равно все это съехало на обычную для них историю, когда они удерживают баланс интересов, чтобы все вместе были слабее их.

Ну, в данном случае, «их» – уже Америка, а не как в 19-м веке Англия. И в этой парадигме Америка всегда выступает в роли мирового жандарма, потому что она опасается, боится и не умеет существовать в мире, в котором она одна из сил. Она никогда за время своего существования не умела это делать. Она была колонией, потом стала слабым государством на другом конце Земли.

В силу определенных обстоятельств и двух мировых войн в Европе она вдруг стала мировым гегемоном. Советский Союз ненадолго ее удерживал.  От этого все их внешнеполитические школы, все эти замечательные руководители комиссии по международным отношениям, другие закрытые организации, которые диктует их внешнеполитический курс, – они все существуют в состоянии мессианства, в котором они должны править миром. У них мозг так устроен. С Америкой можно поладить только в том положении, когда Америка точно уверена, что они не могут тебя победить, как врага. Тогда ты временно переходишь в состояние врага, с которым можно разговаривать. Стать с ними партнером – невозможно, доктринально. Так у них устроен нынешний истеблишмент. Сам Трамп устроен по-другому, как это видно из всего, что он делает. Потому что он пытается разрешить неразрешимые противоречия в переговорах. Сумеет ли он изменить целиком весь истеблишмент… сумеет ли он высушить это «болото» - я очень сомневаюсь.

Константин Малофеев, основатель телеканала «Царьград», Председатель Общества «Двуглавый Орёл». Фото: Телеканал «Царьград»

А.А. Одной из реакций мирового сообщества на попытки Америки установить глобальную гегемонию было создание организации БРИКС. Что из себя сейчас представляет и Южная Африка, и вообще африканский континент - и геополитически, и геоэкономически?

К.М. Африка – это будущее. Африка – это очень важный вопрос 21-го века. Африка освободилась от колониального владычества 50 лет назад. Но осталась в экономической колониальной зависимости от бывших метрополий и Запада в целом. Почему? Потому что как уходили оттуда колонизаторы. Англичане уходили не просто так, убежав, сверкая пятками. Они говорили: для того чтобы тебя признало международное сообщество, а уж кто, как не мы, знает, что такое международное сообщество, ты же должен признать частную собственность? Ты же не будешь экспроприировать у английского бизнеса или там каких-нибудь фермеров то, что у них есть? Разумеется, ему повстанец говорит: нет, не буду. Понимая, что, как морковку, он имеет признание независимости государства. Ну, хорошо. Поэтому все твои природные богатства, все принадлежат «Бритиш Петролеум», «BHP Белетон», «Англо-америкэн», «Де Бирс» и другим уважаемым компаниям со штаб-квартирой в Лондоне. С этим повстанец соглашается, потому что куда деваться. Так как вроде бы он уважает частную собственность. Второе, говорят ему. А ты знаешь ли, когда ты будешь платить зарплаты, пенсии, чего ты никогда раньше не делал, выпустишь свою валюту, фантики разноцветные, сколько их надо выпустить? На что повстанец отвечает: не знаю. Вот, говорят они, для этого мы тебе делаем центральный банк. Сколько продали наши оставшиеся компании за фунты твоих природных богатств, сколько вернулось в страну – все фунты ты кладешь в центральный банк, называется золотовалютные резервы. Ровно на эту сумму ты печатаешь свои фантики. И тогда у тебя никогда не будет инфляции, потому что так это устроено. С этим тоже соглашается повстанец.

Что в результате получается. Все природные ископаемые, большинство принадлежат западным корпорациям. И вроде бы страны независимые, а люди бедные. И потом эти же корпорации вкладываются в так называемые благотворительные фонды, которые со слезой на глазах, с фильмами, побеждающими в разных фестивалях, начинают им оказывать помощь. Водой, едой зараженной… и прочими, значит, благостями. А вместо этого надо было просто им отдать их природные богатства. Чего не было сделано. Поэтому сейчас в Африке 21-го века, когда элиты подросли, кто-то из них учился в Советском Союзе, кто-то учился на Западе, уже понимают, как их обманули. Африканские страны с помощью Китая, которые заходят туда, возможно, с помощью России, хотят, наконец, освободиться.

Чтобы была понятна разница в том, что принадлежит африканским народам и что принадлежит колонизаторам до сих пор, приведу пример, нам очень близкий – Россия. Потому что мы тоже в форме такой колонии исполнили в 90-е годы. Нам также навязали … это то, чем занимается до сих пор наш Центробанк. Мы до сих пор печатаем столько денег, сколько их фантиков привлекли. Логики в этом нет никакой, никакой математики, это просто данность, которая была придумана в 60-е годы для бывших колоний. У нас была приватизация в начале 90-х годов. Когда 200 с лишним наших предприятий за период с 93-го до 95-го года были проданы за 17 миллиардов долларов. В то же время Академия наук Российской Федерации, мне рассказывал об этом академик Глазьев, в тот момент насчитала стоимость нашего общего национального богатства в два триллиона долларов. А потом приватизаторы наши замечательные, во главе со всеми нам известными именами, оценили все это в 17 миллиардов, разделили крупнейшие предприятия и раздали так называемым иностранным инвесторам и будущим олигархам. И они заработали эти самые огромные состояния, отчего иностранные инвесторы были счастливы в 90-е, а олигархи некоторые до сих пор. И это было неправильной, несправедливой формой, мы по себе знаем.

