«Идеократия» с Константином Малофеевым. О чиновниках и монархистах

Константин Валерьевич Малофеев, основатель телеканала «Царьград», председатель общества «Двуглавый орёл», и журналисты редакции обсуждают главные темы ноября 2018 года, факты, смыслы и то, что реально стоит за происходящими событиями, в программе «Идеократия».

Идеократия — власть идей

[< гр. idea идея + kratos власть] 

Андрей Афанасьев, политический обозреватель телеканала «Царьград»: Константин Валерьевич, здравствуйте.

Константин Малофеев, основатель телеканала "Царьград", Председатель Общества «Двуглавый Орёл»:  Здравствуйте.

А.А. В эфире программа «Идеократия» с Константином Малофеевым. Мы разбираемся в идеях, стоящих за событиями, задаем вопросы по самым резонансным темам прошедшего месяца. Предлагаю начать разговор с событий в Керченском проливе. Это главная военно-политическая новость месяца. Три военных корабля соседнего государства нарушили нашу государственную границу, сразу несколько пунктов международного права. После чего были отбуксированы в Керчь. И в Киеве объявили военное положение на территории половины страны. Нам стоит готовиться к прямому столкновению с Украиной?

К.М. У Порошенко всё всегда на грани фарса.

Мы не раз в нашей передаче говорили о том, что единственный шанс для Порошенко пережить мартовские выборы – это эскалация насилия. А она происходила по-разному. Он пытался эскалировать насилие на линии соприкосновения с Донецкой народной республикой, Луганской народной республикой. Тут ему помешали наблюдатели и ОБСЕ. Наблюдатели заявили, что было слишком много массовых случаев нарушений со стороны Киева. Киев упрекнул тут же наблюдателей, что они московские шпионы. Затем они стояли за организацией убийства Захарченко.

И очень надеялись, что на это Москва ответит каким-либо образом поддержкой Донецкой народной республики – и опять будет какая-то акселерация насилия. Опять не получилось. После этого – автокефалия.

Константин Малофеев и журналисты редакции обсуждают главные темы ноября в студии телеканала "Царьград". Фото: Телеканал "Царьград"

Игра в автокефалию, в целях кровопролития на Украине и начала гражданской войны по поводу одной Лавры, другой Лавры, захвата монастырей, церквей со стороны нацистов, среди группировок, поддерживающих Порошенко. И, наконец, просто тупо послали эти три несчастных катера в наши территориальные воды, для того чтобы спровоцировать конфликт.

Конфликт спровоцирован. Надо отметить, действительно, стальные нервы наших моряков, которые столько часов пытались решить мирно эту ситуацию.

Но, как всякие пограничники, в любой стране мира, у любой границы, они вынуждены реагировать на попытку пересечения этой границы. Что и было совершено с ювелирной точностью, путем навала большего корабля на меньший, с минимальным количеством жертв. Но при этом попытка была пресечена. Однако Киев этого и хотел, он на это и рассчитывал. После этого радостный Порошенко, взвизгнув, поскакал в Раду, с тем что, вот, давайте мне на 60 дней военное положение. Потому что чем больше военного положения – тем меньше шансов, что состоятся выборы.

Желательно было бы для него на полгода военное положение, отложить выборы. Этого ему не дали. Потому что Рада полна его конкурентов, которые тоже понимают, для чего Порошенко этим занимается. И Европа, и Америка понимают, для чего Порошенко это делает.

Поэтому я хочу сказать, что в данном случае провокация Украины очевидна и для Запада, тем более это очевидно для нас. А я думаю, что хладнокровия у Кремля более чем достаточно, всем все понятно. Никаких реакций на провокацию не будет.

Привод в полную боевую готовность вооруженных сил Украины, опять же, звучит как из того анекдота про военно-воздушного змея.

Поэтому они там могут как угодно этим заниматься, это не приведет к настоящей эскалации. Но проблема в том, что этому кровавому клоуну, Порошенко - я только сейчас перечислил четыре попытки разжечь какой-то конфликт, в котором пострадают и умрут настоящие люди, - ему плевать. Его интересует только его власть.

