«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Пожизненное или психушка: два пути для массовых убийц. Оба – страшные
Фото: Aleksandr Schemlyaev / Globallookpress
Общество

Пожизненное или психушка: два пути для массовых убийц. Оба – страшные

Виновника чудовищной бойни в казанской школе, где погибли девять человек, по всей видимости, отправят в пожизненное заключение. Отбывать наказание ему предстоит в одной из семи действующих на данный момент в России самых строгих и страшных тюрем. И – без шансов на помилование, без вариантов выйти на свободу. Там ему предстоит не жить, а существовать – спать при ярко включённом освещении, видеть небо только сквозь решётку над головой не более часа в день, передвигаться по территории зоны с мешком на голове и стоять в позе "Ку", когда в камеру заходит сотрудник колонии. Добро пожаловать в реальность, Ильназ Галявиев! Хотя какое уж тут добро…

Уважаемые родители! Если ваши дети проявляют интерес к разным "колумбайнам", хотят "перестрелять всю школу", романтизируют пошедших на убийства мерзавцев, покажите им, пожалуйста, эту статью.

19-летнего Ильназа Галявиева – убийцу девяти человек (семерых детей и двух учителей) в гимназии №175 Казани – повторная психолого-психиатрическая экспертиза, проведённая в Санкт-Петербурге, признала вменяемым. Это означает, что отвечать за содеянное 11 мая нынешнего года зверство ему придётся по всей строгости закона. Никаких поблажек. Никакого снисхождения.

Вся та пыль, которую напустил на себя Галявиев, объявивший себя "богом", а всех остальных рабами, которые должны ему подчиняться, а он, соответственно, решать, кому из "биомусора" жить, а кому – нет, сошла на нет.

Сейчас, а точнее с того момента, как его задержали и он провёл первые сутки в полицейском изоляторе за решёткой, им владеет страх – огромный и безудержный.

Игра на публику

Галявиев, анонсировавший в своём ТГ-канале намерение покончить с собой после исполнения задуманной им бойни, не стал этого делать, хотя возможность у него была. Он до сих пор периодически устраивает демонстрационные "акты устрашения" для сотрудников ФСИН: когда его сразу после задержания везли в отделение, пытался перекусить артерию на руке, однако "не смог", как он сам объяснил позже. Затем, перед отправкой на первую психиатрическую экспертизу в Москву, в институт Сербского, спрыгнул на пол с решётки окна, но не причинил тем самым себе вообще никакого вреда, даже ушибов. А когда его привезли в Бутырку, рассказывал ответсек ОНК Москвы Алексей Мельников, снова принялся бросаться на решётки, называя себя "богом", – при том, что в общении с членами общественной комиссии спокойно говорил, что он – атеист.

Слушайте, все так и носятся с его возрастом, некоторые даже называют его "подростком". Ребята, ему вообще-то 19 лет, очнитесь! Другие парни, сверстники этого... как бы подобрать правильное выражение, существа, в таком возрасте подвиги в боях совершают, олимпийские награды завоёвывают или просто учатся в вузах, встречаются с девушками и так далее. А он убивал ни в чём не повинных, не имеющих к нему никакого отношения, ничего лично ему плохого не сделавших людей – детей, матерей. Галявиев заранее всё спланировал: купил карабин, экипировку, выбрал "объект". То есть шёл на преступление осознанно,

отмечает экс-сотрудник Федеральной службы исполнения наказаний Артём Т.

Гулявиев19-летнего Ильназа Галявиева – убийцу девяти человек (семерых детей и двух учителей) в гимназии №175 Казани – повторная психолого-психиатрическая экспертиза, проведённая в Санкт-Петербурге, признала вменяемым. Фото: vk.com/region_kazan116 / Globallookpress   

Подобные "художества", продолжает собеседник Царьграда, – скорее игра на публику, которую часто устраивают арестанты, обвиняемые по серьёзным статьям УК (убийцы и насильники, в основном), желая выбить себе отправку в больницу и последующее направление на психиатрическую экспертизу.

По его мнению, Ильназ Галявиев вообще не хотел умирать. И в самый последний момент, осознавая, что его вот-вот ликвидируют силовики, "казанский монстр" вышел наружу из здания – с поднятыми руками.

Я решил сдаться, так как понял, что меня всё равно задержат. Вышел на улицу через парадный вход с поднятыми вверх обеими руками. На крыльце мне приказали встать на колени, после чего задержали,

делился на допросе сам убийца.

