«Идеократия» с Константином Малофеевым. О футболе и Четвертом рейхе

Константин Валерьевич Малофеев, основатель телеканала «Царьград», председатель общества «Двуглавый орёл», и журналисты редакции обсуждают главные темы июня 2018 года, факты, смыслы и то, что реально стоит за происходящими событиями, в программе «Идеократия».

Идеократия — власть идей

[< гр. idea идея + kratos власть] 

Елена Шаройкина, генеральный директор телеканала "Царьград":

Здравствуйте, Константин Валерьевич.

Константин Малофеев, основатель телеканала "Царьград", Председатель Общества «Двуглавый Орёл»:

Здравствуйте.

Е.Ш.: В эфире программа «Идеократия» с Константином Малофеевым. Мы задаем вопросы по самым резонансным темам прошедшего месяца. Это две темы, которые взорвали информационное пространство: чемпионат мира по футболу и пенсионная реформа.

Но так как телеканал «Царьград» объявил 100-дневный мораторий на критику правительства, я предлагаю сейчас не обсуждать пенсионную реформу, а вернуться к этому в сентябре, когда наш мораторий закончится. И перейти к чемпионату мира.

Хотела узнать Ваше мнение, как Вы оцениваете это событие, в первую очередь для России, с разных точек зрения: экономической, политической, спортивной.

Константин Малофеев и журналисты редакции обсуждают главные темы апреля в студии телеканала "Царьград". Фото: Телеканал "Царьград"

К.М.: Как болельщик я был на многих чемпионатах мира в других странах. Был и на том чемпионате Европы в 2008 году, когда мы стали полуфиналистами. Поэтому для нас, болельщиков всей страны, которая переживала за нашу сборную, это, конечно, потрясающее, выдающееся событие. Мы можем здесь, дома, никуда не уезжая, с детьми посетить футбольные матчи с футбольными звездами такого вселенского уровня, как Роналду, Месси, Неймар, Суарес. А для тех людей, которые, как я, попали под санкции, это единственная возможность.

Безусловно, чемпионат имеет также огромное значение с политической точки зрения. После всех этих неудачных попыток изолировать Россию со стороны выпадающих в тираж британских и американских спецслужб, которые унизились уже до того, чтобы травить морских свинок и котов в доме у Скрипалей, придумывают «новички», еще какие-то несуразные поводы для того, чтобы изолировать Россию в глазах мирового сообщества. Достают расследования по поводу лайнера четырехлетней давности, не добавляя ничего нового, лишь пытаясь создать негативный информационный фон.

На этом фоне впечатления двух миллионов иностранных болельщиков, приезжающих и радующихся здесь, видящих нашу открытость, наше гостеприимство, отсутствие на улицах всего того, что им показывали по телевизору, конечно, наносят удар по огромной пропагандистской западной машине, которая очерняет Россию. Чемпионат мира — это прекрасная история. Во всех странах продается атрибутика, потому что весь мир смотрит чемпионат, это самое смотрибельное мероприятие, более чем Олимпиада. Весь мир знает, что это Россия, весь мир видит картинки. Во всем мире замечательное отношение к России. Чемпионат — это потрясающее, правильное, очень хорошее мероприятие.

Андрей Афанасьев, политический обозреватель телеканала «Царьград»:

Помимо каких-то спортивных достижений, хочется подробнее обсудить достижения геополитические и информационные, потому что Россию на протяжении десятилетий пытаются загнать в информационный вакуум. А тут появилась такая возможность выйти на самые широкие аудитории во всем мире. Мы полноценно используем эту возможность?

К.М.: Мы ее используем наилучшим образом. Сейчас работает «сарафанное радио». Люди пишут домой. Они присылают снятые на смартфоны смешные видео с улиц Москвы, Екатеринбурга, Калининграда, Саранска, других городов. И они показывают настоящую Россию. Эта информационная волна гораздо важнее, чем волна СМИ.