Потому что, по украинскому национальному обычаю, уходящий президент обязательно «присядет», против него будет уголовное дело, на него спишут всё безобразие, которое творилось эти четыре года. Поэтому Порошенко это хорошо понимает. Для него единственный шанс остаться у власти, учитывая, что он не избираем, это провокация насилия. Так вот, проблема в том, что это был четвертый раз. Он же и пятый что-нибудь придумает, и шестой. И чем ближе выборы, тем более-менее изобретательным он становится. Он способен сейчас на всё. Это загнанная в угол крыса.

И это самое опасное. Не так опасна сама эта история, попахивающая дешевым фарсом, как маниакальное стремление Порошенко найти повод отложить выборы. И ввести военное положение.

Юрий Пронько, экономический обозреватель телеканала "Царьград". Фото: Телеканал "Царьград"

Юрий Пронько, экономический обозреватель телеканала «Царьград»: И вы думаете, он будет продолжать?

К.М. Я думаю, он будет продолжать. И остановить его может только сам факт проведения выборов, которые должны быть поддержаны не только со стороны Запада, но и со стороны Москвы. Мы все должны дать возможность смениться режиму в Киеве. Неважно, кто придет к власти. В данном случае, кто бы ни пришел, он спишет все безобразия, включая нацистские выходки, на Порошенко, Парубия, Гройсмана – на деятелей этого режима. На них будет списано ужасное, кошмарное событие 2 мая в Одессе.

На них будут списаны жертвы на Донбассе. А новое руководство, как бы с новым лицом, с чистыми руками, начнет переговоры с Западом, с Москвой. Это точно будет новая страница, и она будет лучше, чем при Порошенко. Порошенко это понимает. Он также понимает, что всем выгодно на него списать. И поэтому он барахтается, сопротивляется из последних сил. Для него за пределами выборов жизни нет.

Ю.П. Константин Валерьевич, все-таки это очень серьезная тема. На ваш взгляд, в этой обстановке, в этой ситуации возможна симфония Москвы и западных стран?

К.М. Симфонией я бы это не назвал. Но то, что Европе Украина тоже порядком надоела – это очевидно. Трамп признался в этом прямо, как он обычно любит в своем Twitter что-то там… не наше дело, сами занимайтесь, сами расхлебывайте.

Европейцам тоже уже, по-моему, всем всё понятно. Ясно, что Порошенко не собирается соблюдать Минские соглашения. Ясно, что он собирается сидеть на шее у Европы. Ясно, что он использует Европу и манипулирует ею. Это они тоже очень хорошо понимают. По тем или иным геополитическим причинам, они не возьмутся за руку с Москвой, потому что им надо сохранить лицо. И объяснить, зачем они идиотничали четыре года со своими санкциями. Но, что плохо, мы не знаем, что у него там еще припасено. И какие еще он нам покажет фильмы и подлости из серии «рука Москвы», «агрессия России» и так далее.

А.А. Вы допускаете сценарий, вроде Мюнхенского сговора, когда они как-нибудь попытаются спровоцировать уже прямой конфликт с Россией, для того чтобы Россию в этом обвинить?

К.М. Я думаю, что Порошенко обязательно попробует это сделать, как он попробовал сейчас. Вопрос, поддастся ли на это Запад. Не уверен. И не уверен по многим причинам. Меркель «хромая утка», которая уходит.

И ей сейчас не до того, чтобы, с ее тоже падающим рейтингом, начинать эти действия, они ей не помогут, ей все равно уходить. А вы знаете, что происходит с Макроном, он там тоже далеко не герой. Поэтому на Западе просто не видно этого человека. Трамп? Это, совсем не в интересах Трампа. Потому что у Трампа сейчас есть напряженные торговые споры с Европой и Китаем, и точно Азовское море и Украина не стоят у него на повестке дня там в первых трех пунктах. Для кого это может быть выгодно, плюс к Порошенко, к сожалению, это той подспудной части ЦРУ... Вот мы говорили с вами всегда, что есть дипстейт, глубокое государство в Вашингтоне. Но, к сожалению, есть еще такая дипстейт – это коррумпированная, давно превратившаяся в террористическую организацию часть ЦРУ, которая не подчиняется уже и политическому руководству, и бесконечно является провокатором разных таких вот вещей. Что в Сирии, что в странах Африки, что здесь на Украине. И мы не знаем, кто там окопался на каком-то этаже СБУ, какие цэрэушники, которым надо прикрыть свои делишки в пору этих лет, когда они там доили Украину. И, возможно, они тоже заинтересованы в том, чтобы здесь ни в коем случае не заканчивался этот вот веселый кровавый маскарад, в котором они зарабатывают вместе с подельниками Порошенко.

