Инвесторы бегут в доллары, госбанки и рубль под ударом. Что делать России?
Фото: www.globallookpress.com
Экономика

Инвесторы бегут в доллары, госбанки и рубль под ударом. Что делать России?

Аналитики британской финансовой группы Barclays заявили, что законопроект о новых санкциях США против России предусматривает жесткие меры против российских госбанков. На этом фоне инвесторы уже начали сбрасывать рублевые активы в пользу долларов. Как остановить этот процесс?

Тема введения против России новых санкций США, без сомнения, нынешний мировой тренд – причем не только политический, но и экономический. Вашингтон, как и в апреле, намерен нанести удар именно по экономике России, чтобы добиться неких политических результатов. При этом в большей степени – результатов на внутриполитической арене перед ноябрьскими промежуточными выборами в Конгресс.

Как же получилось, что заложниками борьбы политических группировок в США становятся Россия, рубль, наши ценные бумаги и госбанки? Ответ экспертов и аналитиков прост: дело в долларизации отечественной экономики и неспособности или нежелании отказа от ее сырьевого характера, зависимости от внешних рынков. И Вашингтон не намерен выпускать из рук столь эффективный рычаг давления на Москву.

В пятницу, 3 августа, в Сенат США был внесен законопроект о новых санкциях против России. Документ пока не опубликован, однако ряду западных аналитиков уже удалось ознакомиться с его текстом. Некоторые положения также были представлены на личном сайте одного из инициаторов новых санкций – сенатора Линдси Грэма. Царьград уже писал о перспективах введения санкций против российского госдолга и последствиях такого шага со стороны Вашингтона. Однако санкционные процессы начинают действовать еще до принятия и вступления документа в силу.

Спекулянты бегут от рубля

Фондовый рынок чрезвычайно чувствителен к политическим ветрам. Апрельские санкции против России, вызвавшие обрушение рубля и отток инвесторов из российских активов, доказали, что рынок может стать не только индикатором, но едва ли не провозвестником грядущих экономических потрясений.

Поэтому стоило группе влиятельных американских сенаторов лишь объявить о внесении нового законопроекта по санкциям против России, как инвесторы и трейдеры уже отреагировали. Как говорится в отчете ИК «Атон» по клиентским позициям в понедельник, 6 августа, работающие на российском рынке клиенты по итогам II квартала увеличили вложения в доллары на 107%, то есть более чем в два раза.

рубль

Фото: www.globallookpress.com

Следствием этого стал рост долларовой доли в остатках наличных на торговых счетах. Если в начале квартала она составляла 44%, то в конце уже 54%. По итогам квартала также произошло сокращение вложений в рубль на 34%. При этом вложения в рублевые облигации снизились на 4,8%, а вот доля валютных бондов в портфелях инвесторов не изменилась.

Инфографика: Телеканал «Царьград»

Отойдя от сухого языка цифр фондового рынка, заметим, что инвесторы не поменяли курс, а лишь ускорили выход из рублевых активов. И поводов к этому, к сожалению, было предостаточно и до анонсирования новых санкций. Когда американская ФРС 2 августа решила не менять ключевую ставку, сохранив ее на уровне 1,75 - 2%, российские облигации стал скидывать самый тучный фонд мира – суверенный фонд Норвегии, вложивший ранее в российский фондовый рынок 3 млрд долларов. Наконец, рекордный майский сброс Центробанком России американских казначейских бумаг (к радости зарубежных экономистов) так и не привел к изменению стоимости трежерис или курса доллара.

Примечателен и еще один момент. Нынешний отток инвесторов – это эхо апрельских санкций. Так, например, обвал российского фондового рынка весной привел к скупке подешевевших российских бумаг. Опрошенные Царьградом аналитики отмечали, что каждый трейдер знает – «если сначала что-то упало, то затем оно отрастет». Так вышло и с бумагами российских компаний, которые после восстановления рынка можно было продать уже дороже, заработав неплохие барыши на санкционной истерии.

