Тревога для Минздрава: Как остановить преподавателей-психопатов?

  • Тревога для Минздрава: Как остановить преподавателей-психопатов?

Недавнее жестокое убийство аспирантки Анастасии Ещенко видным петербургским историком Олегом Соколовым до сих пор вызывает общественный резонанс. Один из главных вопросов – как человек, который может страдать психическими заболеваниями, оказался на преподавательской работе, и что сейчас возможно сделать, чтобы оградить студентов от таких педагогов?

В истории кандидата исторических наук Олега Соколова у общественности вызывают возмущение не только способ убийства и последующие попытки избавиться от тела. Очень широко обсуждается вопрос о том, какую ответственность за произошедшее должен нести Санкт-Петербургский университет, где работал доцент.

Олег Соколов — известный учёный-историк, один из основателей движения исторической реконструкции в России. Книги Соколова были переведены на целый ряд языков, а на лекции к нему ходили очень многие петербургские студенты, историки, специалисты по средневековому оружию, культуре и быту. Словом, учёный был популярен, как в стенах университета, так и за его пределами. Более того, убитая им аспирантка была также соавтором некоторых его научных трудов.

Однако убийство, совершённое с крайней жестокостью, зачеркнуло всё это. И показало всему обществу главное — среди педагогического состава теоретически могут оказаться психически нездоровые люди. В ситуации с доцентом Соколовым пока не установлено, страдает ли он такими заболеваниями, однако если какие-либо диагнозы будут поставлены, то возникнут вопросы о том, как такой человек был допущен к работе.

Сейчас, когда ужасное уже случилось, а общественность обсуждает подробности, самое верное — это не раздувать произошедший кошмар, а задаться вопросом: что можно сделать до того, как подобное произойдёт? Как можно предсказать трагедию и избежать её?

Олег Соколов. Фото: Dmitri Lovetsky / AP / TASS

Профнепригодность

Главная особенность резонансного убийства состоит в том, что, как бы оно ни казалось частным случаем, к сожалению, ситуация касается буквально всех и каждого. Ведь если предположить, что Соколов психически нездоров, то это как раз тот случай, когда об этом из окружающих никто не догадывался. Напротив, историка всегда считали очень увлечённым специалистом, близким своим студентам, общающимся с ними на «ты». Зафиксируем ещё раз, что ни студенты, ни коллеги, ни руководство вуза, ни близкое окружение, — никто не предполагал, что произойдёт убийство, да ещё в такой форме.

Очевидно и то, что если мы имеем дело с психически больным человеком, то он не имеет никакого права работать со студентами или с детьми, не имеет права занимать научную должность в любом вузе и вообще каким-либо образом сближаться с подрастающим поколением. Среди людей с отклонениями в психике, действительно, встречаются вовсе не буйные, а с виду нормальные люди, ведущие активную профессиональную жизнь. Но таких людей необходимо вовремя выявлять и изолировать от детей как профнепригодных.

Так, например, нетрезвого пилота никогда не допустят до полёта. На опасном производстве не сможет работать человек с тяжёлыми патологиями и отклонениями, потому что может произойти трагедия. Учить студентов не должен садист или педофил. Однако если все пилоты проходят предполётную медкомиссию, а сотрудники на опасных производствах регулярно проверяют своё здоровье, то в сфере образования может существовать вполне реальный медицинский и даже правовой вакуум.

Это происходит даже несмотря на то, что время от времени мы видим примеры жестокого обращения педагогов с детьми, видим и жестокость подростков по отношению к сверстникам или взрослым. Однако педагог, который бьёт детей, издевается над ними и вообще способен на жестокость, так как психически нездоров, — это, на самом деле, такой же непригодный сотрудник, как и нетрезвый пилот самолёта или водитель автобуса с высоким риском сердечного приступа.

Всё по закону?

В России действующим трудовым законодательством предусмотрено проведение регулярных медицинских осмотров. Если говорить о сфере образования, то за это также отвечает закон № 273-ФЗ «Об образовании», в пункте 9 части 1 статьи 48 которого сказано, что педагогические работники обязаны проходить, в соответствии с трудовым законодательством, предварительные (при поступлении на работу) и периодические медицинские осмотры, а также внеочередные медицинские осмотры по направлению работодателя. Кстати, последняя мера позволяет внепланово проверить здоровье сотрудника, если в его нормальном состоянии возникают какие-либо сомнения.