Но теперь он всеми силами пытается выработать соответствующую линию поведения, способную не столько подтвердить его изначальные планы о "красивой смерти", сколько оправдаться, почему он оказался на неё не способен.

При этом Ильназ Галявиев, словно тот хитрец Кролик из сказок Дядюшки Римуса, просивший не бросать его в терновый куст, уже несколько раз, по данным Царьграда, обронил, что ни в коем случае не хочет попасть на принудительное лечение в психушку: мол, лучше пожизненное, чем 25 лет в лечебнице.

"Я не хочу стать "овощем", – пояснил он сам.

Колонии для упырей

В реальности, отмечает наш собеседник из системы ФСИН, здесь – тот самый случай, когда никто не скажет наверняка, что лучше: статус пациента или чёрная роба с белыми горизонтальными полосками и аббревиатурой "ПЛС" (пожизненное лишение свободы) на спине.

Таких колоний сегодня в России семь.

Самая известная – знаменитый "Чёрный дельфин" в Оренбуржье, на границе с Казахстаном. Там содержатся упыри самых разных оттенков – и людоед Владимир Николаев, и "тольяттинский потрошитель" Олег Рыльков, и мечтавший превзойти Чикатило маньяк Владимир Муханкин, а также террористы, взрывавшие жилые дома, и так далее. Всего – около девятисот человек.

Существование по строгому распорядку – под постоянным видеонаблюдением, при включённом 24 часа в сутки свете, во время бодрствования сидеть и ложиться запрещено, короткие прогулки в специальном закрытом боксе, перемещение по территории с мешком на голове. При входе в камеру сотрудника колонии (обычно камеры двухместные, так что соседствовать Галявиеву, если он попадёт в "Чёрный дельфин", придётся с отъявленным подонком – похожим на него; хотя имеются и одиночки), а это происходит каждые четверть часа, зэки должны вскочить и принять позу "Ку": раскорячиться перед стенкой так, чтобы ноги были расставлены вдвое шире, голова упиралась в стенку затылком, а руки были поднято максимально вверх.

В "Белом лебеде", который находится в Пермском крае (там насчитывается порядка трёхсот сидельцев, – члены ОПГ и бандформирований, убийцы, насильники, террористы – Салман Радуев и Адам Цуров, маньяки "Доктор Смерть" Петров и Денис Писчиков и прочие), другая фишка: там нужно прижимать руки к стене ладонями наружу. Возле каждой камеры висит досье на её обитателей – с фото и перечислением зверств. А прочие условия мало чем отличаются от "Чёрного дельфина".

Есть ещё "Полярная сова" в ЯНАО (среди "жителей" – кровавый майор Евсюков и битцевский маньяк Пичушкин), "Торбеевский централ" в Мордовии (там сидит, в частности, самый жестокий член банды Цапков – Вова Беспредел), "Вологодский пятак" (из самых известных – каннибал Бычков, пермский маньяк Кощеев, серийный убийца Ануфриев), мордовская "Единичка" ("Балашихинский потрошитель" Ряховский, краснодарский насильник-педофил и убийца Иртышов) и, наконец, самая новая колония такого типа – "Снежинка" в Хабаровском крае, напичканная крутыми датчиками, вплоть до того что сканируется сетчатка глаза сотрудников при выходе за пределы учреждения, где содержатся массовые убийцы.

Каждую из этих зон отличает строгость – во всём и постоянно. Там нет как таковых делений на "классы" и "касты", как в других колониях. Общение персонала с заключёнными практически полностью исключается, за чем внимательно следят через камеры наблюдения. Между собой те, кто сидит в разных камерах (предварительно будущих соседей проверяют на психологическую совместимость), тоже могут поговорить лишь изредка – на прогулках, но там есть своя система, исключающая то, что мы называем в обиходе нормальным общением,

отмечает бывший оперативник ФСИН Артём Т.

Суицидов среди пожизненно заключённых практически не бывает – оттого, что сама возможность что-либо сделать с собой исключается. Но коллеги нашего собеседника говорят, что их "подопечные" постепенно угасают, теряют смысл существования в принципе. Некоторые пытаются писать покаянные письма, просьбы о помиловании, однако это практически бесполезная трата времени: преступления, за которые они там сидят, не дают шанса на снисхождение.

