«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Кто придумал чудо-таблетку от COVID-19
Можно ли слепо верить предложениям фармацевтов и даже рекомендациям Минздрава? Фото: Pixel-Shot / Shutterstock.com
Общество Вакцина правды Эксклюзив

Кто придумал чудо-таблетку от COVID-19

Осень – пик заболеваемости ОРВИ. Отчасти поэтому реклама противовирусных препаратов сегодня звучит чуть ли не из каждого утюга. Наступили золотые времена для фармрынка: нам обещают таблетки с небывалым эффектом и всеобъемлющей защитой. Можно ли слепо верить предложениям фармацевтов и даже рекомендациям Минздрава?

Ситуация с коронавирусом в стране не добавляет оптимизма. В некоторых регионах вводят ограничительные меры, из-за роста заболеваемости кое-где школьников переводят на дистанционное обучение. Всё говорит о том, что мы "вошли" в четвёртую волну коронавируса.

К ковиду добавляются и различные сезонные респираторные заболевания, а грипп, как говорят, будет в этом году особо свирепым. Как отличить одно заболевание от другого? Ведь от этого зависят схемы лечения и профилактики. Об этом и многом другом в студии "Первого русского" ведущая программы "Вакцина правды" Олеся Лосева беседовала с иммунологом, кандидатом медицинских наук Николаем Крючковым.

В чем вред самопрофилактики?

Олеся Лосева: Николай, вы всегда говорите о том, что самопрофилактикой заниматься не стоит. Объясните, что вы под этим подразумеваете? Ведь нас давно уже приучили к тому, что мы должны следовать тем или иным профилактическим мерам, чтобы предотвратить заболевания. А тут ещё и реклама на нас воздействует, убедительно предлагая разные чудодейственные препараты для профилактики.

Николай Крючков: Как можно понять из самого термина, самопрофилактика – это когда человек сам выбирает те профилактические меры, которые считает правильными. И сразу оговорюсь, что самая эффективная профилактическая мера и от ковида, и от гриппа – это прививка, это антиковидные и противогриппозные вакцины, зарегистрированные в России.

– Я серьёзно сомневаюсь по поводу противогриппозной вакцины. И сама никогда не делала эту прививку, и детям всегда пишу отказ, но это моё субъективное мнение. Однако известны примеры, когда люди заболевали после вакцинации от гриппа.

Н.К.: Да, заболевали. Напомню, что противогриппозная вакцина известна давно, понятно, что постоянно появляются какие-то новые препараты, они не идентичны. Однако эта вакцина относится к умеренно эффективным препаратам, то есть не даёт ни 100%, ни 90% гарантии защиты. Скорее, они профилактически эффективны на 60-70%.

Надо сказать, что по критериям ВОЗ или американского агентства по регулированию лекарственных средств и пищевых продуктов FDA, достаточно 50-процентной эффективности. Так что защита на 60-70% – это вполне нормально. К тому же бывают проколы, когда один из компонентов вакцины не совсем верно подобран на фоне штаммов гриппа, циркулирующих в настоящем сезоне.

– Не успевают угадать, какой штамм придёт?

Н.К.: Да, иногда такое случается, хотя чаще всего определяют верно. И если угадали, то эффективность препаратов получается неплохая, хотя это и не панацея. Если говорить про антиковидные вакцины, то препараты, разработанные и зарегистрированные в России, довольно хорошие, я их могу рекомендовать.

Теперь по поводу самопрофилактики. Проблема в том, что люди при этом выбирают те меры, к которым у них лежит душа, которые им больше нравятся. При этом они не следуют наиболее важным профилактическим мерам, считая, что они и так уже защищены.

– А о каких важных профилактических мерах вы говорите?

Н.К.: К примеру, это ношение масок в общественных местах, в транспорте, это и использование санитайзеров, сохранение физического дистанцирования.

– И это эффективней, чем принятие какой-либо иммуностимулирующей противовирусной таблетки?