Дальнейшее регламентирование вопроса мы находим уже в части 2 статьи 331 ТК России, где сказано, что к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие заболевания, включённые в перечень, утверждаемый Минздравом России. В России существует и перечень профессий, для работы по которым необходимо регулярно проходить медосмотры. Педагог — одна из таких профессий.

В приказе Минздрава № 302н (приложение №2) к таким видам работ относится работа в образовательных организациях всех типов и видов, а также в детских организациях, не осуществляющих образовательную деятельность. Например, в спортивных секциях, творческих кружках, детских организациях. При этом осмотру подлежат все лица, состоящие в трудовых отношениях с образовательной организацией, даже дворники и бухгалтеры. Установлена и периодичность медосмотра — один раз в год.

Далее в законодательстве тоже вроде бы всё ясно. Согласно тому же приказу 302н, сотрудники образовательных учреждений (перечень № 18) в обязательном порядке должны проходить дерматовенеролога, оториноларинголога, стоматолога. Участие инфекциониста, например, проводится по рекомендации врачей-специалистов, которые участвуют в обследовании при приёме на работу и плановом обследовании.

Что касается врача-психиатра, то он тоже является обязательным, как и врач-нарколог. Это следует из примечания №3 к приложению № 2 приказа № 302н. Выглядит это так, будто бы одних врачей указали явно, а на психиатров в приложении стоит лишь сноска, по которой сказано, что они тоже являются обязательными «для всех категорий обследуемых».

Фото: Africa Studio / Shutterstock.com

Наконец, в статье 213 Трудового кодекса сказано, что к обязанностям работодателя относится организация проведения за счёт собственных средств обязательных медосмотров — при поступлении на работу и плановых осмотров, включая обязательные психиатрические освидетельствования. Работодатель также обязан организовать такое освидетельствование сотруднику по его собственной просьбе.

За отсутствие у сотрудника медосмотра в части 3 статьи 5.27.1 КоАП России предусмотрены штрафы: 15-25 тыс. рублей для должностных лиц, такой же штраф для индивидуальных предпринимателей и 110-130 тыс. рублей для юридических лиц.

Главные вопросы, которые сейчас возникают, — как и каким органам нужно следить за тем, прошёл ли сотрудник психиатрическое освидетельствование. Работодатель ведь может подписать приказ и задним числом о том, что такое обследование проведено. А так как оно предполагается «из собственных средств», то встаёт также вопрос об экономии или прохождении «удобных» врачей вроде стоматолога. При этом многие ошибочно полагают, что если человек психически болен, то это должно быть видно сразу.

Более того, даже во время обследования психиатр, как правило, ограничивается простыми вопросами о том, состоит ли на учете обследуемый, жалуется ли он на что-либо и т. д. При получении отрицательного ответа, а также при отсутствии явных признаков отклонений от нормального психического состояния врач зафиксирует, что педагог здоров.

Навести порядок

Непрозрачность всего вопроса уже стала поводом для всестороннего беспокойства. 18 ноября заместитель главы Всемирного Русского Народного Собора (ВРНС) Константин Малофеев обратился с письмом к главе Минздрава России Веронике Скворцовой. В нём он обратил внимание на все те вопросы, которыми сейчас задаются родители учеников школ, студентов вузов, да и сами учебные заведения.

В частности, ВРНС сомневается в том, что Соколов был психически здоровым человеком, раз оказался способным на такое жестокое убийство. Однако из подобных трагедий не могут быть не сделаны выводы. ВРНС заключает, что приказ Минздрава 302н, который регламентирует прохождение медкомиссии, «не может дать приемлемых гарантий того, что прошедший её человек является психически здоровым». Отмечено, что если причиной трагедии стала психическая болезнь Соколова, то ни преподаватели, ни студенты, ни профсоюзные комитеты не могли с этим ничего поделать, фактически они были безоружны.