тюрьмаПоза "Ку"... Фото: Pravda Komsomolskaya / Globallookpress   

Каждый новый день похож на предыдущий. Всё то же самое – от стен до времени включения и отключения розеток на час-полтора в день. Наказание – карцер, это ещё хуже. От многих осуждённых отвернулись даже самые близкие родственники, считая их своим позором, а больше ни с кем им общаться нельзя. И – бесконечное однообразие, непрекращающийся "День сурка". И главное, заняться, как правило, нечем – в большинстве таких зон работы запрещены. Плюс постепенно приходящее осознание, что вот это всё – это навсегда.

...Или медленное превращение в "овощ" с помощью лекарств

Есть, впрочем, и альтернатива – психиатрическая клиника. Та самая, с перспективой попадания в которую заигрывает сейчас Галявиев. Та, куда теоретически может попасть ещё одно чудовище – Тимур Бекмансуров, студент первого курса юрфака, устроивший стрельбу в Пермском госуниверситете (шестеро погибших и 47 пострадавших; ему самому ампутировали ногу, раненную при задержании) четырьмя с половиной месяцами позже трагедии в Казани.

Место – жуткое. Там своя градация "пациентов", признанных психически больными и отправленными на принудиловку по решению суда. Для тех, кто не представляет серьёзной опасности, есть свои помещения, а для убийц, маньяков и прочих – отдельные "специнтенсивы", где условия мало отличаются строгостью от тюремных. Почти тот же распорядок, но хоть и нет необходимости вставать в условную позу "Ку", зато регулярная и интенсивная терапия с целью подавления агрессии и намерений покончить жизнь самоубийством.

Дозы назначают большие. Поэтому инцидентов практически не бывает. Совсем.

Там нельзя заниматься физическими упражнениями, личных вещей – строго ограниченное количество. Вместо охранников – санитары, но очень крепкие и сильные, способные скрутить и упеленать в мгновение ока.

Главное – никто из отправленных на излечение преступников не знает, сколько времени продлится его нахождение там. Потому что обязанности выписать после улучшения состояния ни у кого нет, тем более что шизофрения (именно такой диагноз у большинства направленных на принудиловку) полностью не излечивается. "Обычных" осуждённых могут направить на новую экспертизу через 4-5 лет, в зависимости от поведения, а "тяжёлых" могут "мариновать" десятилетиями.

Хроника нападений на учебные заведения в России

За всю историю нападений именно учащихся (студентов, школьников) на учебные заведения России только в одном случае обвиняемый был направлен на принудительное лечение.

Самый первый случай, о котором теперь практически не вспоминают, произошёл в марте 1997-го в Камышинском высшем военно-инженерном строительном училище, когда 18-летний первокурсник Сергей Лепнёв, к которому присоединился его товарищ Сергей Арефьев, сперва расстрелял из автомата начальника караула Геннадия Иванова, а затем открыл огонь по остальным курсантам. Погибли шесть человек; Арефьев, как соучастник, получил 3,5 года колонии, а Лепнёва приговорили к смертной казни. После введения моратория приговор заменили на 25 лет зоны, он сидит в "Белом лебеде", пытался летом нынешнего года выйти по УДО, однако получил отказ.

Следующее ЧП случилось уже в феврале 2014-го в Москве, в школе №263 в Отрадном: десятиклассник Сергей Гордеев, стащив у отца карабин и винтовку, застрелил учителя географии и взял однокашников в заложники. Когда на место происшествия прибыли сотрудники полиции, он принялся стрелять по ним, убил одного и тяжело ранил другого. Сдался после переговоров, в которых принял участие его отец. Вот Гордеева-то и отправили в психиатрическую клинику, поскольку его признали невменяемым.

Лечили его в Смоленской психиатрической клинике для подростков – по некоторым данным, всё это время юного убийцу, находившегося под особым контролем, "кормили" специальными препаратами, постепенно он превратился в полнейшего тихоню, слабо реагирующего на происходящее вокруг. Через каждые полгода его заново обследовали, проверяя динамику изменений состояния. В 2020-м появилась информация, что его перевели под амбулаторное наблюдение, однако позже выяснилось: Гордеева, который к тому времени достиг совершеннолетия, перевели в психбольницу в село Троицкое в Подмосковье. И даже если он действительно выйдет на свободу, то обязан регулярно отмечаться у психиатра, а в случае выявления аномалий в поведении его тут же, без разговоров, отправят обратно в палату – и будут опять колоть лекарства. То есть это может продолжаться бесконечно.