Н.К.: Безусловно. Но почему я сразу оговорился, что здесь играет свою роль представление каждого человека. Кто-то, например, считает достаточным профилактическим средством чай с лимоном, или с малиновым вареньем, или с мёдом. В этом нет ничего страшного, если у человека нет диабета. Но не стоит уповать на эту меру, как на панацею, заменяющую всё остальное.

Но бывает и более опасная ситуация, когда люди принимают какие-то препараты, которые им вообще не показаны. В этом всё дело.

Для профилактики надо использовать данные доказательной медицины

На связь со студией по скайпу вышла врач-биохимик, фармаколог профессор Елена Карева.

Е.К.: Выбор препаратов для самопрофилактики по принципу "нравится – не нравится" ошибочный. Тут нужно использовать данные доказательной медицины, которые и положены в основу рекомендаций. Самостоятельно приобретать и принимать стоит только рекомендованные препараты, а использовать их строго по инструкции к применению.

– А о каких рекомендациях вы говорите? Это рекомендации ВОЗ?

Е.К.: Это 12-й пересмотр временных методических рекомендаций Министерства здравоохранения России по диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции. У нас других нет, собственно. Они в общем доступе, каждый может полюбоваться.

Лечение от коронавируса пугающее: рекомендации менялись 12 раз

– Это значит, что подход к лечению коронавирусной инфекции у нас уже 12 раз менялся.  Я правильно я понимаю?

Е.К.: Подход не то чтобы менялся, он уточняется. Поэтому рекомендации и называются "временные методические". Дело в том, что времени для того, чтобы получить в полном объёме необходимое количество информации об эффективности и безопасности рекомендуемых схем лечения, пока недостаточно. А временные рекомендации основаны на текущем использовании этих лекарственных препаратов и пересматриваются режимы их применения.

Например, раньше использовался хлорохин гидрохлорид, сейчас его исключили, потому как соотношения действенности и риска оказались не в пользу его терапевтических эффектов.

– Получается, что лечение от коронавируса более пугающее, чем последствия прививки? А с чем вы не согласны из того, что прозвучало у нас в студии?

Е.К.: С тем, что вакцинация нужна, я абсолютно согласна и призываю всех вакцинироваться. Если вспомнить историю, то сохранить жизни на планете Земля в большей степени помогли три подхода. В первую очередь это, конечно, вакцинация, затем соблюдение методов антисептики и антибиотики. С этим трудно спорить.

Но тут есть вот какой момент. Если пациент получил вакцину, но не прошло достаточно времени для формирования его иммунитета, а он оказался в ситуации повышенной опасности, то это называется постковидная ситуация. Что надо в этом случае делать? У нас есть прекрасные препараты с доказанной эффективностью для профилактики постконтактной, в том числе и сезонной вирусной инфекции. Мы их активно используем.

– Это звучит, как сенсация. Получается, что человек, имевший контакт с носителем коронавирусной инфекции, может просто принять какую-то таблетку и таким образом себя обезопасить?

Е.К.: Да. И уже есть доказательства этого.

Препараты для профилактики коронавируса – миф или реальность?

– Доказательства какие? И почему об этом ничего широко не известно? Помните, год назад появилось чудо-лекарство по совершенно заоблачной цене, которое якобы спасало от коронавируса. На препарате кто-то заработал немало денег, а потом это лекарство просто исчезло. Где гарантия, что препараты, о которых вы говорите, не растворятся в истории так же, как и год назад?

Е.К.: Начнём с того, что эти препараты существовали и раньше для гриппа. Рекомендации обычно основаны на так называемых современных методах доказательной медицины. Это те способы и подходы, которые позволяют получить объективную характеристику лекарственных препаратов. Это не личное мнение какого-то ведущего специалиста в этой области, не мнение врачей, которые недавно или давно начали работать с этим препаратом, а это объективная характеристика.

