Кнут сильнее пряника: экономические меры защиты пожилых работников не сработают

  • Кнут сильнее пряника: экономические меры защиты пожилых работников не сработают

Бизнес-объединения России представили правительству и Администрации президента свои предложения по защите сотрудников предпенсионного возраста от увольнения или безнадежного поиска работы. Царьград оценил эффективность перечисленных работодателями мер

О чем просит бизнес?

«Опора России», «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей – это частично пересекающиеся, частично конкурирующие организации, предназначение которых – организация диалога между бизнесом и властью. Мы не будем сейчас уточнять, кто что предложил, ведь принципиальной разницы между бизнес-объединениями нет, хотя их руководители и уверены в обратном.

Все предлагаемые ими меры носят экономический характер – работодатель должен быть материально заинтересован в сохранении и привлечении таких работников. Против предложенных властью административных и уголовных мер бизнес напрямую не возражает, но восторга по этому поводу не испытывает.

Итак, основные предложения:

• освобождение работодателей от страховых взносов за пенсионеров при условии, что пенсионер работал в той же компании весь предпенсионный срок;

• снижение пенсионных взносов для сотрудников предпенсионного возраста с 22 до 10%. Напомним, сейчас 10% платится лишь с сумм, превышающих 1 021 000 руб. дохода в год (регрессивная шкала);

• зачет части расходов предприятий на добровольное медицинское страхование сотрудников старшего возраста во взносы в фонд обязательного медицинского страхования;

• компенсация расходов бизнеса на создание новых рабочих мест для сотрудников предпенсионного возраста;

• предоставление таким сотрудникам двух дней в году на диспансеризацию (это входило в предложения Владимира Путина) и «хотя бы частичная» компенсация бизнесу этих расходов из Фонда социального страхования;

• снижение тарифов на социальное страхование для «предпенсионеров» с 2,9% до 2,5% – в самом деле, материнство, на обеспечение которого главным образом тратятся средства этого фонда, им редко грозит;

• введение принципа преюдиции для привлечения предпринимателей к уголовной ответственности по новым статьям о «предпенсионерах» – то есть первое наказание обязательно должно быть административным, и лишь при повторении нарушений возможен перевод рассмотрения дела в уголовную плоскость.

Пожилым здесь не место?

пенсия

Фото: www.globallookpress.com

Интересно, что действующая по сей день пенсионная система, при всех многочисленных реформах, никогда не предусматривала какой-то особой защиты пожилых сотрудников – скажем, женщин от 50 и мужчин от 55 лет. При всей разветвленности и изощренности мер социальной поддержки такого вопроса как-то не вставало. И то, что он встал теперь, причем в полный рост, говорит об одном: в современной российской экономике пожилые люди действительно играют весьма малую роль.

Возможно, эта формулировка покажется излишне прямой и жесткой, но нельзя решить проблему, не осознав ее полностью, в том числе и во всех неприглядных подробностях.

Итак, реформа начнется с мужчин 1959-го и женщин 1964 года рождения и закончится на мужчинах 1963-го и женщинах 1968-го. Старшие представители этого поколения застали информатизацию – а эта революция сравнима с освоением огня или изобретением колеса – уже в достаточно зрелом возрасте. Большинство из них не слишком уверенно работает на компьютере, который является обязательным атрибутом более чем 50% рабочих мест в России: на те же самые операции они тратят заметно больше времени, чем их молодые коллеги.

Опыт этих людей, накопленный в позднем Советском Союзе и лихих 1990-х, мало применим в нынешней экономической реальности. К тому же не все они могут заниматься физическим трудом – здоровье немолодых людей в России оставляет желать лучшего.

Таким образом, специалисты, которые не успели закрепиться на руководящих должностях, объективно представляют для большинства работодателей куда меньшую ценность, чем энергичная молодежь (в том числе мигрировавшая в Россию из сопредельных стран), готовая за скромные деньги выдавать бо́льший объем работы.

Если бы реформа началась несколько позже, с людей 1970-х годов рождения, в профессиональном смысле она была бы менее болезненной: эти люди куда менее «советские», они принадлежат новой эпохе, а их основные профессиональные достижения датированы нулевыми и десятыми годами, когда «революция» уже совершилась и экономика перестроилась на новый, цифровой лад.

пенсия

Фото: www.globallookpress.com

Где нужны пожилые работники?

Наиболее естественное место их работы – в государственных, региональных и муниципальных организациях. О производительности труда там никто не задумывается, темпы работы оставляют желать лучшего, процветает непотизм – в общем, все для «предпенсионеров».

Разумеется, нужны такие люди в научной деятельности: привычка к исследованиям, к критическому мышлению сохраняет мозг в хорошей форме до глубокой старости, поэтому опытные люди востребованы и в фундаментальной, и в прикладной науке.
Безусловно, необходимы возрастные сотрудники в медицине и школьной педагогике: опыт там зачастую важнее свежести взгляда и энергии.

Физическая, но при этом несложная работа (например, клининг) также часто привлекает немолодых людей без особых амбиций, но оттуда их вытесняют слаженные азиатские диаспоры.

Наконец, крепкие ветераны незаменимы в сельском хозяйстве, где технологии меняются медленнее, чем где бы то ни было еще.

Вот только основная добавленная стоимость генерируется совсем в других местах. На 2015 год средний возраст сотрудников Facebook составлял 28 лет, Google – 30, Apple и, простите, Tesla – 31 год, консервативной Microsoft – 33. Да, все они, и особенно Tesla, генерируют виртуальную реальность, которой чрево не насытить и чресла не препоясать. Но деньги сейчас крутятся именно здесь, а им естественным образом сопутствуют реальные зарплаты и завидные карьеры.