Следующие два нападения привели к длительным, но не пожизненным срокам. В Ивантеевке (Московская область) в 2017-м девятиклассник Михаил Пивнев открыл стрельбу из пневматики в образовательном центре №1, взорвал самодельное взрывное устройство и ударил топором в лицо учительницу (пострадали также трое учеников, выпрыгнувших из окна на улицу). А в январе 2018-го в Перми двое подростков, 15-летний Лев Биджаков и 16-летний Александр Буслидзе, устроили резню ножами – пострадали четырнадцать человек, включая учительницу. Пивнев получил 7 лет и 3 года, Биджаков – 9,5 лет, а Бусулидзе семь лет. Кроме того, последним двоим, пермякам, назначено обязательное наблюдение у психиатра после отсидки.

17 октября 2018-го произошло самое массовое убийство в школах: в Керчи 18-летний студент Владислав Росляков явился в Политехнический колледж, в котором учился сам, и убил из помпового ружья и с помощью самодельных бомб двадцать человек (пятнадцать студентов и пять преподавателей), ранил около семидесяти. После того как силовики обложили здание, Росляков отправился в библиотеку и покончил с собой.

РосляковВладислав Росляков. Фото: t.me/EV112 / Globallookpress   

Таким же образом завершилось нападение в Амурском колледже строительства и ЖКХ в ноябре 2019-го: там 19-летний учащийся Данил Засорин из карабина убил троих. Его блокировали инспекторы ДПС – они проезжали мимо учебного заведения, когда им сообщили о стрельбе очевидцы, и они сразу бросились в колледж, чтобы нейтрализовать убийцу. По ним он тоже открыл огонь, но был ранен, после чего заскочил в одну из аудиторий и покончил жизнь самоубийством.

И вот – две трагедии уже в текущем году, в Казани и в Перми.

В обоих последних случаях нападавшие остались живы – только пермский изверг, которого нейтрализовали подоспевшие сотрудники полиции, ранив его в ногу, лишился конечности. И тот и другой признаны вменяемыми.

Брать живыми. Сочувствующих – на карандаш

Между тем сейчас, по информации Царьграда, после этих трагедий, а особенно с учётом неадекватной реакции на них со стороны некоторых сверстников и взрослых манипуляторов, пытающихся героизировать школьных убийц, сделаны некоторые выводы.

По данным наших источников, спецслужбы, а также органы правопорядка, которые призваны первыми оказаться на месте ЧП, получили задание: сделать всё возможное, чтобы брать "монстров" живыми – нейтрализовать любым способом, но не дать погибнуть. Впрочем, естественно, в каждом конкретном случае это зависит от обстоятельств, и наипервейшая задача – минимизировать количество жертв. Придётся стрелять на поражение, чтобы спасти ребёнка, значит, будут стрелять. Однако полиции дана команда, приняв все необходимые меры на месте, обеспечить работу спецподразделений по борьбе с террористами, "заточенными" на освобождение заложников и задержание (а не устранение) преступников.

Конечно, для тех, кто идёт на такие преступления, главное – погибнуть "в бою" либо совершить акт самоубийства, но в каком бы состоянии аффекта он ни находился, далеко не всегда у них хватает духу нажать на спусковой крючок. Это – первое. И второе – действительно, важнее не дать кому бы то ни было сделать из него "погибшего героя". Показать всему обществу, включая "сочувствующих", что это – обычный преступник, когда видно, что он реально слабая личность, без стержня,

согласен президент Союза офицеров группы "Альфа" Алексей Филатов, подполковник запаса управления "А" Центра специального назначения ФСБ России.

По его словам, что касается операции по нейтрализации, перед такими профессионалами, как бойцы группы "Альфа", участвующими в операциях по освобождению заложников, обычно всегда и ставится задача сохранять жизнь террористов. И есть современные методики нейтрализации преступников.

Одновременно, отмечает наш источник в спецслужбах, идёт так называемая профилактическая работа – как раз по выявлению "сочувствующих". Известно ведь, что ещё с того момента, как Росляков устроил бойню в Керчи, в соцсетях появились его восторженные почитатели, оправдывавшие его действия.

А для Галявиева так и вовсе теперь собирают деньги в соцсетях. И там полным-полно комментариев, если не впрямую восторгающихся им, то явно делающих из него "жертву системы". Мол, ну что такого – да, убил он детей, взрослых, так ведь чуть ли не само государство в этом виновато. И вообще – где доказательства, что это сделал именно он, как будто недостаточно многочисленных свидетельств чудом выживших и записей с камер видеонаблюдения, да и его собственных признаний.

Царьград обнаружил, например, в "Телеграме" один такой паблик, призывающий скидывать деньги, кто сколько может – на адвокатов для казанского убийцы.