В Европе слишком много говорилось о кремлевской пропаганде. Поэтому у людей все равно есть некая настороженность к любым нашим средствам массовой информации. У них точно есть настороженность к своим средствам массовой информации. Но к тому, что тебе прислал твой друг, товарищ или даже друг твоего друга, который приехал в Россию, никак нельзя отнестись с недоверием: это и есть настоящая правда. И вот это, конечно, совершенно разрушает многомиллиардные инвестиции и огромные усилия, которые были потрачены глобалистским агитпропом на очернение путинской России.

Путинская Россия оказалась настолько замечательна, что сейчас Трамп говорит о том, что русские сделали фантастическую работу по проведению чемпионата. Инфантино говорит эти слова. Разумеется, говорят они это в каждой стране, но я был на других чемпионатах, был на Олимпиадах. Так же, как наша Олимпиада в Сочи была прекрасно организована, была лучшей из зимних Олимпиад, я могу сказать, что наш чемпионат мира по футболу организован прекрасно.

Я помню, например, чемпионат 2002 года в Португалии, где не был положен асфальт около стадионов, и мы шли по дымящемуся гудрону. А на этом стадионе проходили ключевые матчи. И ничего, был такой чемпионат. У нас, пожалуйста, нигде уже не дымится асфальт и нет никаких неудобств. Поэтому я думаю, что «сарафанное радио» — это наш лучший информационный союзник.

Константин Малофеев, основатель телеканала "Царьград", председатель общества "Двуглавый орёл". Фото: Телеканал "Царьград"

Е.Ш.: Но интересно, что с Олимпиадой такого информационного прорыва не произошло. И именно в формате чемпионата мира по футболу западные газеты выходят с заголовками статей, о которых мы не могли бы даже мечтать. Не то чтобы мы так этого хотим, просто они похожи на правду. Интересно, почему именно сейчас?

К.М.: Потому что чемпионат мира по футболу более смотрибельный и он проходит во многих городах. Олимпиада проходит в одном городе.

По поводу Сочи всегда можно сказать, что чудо сделано в одном месте. А сейчас болельщики объезжают 12 городов. Ездят на поездах, летают на самолетах. Нельзя всю страну причесать и построить «потемкинскую деревню» на всю страну. Они это видят.

Поэтому в шоке находятся даже корреспонденты, которые специально присланы для того, чтобы рассказать узконаправленную правду. Теперь оказывается, что даже они меняют точку зрения.

Поэтому, говоря о политической стороне, пока все идет прекрасно.

То, что касается экономической стороны, есть разные мнения о том, как это отзовется. И я бы здесь был далек от того, чтобы давать какие-то точные цифры. Мы знаем цифры только расходов, это порядка 14 миллиардов долларов. Но мы не знаем точные цифры доходов. Почему? Потому что в доходы входит не только то, что сейчас здесь оставят с помощью своих кредитных карточек болельщики или сколько они заплатят за проживание, питание. Речь идет о том, что туристический поток в Россию вырастет. А это уже цифра, которая будет исчисляться не сегодня, а завтра и послезавтра. И поэтому я бы оценивал эффект от чемпионата в комплексе. Может быть, через два года или через три.

И уж тем более бесценен опыт того, что болельщики увидели: Россия — страна туристическая. В Россию можно приезжать с туристическими целями.

На самом деле, такой имидж до этого был, может быть, только у Петербурга и слегка у Москвы. Но что можно приезжать с туристическими целями в Екатеринбург или, например, в Самару, иностранный болельщик не знал.

На этом чемпионате очень много латиноамериканцев, потому что там нет агитпропа, там Россия не очернена. Кстати, это интересный нюанс. Из Европы болельщиков меньше, чем из Латинской Америки, хотя Европа рядом. Потому что в Европе работает антироссийская машина пропаганды, а в Латинской Америке — нет. Поэтому перуанские, уругвайские болельщики приехали в огромном количестве. А, например, английских болельщиков мало, хотя их сборная выступает прекрасно. Но из-за того, что «Би-би-си» превратилась в оружие пропаганды и создала отрицательный имидж России, болельщики не приехали.

