Профессор Соколов сидит в камере с маньяком и готовит книгу об убитой аспирантке

  • Профессор Соколов сидит в камере с маньяком и готовит книгу об убитой аспирантке

Царьград разбирался, сможет ли профессор, жестоко расправившийся с Анастасией Ещенко, избежать колонии

История с жестоким убийством профессором Олегом Соколовым 24-летней Анастасии Ещенко, которая изначально воспринималась обществом как чудовищный триллер, всё больше переходит в жанр трагической драмы.

Причём одновременно с констатацией зверства, сотворённого этим историком и специалистом по Франции, требовавшим называть себя Сиром, начинают появляться нотки сострадания к нему.

Попытка суицида как причина психиатрического обследования

Бывший преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета, 64-летний Олег Соколов, сейчас пребывает в психиатрической больнице столичного следственного изолятора «Бутырка», именуемого в народе «Кошкиным домом».

Чувствует себя, судя по информации от Общественной наблюдательной комиссии Москвы, вполне сносно.

Он пребывает в двухместной палате-камере, соседствуя с неким маньяком, обвиняемым в «насильственных действиях сексуального характера», ожидающим, в свою очередь, результатов экспертизы на вменяемость, что определит в дальнейшем ход следственных действий.

Та же самая процедура предстоит и самому Соколову: администрация СИЗО поставила его на учёт как склонного к суициду — после того, как он попытался (или сделал вид, что хотел так сделать) свести счёты с жизнью во время следственного эксперимента в Петербурге, когда его доставили под конвоем в квартиру, где он расправился с Анастасией.

Видеозапись инцидента просочилась в интернет — с чьей именно подачи (в смысле, кто именно слил), неизвестно, но это стало одной из весомых причин для назначения комплексной психиатрической экспертизы.

Адвокат обвиняемого Александр Почуев, впрочем, уже фактически опроверг свою причастность к утечке, направив ходатайство на имя главы Следкома Александра Бастрыкина, попросив пресечь в будущем подобные случаи с раскрытием нюансов следственных действий:

Судя по качеству и ракурсу съёмки, это видео с видеорегистратора сотрудника конвоя, капитана полиции, который и предотвратил суицид. То есть видео от первого лица. А вот кто слил, тут уже большой вопрос. Может, пресс-служба УВД,

— предположил защитник Олега Соколова.

Тем не менее экспертиза уже назначена — за этим, собственно, убийцу и привезли в Москву. Возможно, она будет производиться в институте им. Сербского, и от выводов специалистов во многом зависит дальнейшая судьба профессора — мера наказания и условия его отбывания.

«Какое именно учреждение будет осуществлять комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, решает следствие, и это составляет тайну следствия, — рассказал журналистам адвокат Александр Почуев. — От защиты могу лишь сообщить, что так называемый "Кошкин дом" "Бутырки", или психиатрическая больница при ФБУ ИЗ-77/2 УФСИН России по городу Москве, является, как правило, транзитным пунктом при переводе в более профильное учреждение».

ПочуевОлег Соколов (слева) и его адвокат Александр Почуев. Фото: ANATOLY MALTSEV / EPA / ANATOLY MALTSEV / ТАСС 

«Головой о стену не бьюсь»

О том, сколько времени займёт процедура, в ходе которой предстоит установить степень вменяемости профессора, точных данных нет — не исключено, что до конца текущего года медики управятся.

Палата психбольницы — это самая что ни на есть обычная камера, маленькая и явно требующая ремонта, — рассказала член ОНК Ева Меркачёва. — Туалет представляет дыру в полу, которую очень давно никто не чистил.

В камере ведётся круглосуточное видеонаблюдение, а сам туалет отделён сверху прозрачной перегородкой. Иначе говоря, охрана, если Олег Соколов, «склонный к членовредительству», попробует что-то с собой сделать, должна успеть это пресечь.

Кстати, в палате у профессора стоит телевизор, и он может смотреть новостные выпуски, в том числе и о себе любимом. Кроме того, он привёз с собой научные труды, над которыми собирается работать, однако, по его словам, возможностей для этого в Бутырке нет:

«В "Крестах" тоже была двухместная камера, но она намного больше — там вообще гостиничный номер по сравнению с этой, — пожаловался историк. — Я бы хотел поскорее вернуться в Питер. Даже больше из-за того, что там адвокату проще приходить, и можно с родными встречаться».

А поскольку возможности позаниматься учёными трактатами у него нет, Соколов запросил в тюремной библиотеке свои любимые книги.

