Нужно ещё больше чиновников: Медведев разъяснил главные потребности России

  • Нужно ещё больше чиновников: Медведев разъяснил главные потребности России

Премьер-министр России Дмитрий Медведев написал статью «Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития», которая вышла в октябрьском номере научного журнала «Вопросы экономики». В материале глава правительства попытался при помощи научных методов объяснить, к чему шла вчера и идет сегодня наша страна, зачем нужно было повышать пенсионный возраст и чего государству сейчас не хватает больше всего

Статьи на глобальные экономические темы всегда представляют интерес не только для специалистов, чиновников, экономистов и бизнесменов. Сегодняшняя ситуация в экономике России в условиях последних мировых трендов начинает все больше заботить и простых людей, которые понимают, насколько сильно качество и условия их жизни зависят от экономических решений.

В этом смысле статья Дмитрия Медведева в октябрьском номере журнала «Вопросы экономики» адресована самой широкой аудитории. В ней есть и цифры, и разъяснения достаточно простым языком.

Надо отдать премьеру должное: сразу после публикации диссертации Алексея Кудрина, содержащей апологию как прошлого, так и нынешнего экономического курса страны, увидело свет и новое творение Медведева, которое говорит о похожих вещах, но совсем другим языком.

При этом господин премьер не позволил себе уклониться от неудобных тем, смело препарируя экономические реалии при помощи статистики и большого спектра научных методов. Премьер затронул не только экономические, но и социальные вопросы. Речь в статье идет и о повышении пенсионного возраста, и о политике «затягивания поясов» в кризис, и об инновациях как новом векторе развития.

Один из наиболее ярких выводов премьера – стране не хватает чиновников, с помощью которых Россия могла бы покорить новые цифровые и инновационные высоты, а также занять при расширении несырьевого экспорта прочное положение на мировой арене как с экономической, так и политической точки зрения.

Чем продиктована необходимость говорить в статье об этих вещах и насколько своевременно премьер поставил все эти вопросы?

Премьер-министр России Дмитрий Медведев. Фото: Anton Veselov / Shutterstock.com

С гордо поднятой головой

В начале материала Медведев обозначил нынешнее положение России. Премьер отметил, что страна сегодня вынуждена развиваться и ставить перед собой амбициозные задачи в условиях беспрецедентного внешнего давления, санкций и слабого роста экономики. Впрочем, это не мешало и не мешает России не прогибаться под жестокий западный мир, страна справляется с ударами, уверен глава правительства.

Практически все ведущие страны сталкиваются сейчас с новыми вызовами. К этим вызовам – экономическим, технологическим, социальным, экологическим – следует также отнести усиливающуюся геополитическую напряженность. Можно констатировать, что глобальный кризис, начавшийся в 2008 году, открыл в мире период нестабильности, быстрых, порой радикальных перемен и низкой предсказуемости,

– написал Медведев.

Он уверен, что Россия достойно пережила эти потрясения за счет принятия своевременных экономических мер, которые вывели страну за рамки того поля, в котором по ней мог быть нанесен гораздо более серьезный удар.

«При всех выпавших на долю России сложностях страна смогла достойно ответить на вызовы турбулентного десятилетия. Мы предотвратили развертывание макроэкономического (и особенно финансового) кризиса, смягчили острые финансовые проблемы, не допустив критического роста долговой зависимости, избежали кризиса банковской системы. Еще важнее, что страна не попала в ловушку политического кризиса», – считает премьер.

Стратегия, разработанная тогда переживающим ныне свою либеральную реинкарнацию экс-министром финансов Алексеем Кудриным, принесла свои плоды и обезопасила страну. Однако цена была очень высока: экономический спад, падение промышленного производства, массовые увольнения и многое-многое другое. Последствия того кризиса мы очень четко ощущаем и сегодня.

Ведь не секрет, что с тех пор прочно вошло в обиход понятие «кубышка Кудрина». Кубышка, которая по старой традиции пополняется из средств, предназначенных на самом деле для развития отечественной экономики. Для России при нынешней цене нефти более чем в 84 доллара за баррель «черное золото» по-прежнему стоит 40 долларов. Все доходы сверх этой отсечки направляются в резервы России, на которые отчасти потом закупается валюта.

Quo vadis, Россия?