Е.Ш.: Действительно, приехало много болельщиков — около двух миллионов. Некоторые из них продали свою последнюю корову, свое последнее имущество, для того чтобы приехать в Россию по паспорту болельщика без визы. А иностранцу, надо сказать, визу в Россию получить непросто. И эти болельщики теперь стремятся попасть в Европу, пользуясь тем, что у них свободный проезд, попасть в Европу и пополнить количество нелегальных мигрантов в Евросоюзе. Как раз хотелось, чтобы мы затронули эту тему. Передам слово Андрею Афанасьеву.

Елена Шаройкина, генеральный директор телеканала "Царьград". Фото: Телеканал "Царьград"

А.А.: В Европе происходят очень интересные процессы, которые, конечно, требуют глубокого осмысления. Прошел саммит, и его результаты, в принципе, можно считать проходными. Но накануне новое итальянское правительство и парламент приняли документ, в котором черным по белому говорится, что Италия как национальное государство направлено на всестороннее сотрудничество с Россией и будет предпринимать все зависящие от нее усилия для того, чтобы отменить антироссийские санкции.

Как так получается, что некоторые национальные государства в составе Европейского союза уже созрели, уже готовы, и уже даже к власти там пришли люди, отвечающие интересам своего народа и всего континента, всей Евразии? Но при этом тот орган, который стоит над национальными европейскими государствами, по-прежнему к этому не готов. В чем у них там диссонанс?

К.М.: В том, что к власти в некоторых странах, прежде всего в Италии и в Австрии, пришли евроскептики. Они считают, что в начале европейской интеграции стояли известные контрабандисты 50-х годов, которые просто хотели отменить пошлины, для того чтобы было легче торговать сталью и углем.

Так вот, этот кадавр под названием Европейский союз просто утратил какую-либо свою ценность. Он был ценен в тот момент, когда американцы создавали эту как бы европейскую колонию под названием Европейский союз и придавали какие-то формы для лучшего колониального управления. Управлять отдельными странами было достаточно тяжело, а общим пафосом создания Европейского союза, публичным пафосом была ситуация, при которой большая война в Европе невозможна. Прежде всего война между Францией и Германией, которая всегда происходила за последние 100 лет. Поэтому если создать такой союз, в котором будут находиться обе эти страны, тогда и войны не будет. Сюда же заодно затащили Британию, чтобы она за всем этим надзирала. И все вместе они боролись бы с коммунистическим блоком.

Когда коммунистический блок рассыпался в 1990-х годах, всякая необходимость противостоять внешней угрозе пропала. Соответственно, Европейский союз должен был наполниться другим смыслом. А другого смысла у него нет, потому что вся европейская солидарность, права человека, общий рынок — это не звучит.

Во-первых, общий рынок открыт американским товарам. Соответственно, ты уже не общий рынок, а как бы немножко колониальный. Права человека тебе тоже диктуют из Америки. Так что у тебя, собственно говоря, своего, европейского? И оказалось, что своего, европейского, немного. Так немного, что сама Британия, которая должна была быть надзирателем в этом детском саду, взяла и вышла.

Теперь оставшийся Европейский союз, провожая Британию, пытается каким-то образом консолидироваться вокруг чего? Вокруг того, что благодаря приходу Трампа Америка вдруг перестала быть трибуном глобалистской повестки. И тогда Меркель осторожно, заикаясь, сказала, что тогда мы здесь будем лидерами свободного мира.

Между прочим, Си Цзиньпин в прошлогоднем Давосе сказал: «Нет, теперь я лидер свободного мира». Потому что каждый может сказать, что он лидер свободного мира, на то он и свободный мир. И когда Меркель это сказала, они стали формировать какую-то глобалистскую повесточку внутри себя, внутри Европы.

Но оказалось, что без американских штыков, американских спецслужб и американской пропаганды они не могут управиться со своими странами-членами. И в Италии, несмотря на противодействие ЦРУ, НАТО, поскольку в этой стране находится южное командование НАТО, вдруг крупнейшей коалицией стала коалиция «правых», в которой главную роль играла партия «Лига Норда», наши друзья, которых мы приглашали не раз на наш канал, и их лидер Маттео Сальвини, который всегда заявлял о том, что санкции против России должны быть сняты, а Италия не должна следовать европейской повестке.

