Чем занять людей, которых выбросят с работы новые технологии?
Фото: www.globallookpress.com
Экономика

Чем занять людей, которых выбросят с работы новые технологии?

Западные исследователи предупредили о неизбежном вытеснении десятков миллионов сотрудников роботами уже в ближайшее десятилетие. Но если крупные работодатели намерены менять людей на технологии, то малый бизнес, напротив, ждет освободившихся специалистов

Последнее поражение Неда Лудда

Всемирный экономический форум в содружестве с Евразийским институтом конкурентоспособности и консалтинговой компанией Strategy Partners выпустил любопытное исследование – опрос 313 работодателей в 20 государствах, обеспечивающих 65% мирового ВВП. Выяснилось, что все они намерены менять людей на технологии.

В этом смысле название исследования «Будущее рабочих мест 2018» звучит пессимистично: как еще оценить перспективу сокращения 75 миллионов человек уже в два ближайших года? Но нет, выводы аналитиков прямо противоположны: те же новые технологии, что выгонят на улицу эти 75 миллионов, создадут в обозримом будущем 133 миллиона новых рабочих мест. Главным образом в сфере услуг. 

Объемный 147-страничный документ, безусловно, требует тщательного изучения и бережного перевода на русский язык. Ибо это тот случай, когда западная цивилизация задает сама себе сложные вопросы в экзистенциально важнейший период своего развития.

Много было в истории моментов, когда машины сокращали необходимость в человеческом персонале, много трагедий с этим связано, но каждый раз цивилизация как-то преодолевала кризисный момент, создавая новые и новые формы занятости. Самая распространенная профессия в России – водитель автомобиля, 150 лет назад о таком звере никто и не слышал, а 100 лет назад стало уже понятно, что за автотранспортом будущее. Но произойдет ли подобное замещение на сей раз?

роботизация

Фото: www.globallookpress.com

Принципиальное отличие современной автоматизации от всех предыдущих состоит в том, что она связана с информатизацией. Раньше, что ли, не писали доклады, подобные нынешнему? Конечно, писали. Но там говорилось о механизмах, теперь же – о механизмах и алгоритмах. Алгоритм, который будет безаварийно передвигать по автодороге бензиновый механизм, не просто вытеснит шофера, он поставит его в тупик, ибо управлять больше нечем, нового средства передвижения, каким был «форд» вместо дилижанса, не появится.

Та же ситуация с пошивом одежды – сферы, с которой вообще началось противостояние человека и машины. Согласно легенде, чуть более двухсот лет назад некто Нед Лудд в Англии уничтожил два чулочных станка, оставивших без работы пожилых вязальщиц. У этого заботливого джентльмена нашлось множество последователей, и на полтора года Британию охватило пламя луддитских восстаний. Именно тогда впервые свершилась мечта некоторых альтернативно одаренных идеалистов: закон приравнял человека к машине, объявив наказанием за уничтожение того и другого смертную казнь.

Что ж, луддиты сильно опередили свое время: и по сей день миллионы маленьких женщин во Вьетнаме, Китае, Бангладеш целыми днями кроят-режут-шьют на весь мир, но сейчас, похоже, их часы действительно сочтены, пусть и на 20-25 лет вперед.

Они уже здесь, но пока не побеждают

Почему мы так полагаем? Почему думаем, что очередного витка уже не будет?

Главные цифры доклада – в 2017 году на машины и алгоритмы пришлось 29% всего рабочего времени, потраченного на производство товаров и услуг. Это, безусловно, больше, чем в 1811 году, в начале луддитского движения – но больше всего на 29 процентных пунктов.

Через пять лет показатель автоматизации дорастет до 42%, еще через три года – до 52%. То есть за восемь лет автоматизация пройдет практически такой же путь, как за предыдущие 207. Это совершенно другой темп. Тем более что измеряется тут время – а ведь сравнивать эффективность его затраты механизмом и человеком вообще невозможно, человек отстает по всем параметрам. И хотя мы полагаем, что скорость автоматизации исследователями завышена, в целом ситуация действительно выглядит именно так.

Алгоритмы играют важную роль даже там, где мы их вообще не замечаем. Возьмем живой пример. Журналистика действительно останется одной из последних профессий, где роль человека будет очень высока, но даже сейчас механизация занимает немалую роль в этом труде: текстовый редактор позволяет легко вносить правки (сравните с бумажной рукописью) и подчеркивает ошибки.

