Врачебные ошибки: За полтора года в России погибли 439 человек

  • Врачебные ошибки: За полтора года в России погибли 439 человек

Пациенты стараются перепроверить заключения медиков, чтобы не стать очередной жертвой

К сожалению, приходится констатировать: уровень доверия к отечественному здравоохранению неуклонно снижается.

И можно сколько угодно винить СМИ, раздувающие, по мнению медицинского сообщества, некоторые случаи с врачебными ошибками, выводя их на уровень «резонансных». Однако вот данные свежего соцопроса: более 40% пациентов или сомневаются в правильности диагноза, поставленного лечащими врачами, или стараются, от греха подальше, перепроверить его у других специалистов, по методу «совпадёт или нет».

На врачей давят нагрузка и дефицит ресурсов

Число тех, кто, выйдя из кабинета врача, спокойно идёт в аптеку за назначенными лекарствами или ложится на предписанную операцию, в 2015-м составляло более половины пациентов, в 2017-м таковых стало чуть больше трети, теперь — ещё меньше.

По данным исследования под названием «Качество медицинских услуг: запрос на жёсткий контроль», проведенного ВЦИОМ совместно с Центром социального проектирования «Платформа», 41% респондентов за последние несколько лет перепроверяли диагноз и назначения врача.

Причём за консультациями к другим специалистам, советами к близким или фармацевтам чаще обращались люди в возрасте от 25 до 44 лет (таковых половина!), а вот пенсионеры и жители села (первые, надо полагать, в силу привычки и воспоминаний о советской медицине, вторые — за неимением выбора) доверяют врачам значительно больше.

И, что тоже логично, стараются перепроверять диагнозы жители крупных городов — в мегаполисах 48% пациентов, согласно результатам опроса, покинув «своего» доктора, отправляются за подтверждением к «соседнему».

докторМногие пациенты, покинув «своего» доктора, отправляются за подтверждением к «соседнему». Фото: Michaela Begsteiger / Globallookpress    

И вот ещё что интересно. 39% респондентов среди основных проблем российской системы здравоохранения, которые необходимо решать в первую очередь, назвали нехватку специалистов. Треть заявили о недостаточной оснащённости медучреждений современным оборудованием, а каждый четвёртый обратил внимание на недоступность медицинской помощи, то есть — или неудобное расположение больниц, или дороговизну лекарств и услуг.

Эксперты выделяют несколько факторов, повлекших потерю доверия.

Это, перечисляется в докладе «Платформы» (есть в распоряжении Царьграда), во-первых, оптимизация системы, то есть увеличение дистанции между врачом и пациентом, во-вторых, ужесточение контроля, а значит — нервозность системы и приоритет «не навредить», а не «помочь». Плюс регламентация — повышение нагрузки на врача.

Кроме того, среди причин названы: ужесточение регулирования фармацевтической отрасли, что влечёт проблемы с лекарственным обеспечением, снижение качества образования и «вымывание» старшего поколения (нехватка специалистов, перегрузки), неравномерность развития (региональные диспропорции и соседство высокотехнологичной помощи с дефицитом ресурсов). И, наконец, конкуренция за пациента, что, иными словами, подразумевает финансирование.

Медики боятся ответственности. И совершают роковые ошибки

Ряд медиков, опрошенных Царьградом, в свою очередь именно опасность для себя при принятии решений в ответственных ситуациях называют причиной кризиса в отечественном здравоохранении.

«Иногда проще направить на дополнительное обследование, чем принимать какое-то персональное решение, — объясняет врач-отоларинголог Ирина М., согласившаяся побеседовать с нами на условиях анонимности. — Периодически пациенты начинают возмущаться: что вы, мол, мне тут пытаетесь впарить? Я пришёл простуду к вам лечить, а вы меня куда-то отправляете. И идёт жаловаться. Потом происходят разборки, правильно я решила или нет».

Цена ошибки между тем очень велика: неправильно назначенный препарат, даже схожий по составу и фармакологическому действию с тем, который следовало бы прописать, способен нанести вред ещё больший, говорит наша собеседница, чем если не принимать вообще ничего.

докторЦена ошибки между тем очень велика. неправильно назначенный препарат способен нанести вред. Фото: Karl-Heinz Spremberg / Globallookpress    

Другой специалист утверждает, что «существуют спорные моменты», когда один доктор при постановке диагноза назначает одно лекарство, а второй — иное. И часто подобное происходит с антибиотиками, которые выписываются медиками из «подстраховки», поскольку нагрузка на них ложится большая (по количеству приёмов).

А врачебные ошибки происходят часто — и их становится всё больше. По информации Следственного комитета России, за семь последних лет количество уголовных дел, связанных с медицинской сферой, выросло в десятки раз.