Главный экономист «Лиги Норда», известный экономист Савона постоянно заявляет о том, что надо выйти из зоны евро и ввести свою лиру, потому что иначе некий банк во Франкфурте печатает деньги, а итальянцы должны беднеть и следовать его повестке. Вот что произошло в Италии. Там к власти приходит эта партия, и с ней никто не может управиться.

У европейцев нет своих механизмов. А американские механизмы буксуют, потому что американцы уже не уверены, что Европа — это их проект. И поэтому европейцы собрались на саммит, чтобы обсудить повестку, которая скукожилась до тактики, как будто собрались управдомы. Они решают, что им делать с мигрантами: накормить или за железный забор вывести. У них другой повестки нет. Они не могут никакие большие вопросы ставить на повестку.

Почему они не решили вопрос по Украине? Потому что они не способны сами внести вопрос в повестку. Потому что американцы не сказали, как мы себя ведем. И они, не понимая, что американцев уже, собственно говоря, и нет в повестке по Украине, не знают, куда двигаться. Итальянцы заявили о том, что санкции с России надо снимать, и это есть в программе победившей коалиции «Пяти звезд» и «Лиги Норда». Они, безусловно, будут двигаться по этому пути. И моя оценка, что в течение двух лет европейские санкции в том или ином виде будут отменены. Европа не сможет их удерживать каждые полгода. У нас есть Италия, Австрия, Венгрия, Болгария, выступающие против этого. Потому что никакого смысла для Европы продлевать санкции нет.

То, что Украина нарушает минские договоренности, знают уже даже европейцы. То, что Украина не собирается их соблюдать, заявляют сами украинские министры. Почему итальянские производители, австрийские предприниматели должны страдать в связи с тем, что Украина не соблюдает «Минск-2»? Объяснить это невозможно. Это как страх щенка перед газетой: американские хозяева ушли из дома и сказали европейскому истеблишменту, дескать, Бобик, выживай, как хочешь. Бобик остался, но он не знает, что делать. Ему сказали: «Место», и он лежит. Вот что сейчас происходит. Команды больше нет. И поэтому, если не произойдет ничего сверхъестественного, я думаю, что мы двигаемся к поэтапному снятию санкций.

Е.Ш.: Мы заговорили о сверхъестественном. Поэтому я хочу спросить, а будет ли являться сверхъестественным распад Евросоюза? Это вообще возможно?

К.М.: Если говорить с евроскептиками — с австрийцами, с итальянцами, с венграми, — то, безусловно, возможно. Европа устроена достаточно просто. Так же как, например, был устроен Советский Союз. Есть страны-доноры или республики-доноры, как было в Советском Союзе, и есть дотируемые республики или страны. Так вот, к странам-донорам относится очень маленькая часть Евросоюза. Это старый Евросоюз. А все вновь принятые туда бывшие восточные страны или юг Европы — это все страны-реципиенты, которые получают помощь. И поэтому у них мало голоса. Почему? Потому что они получают кто миллиард, кто два миллиарда дотаций из Европейского союза, а кто-то — еще большую сумму. Без этих дотаций они не представляют, как сверстать бюджет, и поэтому я считаю, что у них будут социальные последствия при выходе из Евросоюза.

Это все может быть заменено доходами этих стран в случае транзита российских углеводородов. Чтобы было сразу понятно, объясню, почему у нас не прошел, например, балканский проект, а почему у нас проходит «Северный поток-2» и прошел «Северный поток-1». Ни «Северный поток-1», ни «Северный поток-2» не влияют на внутренние расклады внутри Евросоюза. Доминирующая Германия получает газ напрямую от России. И, соответственно, геополитически продолжает диктовать свою волю внутри Евросоюза. В то же время, если бы через Балканы, например, прошла наша труба, доходы стран по дороге сделали бы для них возможным быть независимыми от Европы.

Вот в чем настоящая причина того, почему газ идет сверху, а не снизу. Все остальное, о чем они бормочут, называют третьим энергопакетом в Европейском союзе, отделением производителя от дистрибьютора, — это все ерунда.