После этой номинативной части Медведев буквально «берет быка за рога». Итак, Россия была спасена в кризис, а сегодня противостоит внешнему давлению. Как же ей быть дальше? С внешнеэкономической точки зрения премьер уверен – будущее для страны уже наступает. И будущее это глава правительства видит в масштабной цифровизации всех процессов.

Что необходимо для цифровизации процессов в социально-экономической сфере? Внедрение технологий, роботизация, словом, трудиться за человека все больше должны машины. Однако Медведев предлагает решать эту задачу с другого конца – наоборот, увеличить штат чиновников, которые могли бы курировать цифровую и инновационную сферы.

«Современные технологии ставят вопрос о качестве государственного управления на первое место среди всех направлений институциональной модернизации. Появятся в достаточном количестве государственные и муниципальные служащие, руководители госучреждений с соответствующими (цифровыми) компетенциями. По некоторым оценкам, таких работников только в госсекторе должно быть не менее 1 млн», – написал премьер.

Удивительно, но из слов премьер-министра следует, что Россия не может пойти по пути внедрения новых технологий специалистами, хотя путь этот уже был пройден рядом других стран и даже отработан до мелочей. Выходит, что ответственным за этот процесс снова должен стать не научно-производственный комплекс, а и без того раздутый государственный аппарат.

Это положение в статье Дмитрия Медведева уже стало одним из наиболее дискуссионных. Специалисты в целом отмечают, что для широкого перевода всех отраслей экономики на «цифру» необходим не только административный рычаг в виде бюджетных субсидий и одобрений сверху. Ведь технология начинается с ее разработки, а не с разрешения ее внедрить, под которое потом идет подгонка этих самых цифровых решений.

«Миллион чиновников (их уже сейчас 5,3 млн человек), технологические офшоры и т.д. Все это уже Россия неоднократно проходила. Создали огромное количество «институтов развития» (от «Роснано» до «Сколково»), но лично для меня ярким примером «словоблудия» является тот факт, что доля технологически инновационных компаний в России составляет менее 1%, а на 10 тыс. работников приходится лишь 1 промышленный робот против 531 в Южной Корее, 176 в США и 49 в Китае», – отметил в этой связи экономист Юрий Пронько.

Фото: Anton Gvozdikov / Shutterstock.com

Именно поэтому, скорее не вопреки, а в дополнение к словам премьера стоит вспомнить и последние решения по цифровизации. 12 сентября президент России Владимир Путин в ходе выступления на пленарной сессии Восточного экономического форума (ВЭФ) поручил правительству разработать национальную программу развития Дальнего Востока до 2025 года. Стратегия предполагает масштабное внедрение в регионе новых технологий, цифровизацию экономики, включая создание мощностей Big Data (технология обработки очень больших массивов данных).

Для этого на Дальнем Востоке откроются цифровые представительства крупных российских компаний, что подтолкнет вперед и экономическое развитие этого уникального и недооцененного региона. Здесь стоит отметить, что президент вовсе не говорил о необходимости привлечения к этому процессу новых армий чиновников, напротив, начало будет положено именно с технологической стороны. Пусть даже Дальний Восток в этом плане является единичным примером, не всем субъектам ведь суждено стать «вторыми Сколково».

О самом наболевшем

В своей статье Дмитрий Медведев также дал научное обоснование «неизбежному» повышению пенсионного возраста в России. По его словам, если бы соответствующее решение не было принято, страну ждали бы тяжелые последствия.

«Очевидно, что сейчас мы уже не можем пользоваться нормами почти 90-летней давности. Если это игнорировать, то ситуация со временем лишь усугубится. И по сравнению с предлагаемыми сегодня неизбежные в дальнейшем решения будут более жесткими и болезненными», – написал глава правительства.

Премьер также повторил ставшие уже привычными умозаключения об устаревшей планке возраста выхода на пенсию, которая была установлена еще в 1930-х годах.

В 1939 году доля лиц старше общеустановленного пенсионного возраста (мужчины 60+, женщины 55+) составляла 8,6%, в 2002-м — уже 20,5%, в 2018-м — 25,4%, а к началу 2036 года она возрастет до 30%. Если на начало 2018 года на 1000 лиц трудоспособного возраста приходилось около 450 лиц старше трудоспособного возраста, то к началу 2036-го их число вырастет примерно до 550,

– обосновал Медведев.

По его словам, правительство России выбрало один из трех возможных путей решения проблемы. Первый путь – повышение тарифов отчислений в пенсионную систему. Этот путь был признан несостоятельным, так как привел бы к переводу людей на зарплаты «в конвертах» без реальных отчислений. Второй путь – снижать размеры пенсий. Это также было отброшено. Наконец, третий путь – повышать возраст.