А.А. Предлагаю перейти к нашей внутренней, внутрироссийской повестке. Ноябрь этот нам запомнится целой чередой скандалов, связанных с поведением и высказываниями чиновников, депутатов. Юрий Алексеевич в своей программе практически каждый день освещал очередную выходку кого-нибудь из них. Передаю вам слово.

Ю.П. У меня складывается такое впечатление, что какая-то часть депутатского корпуса, чиновников немножко, знаете, сошли с ума. Когда вот так публично они могут заявлять: государство вам ничего не должно, государство не просило ваших родителей рожать вас, и так далее, и тому подобное. У меня возникает не просто ощущение, Константин Валерьевич, но и вопрос. Без ручного управления вообще невозможно? То есть это единственный способ нормализовывать ситуацию в нашей стране. Иначе нижестоящие начинают, мягко скажем, бузить, по крайней мере словесно.

Константин Малофеев, основатель телеканала "Царьград", председатель общества "Двуглавый орёл". Фото: Телеканал "Царьград"

К.М. Я бы охарактеризовал это одним простым ёмким русским словом – зажрались.

Ю.П. Жестко.

К.М. А как иначе о них сказать. Вот эти люди, они так оторвались от реальности, эти депутаты-чиновники, которые употребляют такие выражения по отношению к собственному народу, что становится совершенно понятно, что они себя не ассоциируют с народом. Они считают, что есть мы, высшая каста, и есть они. Вот им мы говорим, что вы на 3,5 тысячи рублей можете жить.

А когда им предлагается – им кажется, что это оскорбление. Ну почему, как можно мне…

Ю.П. Статус не позволяет.

К.М. Да, что вы, статус не позволяет. А вы попробуйте. Эта история – она, конечно, драматична. Она демонстрирует, что, к сожалению, статистика бывает живой. Мы знаем эти цифры, что летом этого года Росстат зафиксировал разницу между 10% самых богатых и самых бедных в 15 раз в России, что чрезвычайно много, и до 50 раз в Москве, где живут самые богатые люди страны. Это очень большая разница.

Наши оппоненты, идеологические, которые говорят про революцию, говорят, что при революции был большой разрыв. И поэтому бедные не выдержали. Там был разрыв 6 раз, между 10% самых богатых и 10% самых бедных. Это не значит, что это хорошо. Может быть, это тоже было одной из причин революции. И, безусловно, одной из причин это было. Но сейчас 15. И вот эти чиновники и депутаты, каждый из которых не живет вовсе на свою зарплату, а только занимается эквилибристикой при составлении декларации, чтобы не увидели, насколько он богаче, чем он претендует казаться, эти люди говорят так своему народу.

Это полное безобразие. Так нельзя. Они совершенно оторвались. Они никого не представляют. Это базовая проблема демократии, о которой тоже мы не раз говорили, что это совершенно фейковый строй. Потому что, пожалуйста, демократично избранные политики. За них голосовали. Но голосовали-то за портрет на билборде. А настоящий человек вон какой оказался. Поэтому без настоящего отбора людей, занимающихся государственной политикой, в чиновники и в депутаты, настоящего отбора, когда туда приходят люди, которые понимают, ради чего они учатся, - без этого невозможно.