Кроме этого, инвесторы по дешевке скупали высокодоходные бумаги российских сырьевых компаний, которые по традиции росли перед закрытием реестров акционеров – с мая по июнь. А после закрытия и собрания акционеров, когда дивиденды получены, бумаги можно и сбрасывать как «токсичные». По данным ИК «Атон», в этот период доля таких акций в портфелях инвесторов выросла на 2,5% – до 28%. Но в июне трейдеры пошли в продажи и сократили чистую длинную позицию на фондовом рынке почти до нуля.

рубль

Фото: www.globallookpress.com

В нынешней же ситуации, уже учитывая новый американский законопроект по санкциям, страдают почти все бумаги российского фондового рынка. Так, например, акции Сбербанка уже беспрецедентно падали в конце июля, ведь среди их держателей много нерезидентов. Это падение стало вторым самым мощным по масштабу за последние 2,5 года. Акции Сбера просели на 4,06%, за четыре дня банк утратил 10% рыночной капитализации и потерял порядка полутриллиона рублей.

Сейчас же акции Сбера вновь торгуются в районе минимумов апреля с риском оказаться и у «июльского дна». На акции крупнейшего российского госбанка влияют и опасения инвесторов по поводу возможного его попадания наряду с другими крупнейшими банками России под новые санкции США.

В то же время «Роснефть», подавляющее большинство акций которой находится под контролем Росимущества и крупных фондов, напротив, показала исторический максимум капитализации. Эта компания давно живет «под санкциями» и уже адаптировалась к ним.

Удар по авангарду?

Аналитикам Barclays удалось ознакомиться с текстом нового законопроекта о санкциях США против России. Они отметили, что в документе содержится положение о введении жестких санкций против российских госбанков. В частности, речь идет о «запрете всех транзакций со всем имуществом или долями имущества одного или более российских финансовых институтов».

 

 

санкции

Фото: www.globallookpress.com

За этой формулировкой можно было бы увидеть много всего, однако положение конкретизировано. В нем перечислены крупнейшие российские госбанки – Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Промсвязьбанк (участвующий в гособоронзаказе), Газпромбанк, Внешэкономбанк. Есть, правда, забавный нюанс: сенаторы включили в список Банк Москвы, который был поглощен структурами ВТБ в 2016 году. Это может свидетельствовать о том, что авторы «списка Сената», мягко говоря, не слишком компетентны. Впрочем, когда некомпетентность мешала принимать поспешные решения?

«Самой радикальной версией санкций станут меры по сделкам с российскими банками, включая госбанки. Это будет иметь серьезные последствия для всей российской экономики, даже более чувствительные, чем санкции против суверенного долга», – приводит Bloomberg мнение аналитиков Barclays.

Конечно, законопроект пока не доработан и уж тем более не согласован. «Но даже в нынешнем виде по документу видно, что США намерены идти дальше, чем раньше, чтобы нанести ущерб России», – считают журналисты Bloomberg.

Еще в феврале 2018 года Минфин США оценил последствия потенциальных санкций против госдолга России как рост стоимости займов, замедление роста нашей экономики, хаос на рынках, рост напряженности в банковском секторе. По ожиданиям министерства, эти изменения должны привести также к смене российской бюджетной и денежной политики.

Здесь стоит отметить, что новый американский законопроект носит рамочный характер. Чтобы он стал законом, его должны одобрить парламент и президент, причем после подписания законопроекта Трамп может выпустить еще и дополнительное распоряжение по исполнению закона. В то же время, предлагая санкции против госдолга России, сенаторы фактически пошли против мнения главы Минфина США Стивена Мнучина, который еще в апреле запретил делать это, так как эти меры могут привести «к негативным последствиям для финансовых рынков и компаний». Господин Мнучин «играет» в министерской команде Трампа, и сейчас он вполне может выступить против радикальных сенаторов.