Германия становится доминантным игроком в Евросоюзе. В связи с выходом Британии у нее практически нет конкурентов. Макрон, конечно, может говорить очень красивые слова и вообще, между прочим, он показал себя довольно умным пареньком, по крайней мере, во внешней политике. Говорит он ровно то, что потом происходит, и от этого создается ощущение, что он что-то решает. Но, разумеется, с точки зрения экономики он не может поспорить с немецким владычеством.

Таким образом, Германия, выдавив Британию, согласившись на ее выдавливание, потихонечку подминает под себя Евросоюз. Как только маленькие страны это поймут, они поймут, что их промышленность будет закрываться, например, как поняли в Италии. Вот почему там выросли евроскептики: промышленность закрывается в пользу немецкой, начинают покупать немецкие товары, и эти страны становятся рынком сбыта. На это не готовы государства Южной и Восточной Европы и они начинают защищать своих производителей. А начиная защищать своих производителей, немедленно получают от Европы жесткие указания, что мы вам тогда не дадим очередные дотации.

Как только появится воля и желание той или иной политической силы в Восточной или Южной Европе перестать плясать под дудку немецкого диктата, они оттуда выйдут.

То, что касается развала Евросоюза как такового, я сомневаюсь, что он случится именно в таком виде. Я думаю, что он может нам еще принести каких-нибудь пару-тройку «брекзитов». Но то, что останется некий Четвертый рейх, экономический, во главе с Германией и окружающими странами-сателлитами, это вполне возможно.

А.А. Если экономически у немцев, может быть, все идет не так плохо, то чемпионат они однозначно провалили.

А.А.: Если экономически у немцев, может быть, все идет не так плохо, то чемпионат они однозначно провалили.

К.М.: Как говорится, поле ровное, мяч круглый. Поэтому футбол — это всего лишь игра.

Е.Ш.: Как вы считаете, для Германии имиджевые потери будут в Европе? Ведь они теперь нашли объяснение, кто виноват — турецкий игрок, который внутри немецкой сборной. Требуют, чтобы он куда-нибудь перешел. Видите, миграционный кризис и здесь сыграл свою роль.

К.М.: Там вполне себе немецкий Мюллер, например, на мой взгляд, задержался в команде, и совсем немецкий Йоахим Лев тоже 15 лет уже почивает на лаврах. Поэтому я далек от этой мысли. Мне кажется, что если это и может иметь какой-то эффект, то гораздо меньший, чем миграционная проблема в самой Германии. И противостояние министра внутренних дел, председателя Баварской партии ХСС Зеехофера с Меркель, с которой они составляют коалицию, происходит по поводу миграционных проблем внутри Германии. Конечно, каких-то негативных элементов это добавит, безусловно. Но через две недели вопрос уйдет с повестки дня, и, я думаю, они вернутся к своим внутренним проблемам.

Спорт — это праздник. Футбол — это игра. И я бы на этом закончил о футболе, поговорим о чем-нибудь более серьезном.

Е.Ш.: Если говорить о действительно серьезных и интересных новостях текущего месяца, то хочется вспомнить о том, что ВЦИОМ провел исследования лидеров начала прошлого века, середины прошлого века, и победил в этом опросе Николай Второй. С чем вы это связываете?

К.М.: С тем, о чем мы всегда говорим на нашем канале — с ростом монархических настроений в обществе. Это связано, конечно же, в том числе с личной популярностью Владимира Владимировича Путина. С сильной рукой, которую молодежь, например, трансформирует в желание авторитарной, автократической, единоличной власти, коей является монархия. Но также связано и с лучшим узнаванием истории. И этот год, когда много чего происходит и говорится о семье Николая Второго, о нем самом, об этой трагедии, о революции, расставляются правильные акценты, конечно, больше внимания уделяется фигуре государя-мученика, великого государя. И я думаю, что происходящее связано с этим.

Конечно, Николай Второй — более состоятельный политический лидер России, чем Сталин. Я сейчас не буду говорить даже об окрасе. Я сейчас говорю для белых и красных патриотов.