А у нас такого отбора нет. Не у нас этого нет. Нет ни в одной европейской стране. Мы просто там не живем. И нельзя говорить: а там таких слов люди не употребляют. Употребляют. Везде при демократиях это возможно. Потому что это вранье, что этот депутат представляет интересы этого народа. Это не так, он не представляет. По-настоящему интересы народа представляет сам народ. Когда он собирается в небольшие свои организации, скажем, подъездные, когда он друг друга знает. Или представляет руководитель профессиональный, профессионально назначенный. А профессионально чиновник должен назначаться в связи с большим отбором. И у нас начались небольшие изменения в законе о госслужбе, и вообще в практике рекрутирования чиновников. Вы видите новый призыв губернаторов, которые прошли через специальные программы.

Ю.П. Я с вами согласен, люди голосуют за билборд. Билборд не будет защищать твои интересы.

К.М. Нет. А чиновник обязан, как профессионал своего дела, защищать интересы, он для этого поставлен. Его так нужно образовывать, воспитывать. Он должен назначаться по конкурсу. И тогда этот чиновник, назначенный по конкурсу, его можно спросить – и он будет знать, что он прошел с 12 баллами, за ним, с 11 баллами, еще три. Он допустил ошибку – за ним стоит очередь. А сейчас у нас так не считают.

Но когда смотришь на пустые глаза этих персонажей, которые вот так говорят своим людям, – это же что у него в голове вообще в этот момент, или у нее? Как она может это говорить? Это значит, она не знает, как человек живет. Она просто так далека от его проблем, она действительно считает, что просто ее сейчас обижают, зачем-то говорят ей грубости. Она не понимает, что человек живет на эти деньги. Что ему действительно тяжело. Что когда обращаются многодетные – им действительно тяжело растить. А другим действительно тяжело прожить на эту зарплату. Они не представляют, они страшно оторвались. Для того чтобы они не отрывались, они должны быть либо народными депутатами, близкими к народу, либо профессиональными чиновниками, назначенными по большому конкурсу и с большой ответственностью за то, что они делают.

В отличие от монархии, которую я сейчас описывал, когда есть профессиональный класс чиновников и есть земство, из депутатов, максимально приближенных к народу, при демократии депутаты оторваны от народа, а чиновники не перед государем отвечают.

Ю.П. Но ситуация не фатальная. То есть она абсолютно исправима, тем вариантом, который вы предлагаете. При этом даже тем, кто нуждается в представительском, скажем так, органе…

К.М. Земство. Но земство должно быть бесплатным. Депутаты никакого уровня не должны получать зарплату.

Никогда. Хочешь представлять народ – представляй. Так живи его жизнью, на его зарплату. Вот, ты учитель, главврач, директор школы. Тебя избрали – ты и работай. Собирайся на сессии. Непрофессиональные. Они что, все профессиональные законодатели? Не смешите меня. Там три человека из этого заксобрания, которые реально могут писать законы. Все остальные представляют какие-то там группы интересов. Пожалуйста, иди и заседай, за свои собственные деньги, за свою зарплату. Не отрывайся от той среды, которая тебя выдвинула. Представляй ее. А чиновник-профессионал должен отвечать как профессиональный управленец. И конкурс должен быть среди чиновников. И назначаться они должны не по знакомству.

А.А. Может сложиться впечатление, что, помимо прочего, проблемой и причиной того, что происходит у нас в стране, является отсутствие смыслов и отсутствие какой-то корневой базы. В ноябре состоялся второй Всероссийский съезд Общества развития русского исторического просвещения «Двуглавый Орел». Где как раз и поднимались вопросы нашей государственной, политической идентичности. Вы могли бы ее описать?

К.М. Мы – православные. Это первое. Второе. Мы – Империя. Всё. Если мы научимся себя осознавать, во-первых, православными, во-вторых, жителями Империи – у нас все встанет на свои места.

Православие дает нам этический кодекс. Он дает нам нравственные ориентиры. А осознание того, что Россия является Империей, дает нам лекарство от всех болезней. От болезни национализма. Потому что Империя – это не национальное государство. От болезни бюрократизма. Потому что в Империи правят не чиновники, в Империи правит император.