Константин Малофеев от имени ВРНС предложил Минздраву провести проверку правового регулирования с последующим возможным усилением мер по контролю психического здоровья лиц, работающих в учебных заведениях.

Предлагая свой вариант решения проблемы, считаем возможным нормативное закрепление обязательного прохождения психиатрической экспертизы для тех категорий работников, которые  могут причинить вред своим подопечным в силу их физического или психического состояния, либо чрезмерного доверия к ним,

— сказано в письме на имя Вероники Скворцовой.

По этому вопросу инициативу проявил и комитет Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи. Его председатель Михаил Дегтярёв принял во внимание обращение ВРНС и направил запросы трём министрам — Веронике Скворцовой, министру науки и высшего образования Михаилу Котюкову и министру просвещения Ольге Васильевой.

В запросах Дегтярёв отметил, что «с учётом высокой значимости затрагиваемых вопросов» просит министров оценить представленные инициативы, оценить их обоснованность, а также по возможности принять необходимые меры.

Внимательный подход

Как рассказал Царьграду юрист Дмитрий Пикунов, анализировавший законодательство в сфере обязательных медицинских осмотров, в данный момент как таковой вопрос о нормах закона не стоит, однако формальный или условный подход необходимо устранить. Юрист допустил возможность ужесточения обследования педагогов, а также призвал защитить детей от возможного произвола всех, кто имеет к ним доступ.

Фото: create jobs 51 / Shutterstock.com

«Моё личное мнение — стоит. Я понимаю, что эта мера не будет популярна. Потому что сегодня можем сказать, что психиатрические больницы у нас загружены. Вообще есть недостаток специалистов, особенно в регионах. Берём населённый пункт, имеется там два садика, одна школа. Допустим, в каждом саду по 10 групп, соответственно, на каждую группу по два воспитателя, плюс нянечки — тоже по две. Десять групп на четыре человека — это сорок человек. Плюс к этому надо проверить на психическое здоровье чоповских охранников, плюс директора, завхоза. То есть всех тех, кто имеет доступ к детям», — отметил он.

По его словам, главная цель ВРНС в обращении к Минздраву — обратить внимание на существование этой проблемы, на трудности с проверкой педагогического состава, что в ряде случаев не исключает трагедий.

По мнению заместителя главы ВРНС Константина Малофеева, проблема гораздо шире, чем недостаточный уровень контроля или какое-либо несовершенство законов. Ведь законы соответствующие есть.

«Я думаю, что это обоюдная проблема и наших органов здравоохранения, которые могли ужесточить приказ, о чём я говорил ранее, и каждого вуза, каждой школы. В нашей гимназии Василия Великого такие осмотры происходят ежегодно. Да, она частная, но в штате каждой школы есть психолог. Пусть он детский, но по своей квалификации он также способен производить диспансеризацию педагогов», — считает Малофеев.

По его словам, большим вузам, таким как Санкт-Петербургский университет, в этом плане даже проще, так там существуют целые поликлиники, где преподаватели могут пройти полноценный осмотр.

«Во всяком случае, мы должны обратить внимание на этот вопрос, так как мы отдаём этим людям своих детей. И если детям исполнилось 20 лет, то это не значит, что мы беспокоимся за них меньше», — отметил Малофеев.

Подводя итог, следует сказать, что даже при достаточности норм закона необходима прозрачность их выполнения, а также определённый контроль. Ведь иногда правовая система России напоминает прецедентную, в которой нормы законов принимаются уже тогда, когда что-то случилось. По отношению к детям главная задача — не допустить беды, если она вдруг замаячит на горизонте, и исключить её незаметность для окружающих.

Такой контроль и своевременные сигналы — это не только ответственность комитетов или организаций. Это обязанность и самих граждан, ведь они живут по этим законам, а дети, студенты, аспиранты общаются с людьми, состояние здоровья которых должно контролироваться законами. Это касается практически каждого жителя России.


Ссылки по теме:

Без указки: Должны ли учителя в соцсетях быть скромнее бухгалтеров

Неблагодарная изнанка благородной профессии: Почему в России не хватает учителей

Оставить комментарий

Балконы падают, дома рушатся, за капремонт платим Закон «для своих» торопятся принять в Госдуме
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...