пенсия

Фото: www.globallookpress.com

Есть ли экономия на льготах?

Таким образом, говоря о «лицах предпенсионного возраста», нуждающихся в защите от коварных предпринимателей, мы подразумеваем, как правило, низовые должности и небольшой доход – добившиеся высоких постов люди прекрасно защищают себя сами. Какую же выгоду получит работодатель при реализации всех перечисленных выше предложений бизнес-кругов? Предположим, что белая зарплата такого сотрудника составляет 30 тысяч рублей – это считается весьма приличным доходом в большинстве русских регионов.

Будущее освобождение от страховых взносов для пенсионеров сэкономит сразу 9 тысяч рублей в месяц, но для этого надо «терпеть» пожилого сотрудника все пять лет перед пенсией. За это время будет заплачено 540 тысяч рублей взносов (без учета льгот, о которых ниже).

Снижение взносов в ПФР с 22% до 10% сэкономит 3600 рублей в месяц – 43,2 тыс. руб. в год.

Экономия на перезачете расходов на ДМС через взносы в фонды ОМС – интересное предложение; если власть разрешит полностью отказаться от платежей по обязательному медицинскому страхованию, это сэкономит 1530 руб. в месяц, а в год - 18,36 тыс. руб. Правда, оплата сотрудникам полиса ДМС постепенно становится экзотической опцией - дорого. Компенсация создания новых рабочих мест – слишком туманный параметр, чтобы оценить его финансово. Два дня в году на диспансеризацию – это потеря для бизнеса, особенно если сама по себе диспансеризация будет платной. Но пока основные услуги по ней входят в полисы ОМС, потери работодателя невелики – около 3 тыс. руб. в год. Экономия на взносах в фонд социального страхования при снижении ставки с 2,9% до 2,5% окажется копеечной – 120 руб. в месяц и 1,44 тыс. руб. в год.

пенсия

Фото: www.globallookpress.com

Мы получаем – при самом лучшем раскладе, то есть полном согласии правительства с предложениями бизнес-кругов, экономию в размере 43,2 тыс. (ПФР) + 18,36 тыс. (ДМС) – 3 тыс. (диспансеризация) + 1,44 тыс. = 60 тыс. руб. в год, 5 тыс. руб. в месяц. Это при условии, что организация тратится на полисы ДМС для своих сотрудников, в противном случае экономия составит лишь чуть более 40 тыс. руб. в год. Ну а если выплаты производятся «в серую», никаких особых плюсов такой работодатель не получит – для него останутся лишь карательные меры.

Таким образом, можно сделать вывод: все предложенные экономические меры недостаточны для того, чтобы реально заинтересовать работодателей удерживать сотрудников предпенсионного возраста. Именно поэтому неизбежно принятие и карательной части пакета новых законов. Там фигурируют наказания за дискриминацию по возрастному признаку в виде штрафов до 200 тыс. руб. или в размере дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, или же обязательные работы до 360 часов. Весьма неприятные перспективы, но еще больше хлопот работодателям доставит впоследствии сам факт наличия судимости.

И уже представляются толпы «предпенсионеров», которых подсылают друг другу на собеседования конкуренты. Вакансии начнут исчезать из открытого доступа, людей будут искать через сарафанное радио, среди «своих», а значит, устроиться на работу человеку без связей станет куда сложнее…

Ни кнут, ни пряник не будут эффективны, потому что порочна сама постановка вопроса. Повышенная забота государства об обеспечении людей предпенсионного возраста работой унизительна в первую очередь для самих защищаемых. Это не многодетные матери, которым действительно сложно работать и ухаживать за детьми, это взрослые люди, которые хотят применять свои знания и опыт, подпитывать ими энергию молодежи.

Нам не нужны «рабочие места для пожилых», нам нужны просто рабочие места – чтобы их хватало на всех. Число легальных рабочих мест в России снижается в среднем на миллион в год (данные бизнес-омбудсмена Бориса Титова). Бороться с этим процессом можно только через последовательное снижение налогов и упрощение администрирования бизнеса.

пенсия

Фото: www.globallookpress.com

Работа в России есть. У нас экономически благополучная страна с приличным ВВП по паритету покупательной способности, и даже избыточное имущественное расслоение не мешает большинству чувствовать себя сносно, что выражается и в низкой активности на выборах, и в их итогах. Главный тормоз российской экономики – не проблемы с наполнением Пенсионного фонда, а недоверие бизнеса к государству, страх перед открытием собственного дела, постоянное изменение правил игры, не позволяющее строить долгосрочные планы.

9 миллионов человек, которые пополнят рынок труда за 10 лет, – это не трагичное количество для огромной малонаселенной страны. Снижайте налоги, упрощайте администрирование, обеспечьте защиту бизнеса от «защищающих» его организаций – и деловая активность оживет, появится конкуренция между предпринимателями за достойных работников (ее в России нет с 2008 года), и вопрос об отдельных льготах для сотрудников какого бы то ни было возраста отпадет сам собой.


Ссылки по теме:

Дело о 815 миллиардах: Почему нельзя жалеть денег на досрочные пенсии для многодетных

Смарт-контракты в блокчейне: Чем занимается ПФР во время пенсионной реформы

Пенсий может вообще не быть: Что же имел в виду Володин

Обсудить
Читать комментарии
Американские СМИ готовы бомбить русских солдат в Сирии США подводят Германию к авиаударам в Сирии
Новости партнёров
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
Закрыть
СТРАТЕГИЯ БУДУЩЕГО РОССИИ
ПОДРОБНЕЕ
регистрация