Разные бывают периоды в жизни Империи. Но такого засилья чиновников, как в демократиях, не бывает при монархиях. Потому что во Франции, например, существует термин – «техносфера». Макрон, например, это кандидат техносферы. Его выбрали, независимо от того, там знал кто-то Макрона до выборов, не знал. Вот, пожалуйста, через год получите президента. Средства массовой информации есть, техносфера одобрила, она же вся масонэрия, разумеется. Пожалуйста, вот вам президент. При демократиях всегда будет засилье чиновников. Так это устроено. Только когда у тебя существует арбитр в виде монарха, можно избежать засилья чиновников. А засилье чиновников – это и засилье политиканов в виде депутатов, и олигархов, то есть денег. Потому что на эти деньги можно купить соответствующих депутатов и можно купить чиновников. А они, в свою очередь, помогают олигархам. И вот, таким образом, эта смычка будет всегда существовать. Эти олигархи существовали в истории всегда, начиная с Карфагена, потому что замечательная была Венеция, всем известная. Наконец, нынешняя Америка. Посмотрите, избрали верховного человека, который мало что может сделать, потому что он весь обложен олигархией. У нас, благодаря личности Путина, сейчас родовые травмы демократии – они не видны.

Только из-за его личности и личного авторитета. Не связано с тем, как это прописано в Конституции. Как только вместо Путина у нас будет другой, более слабый президент – все это по швам будет расползаться, в соответствии с нашей Конституцией. Будет расползаться в сторону политиканов, чиновников и олигархов. Поэтому мы на этом втором съезде и говорили о том, что нашей целью - при этом мы не являемся политической партией - мы призываем политические силы страны к тому, что должно произойти Конституционное собрание, согласно действующей Конституции.

И на этом Конституционном собрании, мы считаем, должна быть изменена форма правления. Потому что при республиканской демократической форме правления процветание народа России невозможно. Когда наши друзья-патриоты, которые с ностальгией вспоминают Советский Союз, говорят нам о том, что в Советском Союзе же не было монархии, а как прекрасно жилось народу, нам остается им только сказать: да, но это был эрзац монархии. Что, генеральный секретарь и окружающее его Политбюро, или тем более Сталин 50-х годов, он был более демократический президент, чем монарх? Да нет, конечно. Это был, как выражается современная молодежь, косплей царя. Он играл царя. И вообще, всё остальное было очень похоже. Вот чем занимались в Советском Союзе. И именно поэтому была социальная справедливость для народа. Потому что не было вот этой прослойки буржуазии, в лице олигархата, в лице профессиональных политиканов. И поэтому всегда от высшей власти до народа была маленькая дистанция. Можно это повторить еще раз? Нет. Потому что Советский Союз развалился, потому что не было церкви у его основания.

А вот если Советский Союз плюс церковь и плюс монарх – будет замечательное государство. Мы же не против. Мы за социальную справедливость, как монархисты. Мы против того, чтобы полагали, что маленький искусственный период, в течение которого просуществовал Советский Союз, действительно, может быть магистральной дорогой России. Это невозможно. Без церкви Россия не устоит. А церковь вне монархии невозможна. Сейчас первый период за всю историю церкви, когда есть Патриарх, но нет царя. Никогда так не было. Был царь, например, а не было Патриарха. Но сейчас первый раз существует Патриарх, а ему соответствует в симфонии властей демократический президент. Так не может быть. Потому что церковь занимается делами спасения, вечной жизни. А кто будет заниматься политическим отстаиванием православия? Это должно делать государство. А государство к этому не готово. Потому что в Конституции написано, что мы многонациональное поликонфессиональное государство. Социальная справедливость невозможна без высшей власти, которая не ворует для себя и не является демократической, потому что она боится, что завтра уйдет.

И невозможна без нравственности, христианской нравственности, которая есть в церкви. Поэтому мы на втором съезде «Двуглавого Орла» говорили о том, что нет никакой напряженности или противоречий в социальной справедливости, которую дал нам Советский Союз, поздний Советский Союз, после «красного террора». Нет таких противоречий.