3 августа аналитики Citigroup заявили, что санкции против российского госдолга вызовут обрушение рубля на 15% – до 73 рублей за доллар. И выход нерезидентов из российских бумаг лишь ускорит этот процесс. По мнению аналитиков, санкции только против новой эмиссии суверенных бондов могут понизить рубль на 5%.

конгресс

Фото: www.globallookpress.com

Во власти противоречий

Эксперты и аналитики указывают, что нынешний отток инвесторов, хотя и оказывает определенное воздействие на экономику, все же не является глобальным фактором, который позволял бы делать далеко идущие выводы. Как рассказал Царьграду аналитик «Открытие брокер» Тимур Нигматуллин, ослаблению рубля, конечно, способствует политика ЦБ по скупке валюты на внутреннем рынке в интересах Минфина, но, с другой стороны, Центробанк в мае предпринял массовый сброс американских казначейских облигаций. И хотя деньги эти не пошли в национальную экономику, а были вложены в западные банки, позитивный фактор состоит в том, что мы можем «пересидеть опасный период во вкладах». Есть и опасность: после сентябрьского повышения ставки ФРС облигации США могут сперва подешеветь, а потом вырасти, надавив на развивающиеся рынки.

Курс рубля в последние полтора года не является плавающим из-за интервенций Минфина. Минфин, закупая валюту на сверхдоходы от нефти и газа, зафиксировал пару рубль/доллар выше отметки в 55 рублей. И котировки доллара не могут спуститься ниже этой отметки. То есть сейчас мы живем с точки зрения курса рубля так, как это было бы при стоимости нефти в 40 долларов за баррель,

– отметил Нигматуллин.

Аналитик отметил, что интервенции не дают рублю укрепиться, но не мешают ему ослабляться. С апреля из-за санкций оказывается давление на котировки, они выросли на 5 рублей и вышли в новый диапазон с верхней границей в 65 рублей за доллар.

И если санкции будут ужесточаться, хотя эта вероятность не очень высока, пара рубль/доллар может превысить и этот диапазон и выйти выше в зависимости от жесткости американской риторики. Что будет – никто не знает, потому что все это пока лишь разговоры на уровне законопроекта,

– сказал Нигматуллин.

Вместе с тем он напомнил, что существующие риски понижения рубля уже беспокоят инвесторов, которые действуют по законам рынка и выходят из проблемных активов.

Что может поделать Россия? Только готовиться отреагировать на внешние факторы. Например, переложиться из валютных резервов, хранившихся в гособлигациях США, в валютные вклады в банках. Это тоже избавление от рисковых активов. А вот полностью выйти из долларов – плохая идея, потому что внешнеторговый оборот идет в этой валюте. По всей видимости, просто произошла смена инструмента с облигаций на вклады,

– отметил аналитик.

Ничего хорошего внешний фон сейчас не несет, но и панических настроений на фондовых рынках нет. Вероятность анонсированных санкций против госдолга России, против долей нерезидентов в капитале госбанков провоцирует ослабление рубля, но на самом деле она не слишком велика. Игроки рынка просто умножают риски на вероятность,

– резюмировал Нигматуллин.

Таким образом, само обещание санкций США, конечно, надавило на инвесторов и рубль, однако выводы делать пока рано. Отметим лишь, что Вашингтон ведет игру в несколько ходов, так как за обещанием санкций следует и анонсированное ранее повышение ставки ФРС. Регулятор же пока копит силы, сохраняя ставку в 1,75-2% с опорой на рост ВВП и рынок труда. Затем он намерен ее повысить и нанести удар по развивающимся рынкам, включая российский, спровоцировав новые вложения в американские облигации. Но это будет осенью, а пока никто даже в США не дает твердых гарантий, что новые санкции против России будут именно такими, какими их задумала радикальная группировка сенаторов.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Товарооборот плюет на санкции: Ограничения Запада не мешают России развивать экономические связи Осталось опустить железный занавес: США упустят выгоду, введя санкции против банков России Ослеплены ненавистью к Трампу: Экономист объяснил, как антироссийские санкции ударят по США
Загрузка...