Если в 2012-м таковых было возбуждено только порядка 300, то в 2017-м — 1,8 тысячи (в суд при этом направлена только десятая часть; восемь врачей были оправданы), в 2018-м — свыше 2,2, тысячи (265 дошли до судебного разбирательства, 21 доктор оправдан), а за первое полугодие 2019-го, как озвучил недавно председатель СКР Александр Бастрыкин, уже 1227 фактов, по которым состоялось 158 процессов и только 12 медработников были оправданы.

Но вместе с тем он сообщил и другие, более тревожные данные: в прошлом году потерпевшими от врачебных ошибок были признаны 410 человек (280 людей погибли, из них 79 несовершеннолетних), за первую половину нынешнего — уже 223 пациента, 159 погибли.

Всего же в ведомство поступило около семи тысяч обращений от людей, указавших на совершённые в отношении них врачебные ошибки или плохое медобслуживание.

Вот, скажем, недавний случай, вызвавший бурную реакцию в обществе: в Москве арестована экс-главврач роддома № 27 Маргарита Сармосян, которую обвиняют в «халатности, повлекшей тяжкий вред здоровью, а также смерть человека».

В числе пострадавших — четыре семьи (уголовные дела объединены в одно производство). Три из них сообщили, что их малыши родились путём «выдавливания», из-за чего один скончался, а двое хоть и выжили, но остались инвалидами, четвёртая утверждает, что, несмотря на наличие у младенца диагноза, предопределявшего автоматически проведение дополнительного обследования, его выписали из роддома, и мальчик впал в кому.

младенецНесмотря на наличие у младенца диагноза, предопределявшего автоматически проведение дополнительного обследования, его выписали из роддома, и мальчик впал в кому. Фото: McPHOTOf / Globallookpress    

А в Ленинградской области возбуждено уголовное дело после гибели 14-летнего подростка, который скончался после укола, сделанного врачами скорой.

В Новочеркасске двухлетний мальчик умер во время транспортировки из инфекционной больницы в городскую: тоже уголовное дело, и вновь «Причинение смерти по неосторожности».

Не доверяя докторам, люди начинают заниматься опасным самолечением

Но здесь встаёт вопрос ещё и об уровне подготовки самих медиков.

«Для того чтобы стать врачом, нужно отучиться шесть лет в вузе, потом ещё год в интернатуре или же два — в ординатуре. Но мы вынуждены признать: сама система медицинского образования в нашей стране устарела, студенты обучаются по учебникам, изданным, в лучшем случае и за небольшим исключением, лет двадцать назад, да и то это переизданные версии, — рассказал преподаватель одного из медуниверситетов. — Причём на реально важные предметы оставляют в учебном плане мало времени, а практика, где надо закреплять знания, превращается в использование будущих специалистов на ролях обслуживающего персонала».

Вот и получается, говорит он, что врачи, приехавшие на вызов по скорой, вынуждены искать симптомы болезней в интернете, сидя перед пациентом.

Примерно то же самое, кстати, подтвердил недавно в эфире телеканала «Россия-24» и президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль, когда обсуждался вопрос о введении уголовного наказания за ненадлежащую медицинскую помощь.

РошальПрезидент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. Фото: АГН «Москва»

По его словам, если ошибка врача связана «с неумением», то тогда следует обратиться к государству с вопросом, а почему вообще такого доктора допустили к работе? Он считает, что сам допуск врачей к профессии следует ужесточить и проводить обязательную аккредитацию раз в пять лет, а для студентов 5-6-х курсов необходимо вводить больше практики в медучреждениях.

Однако у всего этого есть ещё одна сторона, которую стараются обычно не замечать, а если и говорят об этом — то лишь в том смысле, что «не зная броду — не лезьте в воду».

Это когда недоверие к качеству медицинской помощи влечёт за собой нередкие попытки самолечения. От безысходности, по принципу «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

«К сожалению, это так, — говорит один из собеседников Царьграда из медицинской среды. — Многие поступают в стационары или приходят на приём, когда болезнь уже запущена, с осложнениями. Спрашиваешь: а зачем вы сами-то диагноз себе ставили, вы что, разбираетесь? А в ответ слышится: ну и что, симптомы очевидны, вы всё равно то же самое обычно назначаете».

Таким образом, недоверие даже не к медицине как таковой, а к сфере здравоохранения, на которое указывает статистика, может говорить только об одном: системном кризисе отрасли. И если меры не предпринимать уже сейчас (хотя надо было делать это ещё много-много лет назад), откровенно признав все провалы, то мы рискуем не то что не реализовать нацпроект «Здравоохранение», с которым так носятся сейчас повсеместно, но и вообще скатиться на десятилетия в прошлое.

Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Ссылки по теме:

Мифы и реальность лечения в России и за границей

Диспансеризация не так бесполезна, как может показаться. Рак находят всё чаще

"А завтра скальпель дадут…": В Сети возмутились врачами, сунувшими кусачки инвалиду, чтобы снял гипс

Обсудить
Читать комментарии
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
Закрыть
Дистанционное образование: Учителя скажут всю правду о планах чиновников
Регистрируйтесь прямо сейчас!
регистрация