Я не буду сейчас говорить о том, что Сталин — кровавый тиран, отправивший миллионы людей за решетку, а до этого бывший разбойником и террористом, а государь Николай Второй был царем-мучеником и прекрасным семьянином. Я сейчас поговорю о них как о политических деятелях. В этом случае налицо результаты их правления.

Если мы говорим, что Сталин пришел после Ленина и был всего лишь на вторых ролях в революции, то он, безусловно, сделал многое для страны как политический деятель. Сталин сделал индустриализацию. Это не означает, что Россия была неиндустриальной страной при Николае Втором, но она была деиндустриализирована Гражданской войной и разрухой. Так вот Сталин рекрутировал лучшие кадры. И сталинские наркомы 1950-х далеки от сегодняшних министров. Я сейчас не про критику правительства, я вообще про министров нынешнего поколения.

Сталинские наркомы умирали, но выполняли то, что обещали, в срок. Это произошло при нем. При нем произошла Победа. Огромной ценой. Но это была Победа, а не поражение. Я это признаю, мы все это понимаем.

Но мы мало знали про царствование Николая Второго. А если мы царствование Николая Второго поставим рядом с квазицарствованием Сталина, то увидим, что за это время выросло население империи, в отличие от ситуации при Сталине. И это несмотря на войну. А это была всемирная война, великая война, как ее называли современники. И Россия потеряла гораздо меньше людей — пять миллионов человек против 25 миллионов во Второй мировой войне. И фронт удерживался совсем в другом месте.

Кто был лучше готов к войне, у кого были лучше войска, кто был лучшим главнокомандующим? А при этом царь не в Кремле сидел, царь сидел в Могилеве, в непосредственной близости от фронта.

То, что касается экономики, то это экономическое чудо благодаря Столыпину, благодаря другим именам мы узнали даже раньше. Мы узнали об экономическом триумфе Российской Империи. О построенных железных дорогах, 60% из которых до сих пор составляют наше железнодорожное хозяйство — через сто с лишним лет. Мы узнали о наших достижениях в области рабочего законодательства, в области образования. Мой любимый пример в отношении бюрократии, которой было в 10 раз меньше, чем сейчас, и гораздо меньше, чем в Советском Союзе.

Вот что представляла из себя экономически страна политического лидера Николая Второго.

Николай Второй был лучшим правителем России за весь XX век и уж точно первую половину XX века. Слава Богу, что в связи с нынешней информационной открытостью, посвященной этому нашему трагическому году — 100-летию убиения царской семьи террористами-большевиками, — мы больше узнаем про его царствование. И чем больше мы будем узнавать, тем больше Николай Второй будет считаться населением великим царем, его перестанут сравнивать со Сталиным.

На третьем месте там вообще находится иуда Ленин, который, конечно, никоим образом не может встать в ряд даже с тем же Сталиным. Потому что он страну только разваливал, а Сталин для нее сделал и нечто хорошее, готов это признать.

В отношении государя Николая Второго мы должны помнить о своем долге. Мы должны покаяться перед Богом за то, что произошло 100 лет назад, когда народ отрекся от своего Государя, перевернуть эту страницу и идти в будущее, понимая, что произошло в прошлом.

И как глава Общества исторического просвещения «Двуглавый орел» я призываю всех зрителей, всех членов общества, всех сочувствующих, всех, кому небезразлична судьба Государя, 16 июля приехать в Екатеринбург и пройти вместе с нами крестным ходом от Храма-на-Крови, который построен там, где в подвале Ипатьевского дома была расстреляна семья царственных мучеников, до Ганиной Ямы. Отслужить вместе с Патриархом, помянуть всех расстрелянных новомучеников российских и помолиться о том, чтобы всегда живые Святые Царь, Царица, Царевич и Царевны молились Богу о нас и о России. С тем, чтобы Господь простил нас, отпустил нам этот грех, и мы шли в будущее с легким сердцем, чистой душой.

Спасибо, коллеги. До встречи через месяц.

А.А.: До встречи.

Е.Ш.: Спасибо.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Болельщики не выдержали накала игры Россия-Испания - LIVE Протоиерей Андрей Ткачев. Композитор Владимир Дашкевич о государственной музыкальной политике

Оставить комментарий