Андрей Афанасьев, политический обозреватель Телеканала "Царьград"

А.А. Вы сейчас, что называется, порвали шаблон, как выражается все та же молодежь в интернете. Потому что это и является главной претензией ко всем монархистам, к носителям монархических идей, что полностью отметается все наследие Советского Союза. То есть все-таки что-то можно взять. И как определить, что можно взять и что оставить, при синтезе этого нового монархического грядущего строя?

К.М. А всё правдивое и истинное взять, а всё неправдивое и искусственное выкинуть. Что было искусственное? А то, что люди того времени считали искусственным. Что, кто-то верил в марксизм-ленинизм в 60-х, 70-х, 80-х? Нет. От этого Советский Союз и сгорел. От того, что элита Советского Союза не верила в эти декларируемые тезисы, потому что никто не строил настоящий марксизм в этот момент. Это было совершенно другое государство, построенное при Сталине. И на самом деле это была недороссийская империя. Просто некоторые слова не успели доназвать. Если бы Сталин всеправославное совещание провел, как ему хотелось, и Константинопольский Патриарх прилетел бы, и Москва была бы названа Третьим Римом в 48-м году, так, может быть, по-другому бы пошла вся история Советского Союза.

А она не пошла. И в результате он остался на двух стульях. С одной стороны, победитель в войне, и победителем был русский народ, о котором сказал Сталин в своем известном тосте. А с другой стороны – марксизм-ленинизм, преподающийся всей элите. Безусловно, это была шизофрения, с этим нельзя было жить. И вот что случилось, это разорвалось. Поэтому, конечно, это можно и нужно совместить, всё лучшее из Советского Союза, правдивое. А это социальная справедливость. Со времен Петровских реформ в Российской Империи элита оторвалась от народа. Три, два процента населения говорили по-французски, чувствовали себя гораздо более европейцами, это дворянство. И крестьяне, которые оставались в рамках православной цивилизации, и так себя мыслили. И в результате мы пришли к 17-му году вот с этими двумя мирами. Эти миры объединились после революции. К сожалению, путем колоссальных кровавых жертв. И уничтожения фактически этой элиты. Хотя в них были прекрасные и лучшие представители страны. И полно было дармоедов. И сейчас мы, слава Богу, имеем единый народ. И это последствия советского столетия. Но без правды о русском народе, о том, что русский народ невозможен без православия, те, кто ностальгирует по Советскому Союзу, стремятся опять в эту фейковую шизофреническую реальность. Мы, православные патриоты, тоже за социальную справедливость.

И она возможна и нужна. Тот, кто вспоминает с любовью Российскую Империю, не обязательно стремится к крепостному крестьянству. Более того, мы ярко против этого. Потому что наши любимые императоры – это те, которые как раз были против крепостного крестьянства и которые были против освобождения дворян от службы, одновременно с закрепощением крестьянства. Это западники императоры, типа Екатерины Второй, устанавливали подобное. А в то же время императоры почвенники, например, как Александр Третий или, например, как Александр Первый, который стремился к отмене, после особенно победы над Наполеоном, они как раз стремились к социальной справедливости. Они понимали, что они являются царями и русского народа, а не только дворянства. Поэтому я не думаю, что между нами существуют действительные противоречия. Противоречия нам навязываются, сознательно и специально, нашими западниками-либералами, которые желают держать красных патриотов отдельно от белых. И натравливать их друг на друга. Мы это очень хорошо сознаем. И надеемся, что красные патриоты тоже это понимают. Во всяком случае, лучший из них, Проханов, к которому я отношусь с большим уважением, это понимает. Мы с ним это обсуждали не раз.

А.А. Константин Валерьевич, благодарю вас за этот глубокий разговор. Это была программа «Идеократия» с Константином Малофеевым. Мы обсуждали события ноября. Предлагаю уже по традиции встретиться через месяц, в конце декабря.

К.М. Спасибо.

Ю.П. Спасибо. 

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Штрафы, налоги, ГМО: чем удивит декабрь? Протоиерей Андрей Ткачев. Музыка исцеляет. Сергей Рахманинов и Хосе Каррерас
Новости партнёров