«Александр Дюма, Вальтер Скотт — что-то хорошее и весёлое, — пояснил он. — Лучше всего — мою любимую "Три мушкетёра", я её раз двадцать читал, или "Учителя фехтования". Я только когда книги читаю, жить могу, а без них сойду с ума. Они — моё главное лекарство».

Книги пообещали принести в тот же вечер (вероятно, уже доставили).

книгиФото: CHROMORANGE / Bilderbox / Globallookpress     

Впрочем, сам профессор и один из ведущих в России специалистов по Франции на данный момент пытается уверить, что он — никакой не сумасшедший.

Я в порядке в целом: головой о стенку не бьюсь и в "Крестах" не бился, не надо меня лечить, — заявил он. — И про то, что я считаю себя Наполеоном, — абсурд и фантазии, которые добавили журналисты.

Любопытно, однако, что когда его спросили о попытке суицида, он объяснил это тем, что попал в квартиру, «где трагедия случилась, и тогда всё накатило снова: всё вспомнил, всё повторилось будто».

Но тут же добавил, что собирается... написать целую книгу «о том, что произошло».

«Это будет автобиографический роман о жизни и любви, — поделился Олег Соколов. — Напишу обо всём, что сделал и что перечеркнул несколькими секундами. Всё это безумие из-за судебной тяжбы с Понасенковым. Я суд в итоге выиграл. Но я и Настя были на взводе».

И вот здесь — внимание! — любопытнейший, с точки зрения возможной линии защиты, момент. Как бы объяснение, почему случилось то, что случилось.

За «убийство в состоянии аффекта» грозит только 3 года колонии, а не 15

А именно — пикировка с московским историком Евгением Понасенковым, с которым Соколов схлестнулся в выяснении отношений в суде, когда тот обвинил его в плагиате.

То есть получается, ситуация с этим разбирательством, бросавшим тень на видного учёного и реконструктора исторических событий, которым считал себя (и в некоторой степени не без оснований) Олег Соколов, настолько взвинтила их взаимоотношения с молодой возлюбленной, что в какой-то момент он застрелил её из обреза.

Потом расчленил (в «Трёх мушкетерах» и в «Учителе фехтования» этого нет, профессор!) ручной пилой, а затем по частям принялся избавляться от останков, выбрасывая их в Мойку. И если бы случайно, будучи в пьяном состоянии, не поскользнулся и не упал в реку сам, то ещё не факт, что зверство бы вскрылось быстро.

В настоящее время в отношении Олега Соколова возбуждено уголовное дело по статье 105 УК РФ — «Убийство», — которая предусматривает до 15 лет лишения свободы. И это серьёзно. Писать «автобиографическую книгу» в колонии, особенно если назначат отбывание наказания в колонии строгого режима, будет, мягко говоря, очень непросто.

фемидаФото: Konstantin Kokoshkin / Globallookpress     

Да поместите его в нормальные условия — пусть учёный занимается своим делом! Может, станет новым Достоевским. И его книги будут продаваться точно!

— звучат между тем призывы в комментариях к публикациям про профессора-убийцу.

И это лишь малая часть того, что хоть и нельзя прямо воспринимать как давление на следствие, но что всё же формирует общественное мнение.

«Есть статья 107 УК РФ "Убийство, совершённое в состоянии аффекта", значительно более мягкая в сравнении с "просто" убийством, — объясняет юрист Анатолий Власенко. — Там максимальная планка — до трёх лет колонии».

Но для этого, продолжает он, нужно доказать факт «внезапно возникшего сильного душевного волнения», которое и называется аффектом.

«Согласно букве закона, такое состояние может быть вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями или бездействием (потерпевшего), а равно длительной психотравмирующей ситуацией — и тоже из-за систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего», — уточнил эксперт.

Сделать такие выводы могут только психиатры. И для того, чтобы признали «аффект», вовсе не нужно быть сумасшедшим в классическом понимании: биться головой о стену или иначе вредить себе физически. Нужна грамотная линия защиты и — да, общественное мнение, как бы наивно это сейчас ни прозвучало.

А вот об убитой профессором девушке Анастасии Ещенко, которую предали земле на малой родине, на Кубани, сейчас в СМИ никто и не вспоминает…


Ссылки по теме:

"Постараюсь всё вынести": Соколов отправил слёзное письмо из СИЗО. Об убитой девушке - ни строчки

"Он её убивал, убивал и убивал..." В деле историка-расчленителя Соколова поменялись следователи, а родители строят свои версии

Состояние аффекта и явка с повинной: Как доценту-расчленителю пытаются смягчить наказание

Оставить комментарий

О яхте красотки замолвите слово: В чём Навальный обвиняет Костина и Аскер-заде Как Сталин спас Черчилля перед Ялтинской конференцией
Новости партнёров
Загрузка...