Это исследования – двойные, слепые, плацебоконтролируемые, многоцентровые и так далее. При этом подсчёт ведут не сами исследователи, а совершенно независимые люди. То есть современные методы доказательной медицины позволяют получить объективную характеристику лекарственного препарата.

– Николай, мне кажется, что вы с чем-то не согласны?

Н.К.: Я бы хотел внести несколько уточнений. В 2006–2009 годах я был исполнительным директором Российского общества специалистов доказательной медицины, когда доказательная медицина только становилась мейнстримом. Мы тогда как раз все эти методы и продвигали. И я всегда выступаю против того, чтобы использовать термины "доказательная медицина", "высококачественные исследования", "уровень доказательности" и так далее, не имея набора нужных аргументов.

Если говорить о препаратах, которые сейчас используются в России, то если бы действительно существовали все эти высококлассные двойные, слепые, плацебоконтролируемые, сравнительные исследования тех же иммуномодуляторов для профилактики COVID-19, то соответствующие публикации об этом были бы в центре внимания.

Сейчас для фармкомпаний открылось "окно возможностей" для того, чтобы заявить о себе на международной арене. И такие попытки делаются, в частности, с одним довольно известным противовирусным препаратом. И исследования были международные. Но по лечению COVID-19 результаты оказались не впечатляющими.

Что касается других иммуномодуляторов, то, честно говоря, на сегодняшний день ни одного надёжного препарата я назвать не могу, хотя постоянно отслеживаю всю информацию по этому вопросу. И никаких доказательств того, что противовирусные препараты, используемые для лечения других ОРВИ, имеют надёжную эффективность по отношению к коронавирусной инфекции, к сожалению, нет.

Отдельные пилотные исследования были, в отечественных журналах я даже видел публикации по этому поводу. Но до уровня доказательности эти исследования недотянули.

– То есть это всё "пустышки"?

Н.К.: Нет, я бы так их не называл. Скорее, пока нам не предоставлено убедительных доказательств профилактической эффективности этих препаратов. Вполне возможно, что какие-то из них могут сработать, почему нет? Заранее отрицать не стоит. Но тут важно действовать по принципу: сначала представьте нам достаточные доказательства, а потом мы будем рекомендовать те или иные препараты.

Чему доверять? Результаты серьёзных исследований иногда подтасовывают...

– А у нас получается наоборот, правильно?

Н.К.: Не всегда так. Бывает иногда, мы получили многообещающие данные, и неплохо было бы уже начать использовать. И, кстати говоря, в условиях ковидной пандемии такой подход работает не только в отношении наших фармпроизводителей, но и во всём мире.

Взять хотя бы ситуацию с хлорохином – противомалярийным препаратом, который упомянула коллега. Ведь как его поначалу пиарили! Но ведь с самого начала специалисты говорили и о том, что у него есть большой спектр побочных действий, особенно в рекомендованных для лечения коронавируса дозах.

А самая большая опасность была в том, что этот препарат может вызывать аритмию. Кроме того, проблема была и в рекомендованной схеме применения этого препарата совместно с антибиотиком азитромицином, который назначался фактически не как антибиотик, а как противовирусный дополнительный агент.

Но и сам азитромицин также вызывает аритмию. А когда эти два препарата вводились пациентам, у которых и без этого была аритмия или другие проблемы с сердцем, то риски смертельного исхода значительно повышались.

Об этом говорили с самого начала. Но только через полгода выяснилось, что результаты крупных исследований, которые проводились в одной из французских клиник, были, мягко говоря, подтасованы. Для чего это было сделано, неизвестно. Возможно, сам исследователь верил в свой препарат. Но, к сожалению, огромный вред здоровью людей был нанесён.

Поэтому в вопросе с препаратами важно сохранить баланс. Я понимаю, что исчерпывающие доказательства за короткое время получить сложно.