Медведев в этом научном анализе, впрочем, не коснулся, например, соотношения дефицита Пенсионного фонда с объемом запасов в Фонде национального благосостояния (ФНБ), то есть в одном из «карманов» той самой кубышки. По словам первого вице-премьера, министра финансов России Антона Силуанова, дефицит ПФР составляет сейчас 1 трлн рублей. В ФНБ на данный момент находится 8 трлн рублей. Впрочем, закрытие дефицита, конечно, не означало бы одномоментный переход пенсионной системы страны на «самоокупаемость». Однако кое-что для поддержки Пенсионного фонда за счет сверхдоходов государства сделать было бы можно.

Изнанка российского экспорта

Ни для кого также не секрет, что основу российского экспорта составляют сырьевые товары. Это нефть, газ, цветные металлы и прочие ресурсы, которыми богаты недра России. Добыть и продать – существенно проще, чем добыть, переработать, произвести товар и только затем его продать. В условиях галопирующих в этом году цен на нефть Россия все прочнее садится на «нефтяную иглу».

Фото: Robert Lucian Crusitu / Shutterstock.com

Как итог – страдают внутренние производители, которые могли бы перерабатывать сырье в России и продавать полученные товары на внешних рынках. Экономисты предлагали разные рецепты борьбы с этой «иглой».

Сейчас на Дальнем Востоке массово идет на экспорт лес. И потом вдруг начинаются пожары, потому что идет незаконная вырубка леса, и ее скрывают поджогами. Но эта проблема решается вовсе не таможенными методами или усилением надзора. Мы вводим пошлину на вывоз из страны леса-кругляка, например, 500%, и его перестают рубить. И вместо этого лес поступает на деревообрабатывающие предприятия внутри страны, начинается производство мебели, потому что это становится выгодно,

– сказал ранее Царьграду экономист Алексей Лапушкин, объясняя эту проблему на примере экспорта леса. Причем как законного, так и нет.

Снова стоит отдать должное Дмитрию Медведеву, который разделяет в своей статье такую точку зрения.

«Впрочем, проблема изменения структуры российской экономики, включая повышение доли несырьевого неэнергетического экспорта, не теряет актуальности, – признается премьер. – Индикатором успешности импортозамещения должен быть несырьевой экспорт. В 2017-2018 годах российский экспорт вышел на траекторию роста, включая поставки несырьевых неэнергетических товаров и услуг».

Медведев отметил, что к 2024 году экспорт несырьевых товаров должен вырасти с нынешних 134 млрд долларов до 250 млрд долларов. Региональные экспортные программы, по его словам, могут получить поддержку в 1 трлн рублей в рамках специального нацпроекта.

Фото: Joe Techapanupreeda / Shutterstock.com

Такое признание и на таком уровне, на самом деле, дорогого стоит. Как часто мы слышали от министров, что России необходим именно сырьевой экспорт, который кормит страну и дает ей относительную безопасность в условиях внешнего давления.

В то же время несырьевой экспорт не может быть сам по себе. Он является не причиной, а следствием. Допустим, российские предприятия начнут получать больше сырья для переработки и производства, однако реальный сектор не сможет сделать все это без инвестиций. Которых как не было, так и нет, потому что они вложены в резервы, а также высосаны банками по ставкам выше темпов роста инфляции.

Поэтому мысли Дмитрия Медведева – абсолютно правильные и своевременные. Однако за словом, наконец, должно пойти и дело, так как остановка на полпути, ограничение полумерами способны вновь скатить экономику к сырьевому образу жизни.

Да, пришло время конкретных действий, а не произнесения правильных слов. Как раз с этим пока у нас большие проблемы. Надеюсь, статья господина премьера в «Вопросах экономики» – последнее словесное обоснование того очевидного факта, что наша страна совершит реальный экономический (технологический) рывок либо окажется на обочине глобального инновационного развития. Хочется в это верить!

– заметил в этой связи Юрий Пронько.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

Грозит ли экономике России затяжная стагнация после роста?

Если долбанет по-настоящему, финансовая система России пробьет дно

Оставить комментарий

Либеральная «матрица»: Как скоро нас обяжут получать электронные паспорта Почему победы Хабиба не объединяют страну
Новости партнёров
Загрузка...