компьютер

Фото: www.globallookpress.com

Поисковая система услужливо подкидывает справочную информацию, автор мгновенно пересылает текст редактору через внутренние электронные коммуникации или почтовые сервисы, система публикации автоматически форматирует текст под требования сайта. Онлайн-системы проверки уникальности не допускают на портал вторичный контент… Можно смело сказать, что алгоритмы взяли на себя около 70% времени работы журналиста и редактора – и превратили их в 5%. Произошло это всего за 25 лет, тогда как ранее образ действий в этой сфере не менялся столетиями.

Что же получилось?

Журналистов меньше не стало, наоборот (интернет способствовал расцвету СМИ), а вот на вспомогательном персонале это отразилось: фактически исчезла профессия наборщика, стало заметно меньше корректоров и особенно литературных редакторов, деградируют библиотеки печатных изданий.

Таким образом, творческие работники остались, технические – нет. И эту тенденцию доклад объявляет всеобщей, что, кстати, полностью соответствует коммунистическому идеалу общества, где все трудятся над творческими проблемами, пока машины создают всеобщее благоденствие.

А судьи кто?

Здесь важно еще раз вспомнить источники, на основании которых делают свои выводы эксперты Всемирного экономического форума. Это, повторимся, руководители 313 компаний, в которых работают 15 миллионов человек. Простейшая арифметическая операция дает нам средний показатель в 50 тысяч сотрудников.

Знаете, сколько в России предприятий, на которых трудится 50 тысяч или больше человек? Порядка 20 – все они гиганты индустрии, минимум 10 из которых, от РЖД до «Магнита», назовет любой прохожий. То есть перед нами точка зрения миллиардеров, оперирующих огромными суммами: для них сотрудники – статистическая величина, издержка.

РЖД

Фото: www.globallookpress.com

Да, они сидят далеко и видят картину целиком. Вот только мелкие детали иногда важнее.

Совсем иная картина сложится, если спросить владельца автомастерской, ЖЭКа, да хоть той же редакции – как у вас планы, будете людей сокращать, заменять техникой? Да большинство вам в лицо рассмеются и скажут, что с радостью бы новых сотрудников взяли, были бы квалифицированные кадры за адекватные деньги.

Две параллельные экономики. Большие дяди избавляются от людей, маленькие – ищут их. Причем особенно это характерно для России, у которой самый низкий процесс роботизации среди всех сколько-нибудь развитых стран (на 2016 год – в 500 раз ниже, чем в Южной Корее).

Добро пожаловать в Россию!

Перед Россией, страной малонаселенной, вопрос занятости в последние годы удивительным образом стоит все острее. Основные причины этого – узконаправленная экономика, где главным экспортным продуктом являются природные ресурсы, активная трудовая миграция из стран ближнего зарубежья и, наконец, недавнее решение об изменении пенсионного возраста.

труба

Фото: www.globallookpress.com

Конечно, сказать, что «труба кормит Россию», было бы все же неверно – нефтегазовые продукты действительно обеспечивают две трети экспорта в денежном выражении, но в ВВП страны они вносят менее 10%. У нас, как и у любой экономики западного типа, – приоритет услуг: операции с недвижимостью, торговля, транспорт, связь, государственное управление, финансовая деятельность дают более 50% национального дохода

Не то чтобы услуги было сложнее «оцифровать», нет, особенно легко это сделать, кстати, с госуслугами, где лишь откровенный саботаж клерков мешает полному переходу в цифру. Но реальное производство в конечном счете будет автоматизировано полностью, этого не избежать, тогда как услуги меняются заметно быстрее. А главное преимущество человека перед машиной – именно в гибкости, в способности на ходу перестраивать алгоритм действий.

И несмотря на это, именно сейчас нам надо повернуть обратно, в сторону производства, строительства, пусть даже в ущерб «цифровой экономике» Германа Грефа и номинальным цифрам ВВП. Потому что проблема автоматизации с ее плюсами и минусами важна в первую очередь для хорошо расчерченной страны-цеха, будь то Германия или та же Южная Корея.

В России же 70% территории до сих пор непригодно для проживания, половина заводов стоят без работы, десять тысяч поселений – без людей. Работы впереди – непочатый край и для машин, и для людей. Если у зарубежных магнатов есть лишние высококвалифицированные кадры – присылайте их в Россию. Занятие найдется всем.

Очередь хода – за Министерством экономического развития.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.
Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Читайте также:

Кнут сильнее пряника: экономические меры защиты пожилых работников не сработают Мигранты против роботов или кто спасет экономику России? «Детские комнаты» на предприятиях: Почему их будет совсем мало
Загрузка...
Загрузка...