– Сохранить баланс – золотые слова! А сейчас, судя по всему, наступили золотые времена для фармрынка. 

Вернёмся к тому, что схема лечения за время пандемии коронавируса менялась 12 раз. Получается, что все препараты испытывали на людях? Смотрели в процессе лечения, как одно с другим будет работать? Ведь и сейчас до конца специалисты не знают, как лечить COVID-19. Не исключено, что рекомендации будут переписывать ещё 24 раза. Получается, что мы все находимся в группе подопытных кроликов? И правы те, кто утверждает, что все вакцины на нас испытывают? Хотелось бы услышать мнение специалистов.

Е.К.: Конечно же, профилактика с помощью вакцинации – это наше всё. Но, к сожалению, против вакцинации есть много противопоказаний. Есть пациенты различных групп риска, которым какие-то вакцины просто не подходят. Это – с одной стороны.

С другой стороны, абсолютно правильно было сказано, что даже при вакцинации нет 100%-й защиты. У нас всё равно остаются пациенты, которые могут заболеть. 80% пациентов болеют лёгкой степенью этого заболевания. И всё равно нужно им помогать. И у нас есть хорошие препараты с доказанной эффективностью, хоть и сомневаются здесь граждане насчёт доказательной медицины.

Недавно подряд были опубликованы несколько математических анализов, в которые включены и отечественные препараты. Но не иммуномодулирующие, а с доказанной прямой противовирусной активностью. И во всех международных публикациях ссылки на наши отечественные препараты присутствуют.

– А вот Николай с вами не согласен по поводу противовирусных препаратов.

Н.К.: Прежде, чем говорить о препаратах, я хочу разъяснить ситуацию с рекомендациями. Когда мы говорим "12-й пересмотр" или "11-й пересмотр", надо понимать, что схемы лечения менялись не полностью. Они, скорее, уточнялись.

Если говорить о противовирусных препаратах, которые используются для лечения и профилактики различных ОРВИ, то их существует довольно большая группа. Есть препараты с официальными разрешёнными показаниями к применению, прошедшие экспертизы в Минздраве и подведомственных, в ФГБУ и других экспертных учреждениях.

Другое дело, что, с моей точки зрения, доказательств профилактической эффективности этих препаратов недостаточно. Если и представлены данные, то речь идёт об очень незначительном снижении вероятности заболеть и о незначительном сокращении периода заболевания, если мы говорим о лечении. Результаты эти я видел и, к сожалению, не могу сказать, что эти препараты сверхэффективны. Напротив, в публикациях отмечается, что эффект они дают довольно слабый, если говорить в целом о профилактике ОРВИ. А ведь мы говорим о COVID-19, а это уже не совсем стандартная ОРВИ.

Е.К.: Действительно, для получения достаточной информации в этой области потребуется ещё много времени. Но у нас есть уже промежуточные данные, есть публикации, зарубежные в том числе публикации. И я считаю, что к этому нельзя наплевательски относиться. Есть хорошие препараты, с помощью которых мы можем себя защитить от вирусной инфекции.

– Николай, я вижу, что вы категорически не согласны с такими профилактическими мерами.

Н.Е.: Не то чтобы не согласен, но мне бы хотелось узнать о публикациях на эту тему в серьёзных медицинских журналах о клинических исследованиях таких препаратов, чтобы понять, какой у них профилактический потенциал.

Ведь, к примеру, интерфероновые препараты, которые исследовались в числе первых, например, под эгидой ВОЗ. Все ветки исследований были, к сожалению, закрыты, потому что у интерферона оказался слабый лечебный потенциал, а профилактически он даже не исследовался.

– А есть вред от применения препаратов на основе интерферонов?

Н.К.: Там есть побочные эффекты. Но главное – препарат не доказал свою эффективность для лечения. А для профилактики международные эксперты его даже не рассматривали. И в России, и в Китае проводились исследования других препаратов, но тоже только для лечения. Но тоже ничего не получилось.