Теперь представьте, что происходит в Африке. Потому что там это длится уже не 20, а 50 лет. Еще это помножено на расовую сегрегацию, что эти белые, а эти черные. Поэтому африканцы недовольны. Они недовольны коллективным Западом. Я очень рад, что президент Путин объявил о том, что мы начинаем большой энергетический проект в Африке, о том, что 600 миллионов жителей Африки испытывают тот или иной недостаток в электроэнергии. Наши корпорации, прежде всего Росатом, способны заместить и предоставить эту энергию для будущего, для того, чтобы они могли развиваться как цивилизованный континент. Это важно. Для России не упустить Африку очень важно. Поскольку Советский Союз сделал там большой задел. До сих пор у нас очень положительные отношения с целым рядом стран. Российский империализм – он, как опыт 19-го века показывает, очень дружелюбен к тем народам, которые входят в Российскую империю. Более чем к русскому народу. В отличие от британского или французского империализма, когда всё выкачивается из колонии метрополией, и там не остается ничего. И такое внимание, которое президент Путин уделяет африканскому континенту, – это очень хорошо. И чем больше мы этим будем заниматься – тем лучше.

Как бы ни менялись обстоятельства, Господь щедро нас наградил полезными ископаемыми. А в Африке полезные ископаемые, за которыми будут охотиться и Запад, и китайцы. И нам обязательно необходимо присутствовать для этого баланса, и потому что африканцы нам верят больше всех. Поскольку у нас, опять же, нет хищнических устремлений, у нас есть все свое. Поэтому африканский визит Путина очень важен. И еще одна инициатива, которая прошла малозамеченной, то, что он объявил о саммите «Россия – Африка». Я там не раз был, я понимаю, о чем идет речь. Мне представляется, что это большое поле геополитических битв 21-го века.

М.С. Николай Данилевский в свое время говорил, что нам как стране невыгоден баланс сил, который сложился в западном мире. Есть ли  договора внутри стран БРИКС и наше стремление в Африку, таким как раз подрывом этих сложившегося давным-давно баланса сил в западном мире и такой попыткой  сделать какой-то новый, свой, российский проект?

К.М. Я здесь бы вспомнил историю БРИКС. БРИК  придумал аналитик «Морган Стэнли» в одном из своих аналитических отчетов. Он просто сложил Бразилию, Россию, Индию и Китай, как самые развивающиеся страны. Потом добавилась «С» - Южная Африка. Когда-нибудь прекратится тотальное мошенничество, афера под названием «американский доллар», который печатается на крашеной бумаге и ничего не стоит, то БРИКС – это и есть будущее человечества, будущее мировой экономики. Хотя с совершенно разными культурными, с совершенно разными религиозными основами.

М.С. Поэтому он и не будет так опасен для мира.

К.М. Важно, чтобы эта экономическая составляющая, наконец, начала работать. Пока ее нет, пока есть декларации. Но в тот момент, когда страны БРИКС действительно перестанут обращаться к Уолл-стрит и Сити, в Лондон и в Нью-Йорк, за соответствующей там поддержкой рейтинговых агентств. Как только экономика перестанет оглядываться на некую этикетку, которую почему-то должен пришпилить делец из Америки или Англии, а это я, опять же, как инвестиционный банкир с 20-летним стажем, говорю то, о чем я знаю, то тогда все изменится. БРИКС, а также другие страны, там Турция, Индонезия, которая на подходе, Аргентина – могут забыть про Запад. Запад не нужен ни для чего, он ничего не производит, кроме сервиса. Полезных ископаемых там нет. Там есть финансовые сервисы. Финансовые сервисы возможно произвести в любом месте за 10 лет, за пять.

М.С. Тогда это и в отношении нас можно сказать, что деколонизация происходит? В случае нарастания этих процессов.

К.М. Абсолютно точно. Именно поэтому нам есть чем поделиться с африканцами. Поскольку нас только что колонизировали, в начале 90-х. Мы десять лет пожили в шоке, и сейчас благодаря Путину мы выходим из этого состояния. Хотя надо обратить внимание на наш Центральный банк и наши финансовые власти. Когда мы смотрим наш Гайдаровский форум или какое-нибудь другое сборище этих плохо образованных людей, смешно просто смотреть на их аргументы. Эти аргументы прошли бы в том случае, если бы действительно они происходили бы где-нибудь в Замбии или Бурунди. Но все-таки в России, с нашим большим опытом и с нашей школой экономической мысли, достаточно говорить о тех экономистах, которые приходят к нам на канал, там Глазьев, Катасонов, Делягин, это смешно. Вся эта аргументация, которую используют наши финансово-экономические власти, она осталась далеко в колониальных 90-х. Поэтому будем надеяться, что наша помощь Африке когда-то приведет и к нашей помощи самим себе.

К.М. Но продолжим мы об этом, о том, как мы поможем сами себе, в нашей следующей передаче, которая выйдет ровно 10 сентября, в день окончания 100-дневного моратория телеканала «Царьград» на критику правительства. Там мы подробно поговорим о том, как нам помочь самим себе и что для этого сделало правительство за истекшие 100 дней. До встречи.

А.А. До встречи.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Патриотическое воспитание: русскому - хорошо, немцу - смерть? Неизбежность или необходимость: Зачем Россия вступила в Первую мировую войну?
Новости партнёров
Загрузка...
Закрыть
В прямом эфире: «Финансы по Катасонову». США могут ввести новые санкции против России