Там указано, между прочим, что первый канал закрыла администрация мессенджера, но теперь вместо него открылся другой, через который собрали уже свыше 76 тысяч рублей.

Есть номер счёта, есть контактное лицо, есть отчёты о пополнениях. И – просьба сбрасывать скриншоты о переводах. Источник Царьграда комментирует:

"Бороться с этим явлением бесполезно. Но не стоит считать дураками наши спецслужбы – вот, правда, совсем не стоит. Давно известна азбучная истина оперативной работы: не всегда нужно сразу закрывать, например, какого-то барыгу-скупщика. Потому что он уже известен. А уберёшь ты его, так появится другой, которого ещё надо будет вычислить. Этот же – вот он, в поле зрения. Так и тут. Те, кто переводят деньги, прославляет или оправдывает его, разумеется, берутся "на карандаш". А дальше – работа, незаметная и тихая. С некоторыми достаточно провести "профбеседу", в школу сообщить, участковому. Других следует более предметно взять на контроль.

Член Совета Федерации Франц Клинцевич заявил в беседе с Царьградом:

Постановка на учёт – это самое малое, что необходимо делать! Причём – начиная с тех, кто организует подобные сборы, и заканчивая теми, кто переводит деньги этим уродам. Жёсткий контроль!

При этом он признаёт, что если за оправдание терроризма и экстремизма, подстрекательство к ним, существует уголовная ответственность, то применительно к "сочувствующим", в том числе деятельно сочувствующим, таких мер не предусмотрено. А напрасно:

Соответствующий нормативный акт просто необходим – проблема, о которой мы сегодня говорим с вами, в ближайшие два-три года станет ключевой.

В коридорах власти эту проблему уже понимают, и можно не сомневаться, что в очень обозримом будущем публичное сочувствие массовым убийцам и тем более попытки помочь им уйти от ответствености станут наказуемым не только морально.

Мнение психиатра: "Чтобы снять вопросы, нужно провести ещё одну экспертизу – независимую"

Да, пожалуй, основная "предъява", на которой спекулируют авторы "групп поддержки" школьных убийц, – это экспертизы: как это так, в одном месте, в институте Сербского, объявили, что он был невменяемым в момент совершения преступления, а в другом, в Питере, утверждают обратное. Где же правда?

На мой взгляд, очень важно понять именно причины массовых убийств, поэтому с теми, кто их совершает, необходимо обязательно работать специалистам по психиатрии, предметно и плотно. Это, если хотите, тоже профилактика,

считает врач-психиатр высшей квалификационной категории Ольга Бухановская – дочь легендарного профессора Александра Бухановского, сумевшего в своё время вывести на чистую воду маньяка Чикатило.

В каких-то случаях, теоретически, по её словам, можно предположить, что за этими многоэпизодными преступлениями стоят психические расстройства, которые нужно уметь выявлять, чтобы не допускать подобных трагедий в будущем.

В России, продолжает Бухановская, всегда была мощная психиатрия, с очень правильным подходом, а некоторые психические заболевания начинаются исподволь, многие – в подростковом возрасте. Но и обыватели, и некоторые коллеги считают, что это связано только лишь с подростковым возрастом. Однако некоторые признаки болезни, первоначально вялотекущие, прогрессируют, возрастают, формируя неприязнь, ненависть к людям, изменения характера, и приводят к таким кошмарам.

Я предполагаю, что у таких людей есть не только патологическая ненависть к людям, но и депрессивная симптоматика и потребность суицида. И такие массовые убийства часто заканчиваются актами самоубийства: либо он сам стреляет в себя, либо, если не может этого сделать, то хочет, чтобы его убили. А предупредить подобные явления можно, если начать заниматься ими своевременно. Да, это сложные пациенты, но и для них можно подобрать лекарства так, что снизить ненависть к людям, тягу к самоубийству,

отмечает она.

Ольга Бухановская считает, что необходимо назначить третью, но уже независимую экспертизу Галявиева, которая позволит трезво, чисто профессионально взглянуть на ситуацию с расхождением двух предыдущих обследований казанского "монстра". А заодно – снимет вопросы и проредит ряды его нынешних поклонников.

Хотя совершенно непонятно, какие поклонники могут быть у нелюдей – независимо от их психиатрического диагноза.


Читайте также:

Жертвоприношения подземного короля: Олигархи готовили к смерти шахтёров "Листвяжной" Ни денег, ни квартиры. Мошенники лишают жилья в одночасье Величайшая интрига XX века: 80 лет нападению на Перл-Харбор