К беседе в студии "Первого русского" присоединился журналист из корпункта Царьграда в Нижнем Новгороде Сергей Клемес.

– Недавно стало известно, что специалисты нижегородского НИИ разработали уникальное средство для борьбы с коронавирусом. Сергей, что вы можете рассказать об этом?

Сергей Клемес: На самом деле препарат этот не новый. Он уже давно используется, давно выпускается этим НИИ. А новинка в том, что раньше не думали, что пробиотики можно использовать не только для профилактики кишечной инфекции, гриппа, но ещё и коронавируса. И сейчас в наших нижегородских больницах проводится исследование, как этот препарат воздействует на пациентов с коронавирусом.

– И этот препарат продают в аптеках уже?

С.К.: Нет, в аптеках его не продают. Сейчас проходят клинические испытания в нижегородских больницах на пациентах, у которых был диагностирован коронавирус.

– То есть у нас открывается хорошая перспектива сейчас?

С.К.: Получается, что хорошая. Кстати, в институте отмечают, что к подобного рода разработкам очень высок интерес у мирового сообщества.

Как не нарваться на поддельное лекарство: кому доверять?

– Я помню, был период, когда врачи жаловались на антикоагулянты – много было поддельных лекарств, они не работали, поэтому росло число умирающих людей из-за образования тромбов на фоне коронавируса. А ведь многие люди нередко ищут лекарства в интернете. Сейчас торговля медицинскими препаратами через интернет разрешена, хотя многие специалисты изначально были против этой затеи. Скажите, а есть какая-то возможность отличить оригинал от подделки?

Н.К.: Неспециалисту это сделать очень сложно. Там надо проверять всё – начиная от маркировки лекарства до качества голограммы и упаковки. Обычный покупатель не сможет сделать хроматографическое исследование препарата, чтобы потом сравнить полученные данные с характеристиками, заявленными при регистрации в Минздраве.

Поэтому единственный вариант, чтобы не столкнуться с подделками, – обращаться в проверенные аптечные сети, у которых есть фармлицензии и которые имеют право торговать дистанционно безрецептурными препаратами.

– Кому стоит доверять обычным гражданам, неспециалистам, если необходимо купить в аптеке лекарство?

Н.К.: Можно, конечно, самостоятельно провести сбор и анализ имеющейся информации. Но лучше обратиться к двум-трём врачам, которым доверяете, и узнать их независимое мнение. Конечно, очень важна специализация врача. Обращаться надо именно к специалистам по инфекционным заболеваниям, если мы говорим про ковид. Или хотя бы врача общей практики, который сталкивался с вакцинацией.

Мнение врачей, к которым вы обратитесь, может в чём-то не совпадать, но эту информацию можно проанализировать. Если вы читаете на английском, то можно воспользоваться информацией для пациентов от ведущих мировых регуляторных ведомств разных стран. Вы можете посмотреть какие-то публикации или резюме, если вам интересно. Но надо понимать, что коронавирус – это очень сложная история. И есть препараты, которые используются для лечения именно коронавируса, с точки зрения его патогенеза, а есть препараты, которые используются с точки зрения патогенеза и симптоматики, при конкретных нарушениях и осложнениях.

Но если вам поставили диагноз ковид – это не значит, что вы должны бежать и любые из этих препаратов сразу пить. Вот это очень важно. Если вам говорят, что существуют препараты, которые подходят для всех, что для лечения коронавируса, что для профилактики, должно возникнуть сомнение. Под такими заявлениями нет полноценной аргументации, как правило.  

Программа "Вакцина правды" выходит на "Первом русском" по пятницам в 14:00. Не пропустите!

 
Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Чем больше уколов, тем больше заражений: Pfizer обманывает США и Европу Правители в белых халатах: ВОЗ захватывает власть в России и мире Путина усыпит только плач младенцев. Срок исполнения – 9 месяцев