В Европе вновь настаивают на свободе от ГМО

  • В Европе вновь настаивают на свободе от ГМО

Девятая встреча активистов, представителей региональных властей, ритейла и фермерских хозяйств, борющихся за производство продуктов питания без ГМО, состоялась в Берлине. Участники крупнейшей в мире конференции регионов, свободных от ГМО, потребовали оградить европейское сельское хозяйство от генетически модифицированных организмов

240 делегатов из 20 стран призвали власти ЕС и европейских государств к расширению движения регионов, свободных от ГМО.

Наше движение за 13 лет, прошедших с момента первой встречи, которая также проходила в Берлине, доказало свою жизнеспособность. Количество регионов Европы, объявляющих свои территории свободными от ГМО, постоянно увеличивается, бизнес также активно реагирует на требования потребителей, не желающих употреблять ГМО. И мы не намерены останавливаться,

— сказал Бенедикт Хаерлин, один из организаторов конференции, представляющий немецкий Фонд фермерства будущего, на открытии мероприятия.

Как возникли зоны, свободные от ГМО?

Впервые понятие «зона, свободная от ГМО» прозвучало в 1998 году, спустя всего несколько лет после начала массового внедрения трансгенов на рынки. Еще тогда обеспокоенным политикам, ученым, общественным деятелям стало ясно, что создание таких зон является наиболее эффективным ответом на экспансию биотехнологических корпораций, стремящихся распространить ГМ-культуры по всему миру, не считаясь ни с чем.

Протесты против ГМО в Германии летом 2018 года. Фото: globallookpress.com

В ответ на агрессивную политику транснациональных биотехнологических корпораций и правительств некоторых стран по внедрению ГМО в последние годы во всем мире активно развивается движение по созданию зон, свободных от ГМО. На сегодняшний день такие зоны существуют более чем в 30 странах мира.

В таких зонах, как правило, вводится временный запрет на выращивание ГМ-культур на государственных землях, запрещается использование ГМ-продуктов в государственных социальных учреждениях, вводится обязательная маркировка продуктов, содержащих ГМО, реализуется система контроля за исполнением принятых решений. Инициаторами их создания выступают местные власти, фермеры и общественные организации.

Самая строгая форма зоны, свободной от ГМО, — это мораторий на выращивание ГМ-культур на уровне государства. С 2016 года такой запрет действует в России, об этом также было заявлено в Берлине как о серьезном достижении общественности и политиков. Такие моратории также приняты в Венгрии и Швейцарии. Запрет на выращивание ГМ-кукурузы (единственной трансгенной культуры, одобренной в Европейском союзе) существует во Франции и в Австрии.

Однако ни одна из форм зон, свободных от ГМО, пока не включает запрет импорта продуктов с ГМО и ГМ-сырья для производства продуктов.

Участники конференции призвали к созданию международного реестра всех ГМО, используемых для производства продуктов питания и кормов. Только тогда, считают они, появится возможность отслеживать импорт нелегальных трансгенов в Европу, где большинство потребителей не готовы покупать продукты с ГМО или выращенные с использованием таких организмов.

Выполнить эту задачу, по мнению экологов, можно в рамках Протокола по биобезопасности ООН, документа, посвященного регулированию трансграничного перемещения ГМО в рамках Конвенции о биоразнообразии.

Обуздать драйв

Новой экологической и социальной проблемой участники конференции назвали активное лоббирование так называемых прорывных биотехнологий, таких как генный драйв (современный вариант этой технологии также включает использование генного редактирования методом CRISPR Cas9).

Этот комплексный метод вмешательства в геном позволяет придать любой новый признак, например, стерильность всей популяции любого организма, экологи уверены, что он не должен применяться в живой природе в ближайшие годы. Об этом говорится в Берлинской декларации, принятой по итогам встречи. На него должен быть наложен мораторий, так как безопасность и необходимость применения генного драйва недостаточно обоснованы, а их использование не обсуждается с общественностью.

Отследить же распространение организмов с генным драйвом, запущенных в окружающую среду, невозможно.

Более того, по мнению сторонников моратория, любое использование технологии CRISPR Cas9 и генного драйва (в том числе исследования в лабораториях) должно регулироваться как минимум теми же законодательными процедурами, что и «традиционные» трансгенные организмы, содержащие генные вставки из неродственных видов.

Фото: globallookpress.com

В России пока нет отдельных нормативных актов, регулирующих обращение с генными технологиями новой волны. Однако импорт в Россию продуктов, созданных по этим комплексам методов, — это лишь вопрос времени, так как две компании-производители ГМО уже получили патент на их использование в сельском хозяйстве. 

Они намерены создавать трансгенные растения, которые, в частности, могут очень быстро передать свою способность быть устойчивыми к гербицидам и вредителям своим традиционным сородичам, что несет прибыль корпорациям-производителям таких ноу-хау и избавляет их от необходимости производить ГМ-семена в больших количествах.

В целом, по данным немецкой организации Kein Patent auf Leben («Нет патентам на жизнь»), 11 компаний уже занимаются исследованиями возможностей применения этих технологий в растениях, в их числе такие транснациональные биотехнологические гиганты, как Bayer (недавно поглотивший корпорацию-лидера в сфере ГМ-культур Monsanto), DuPont, BASF, Syngenta и KeyGene.

Споры о том, как регулировать эти технологии, в мире идут уже более двух лет. Биотехнологические компании настаивают на том, что так как в новых ГМО вполне могут использоваться генные вставки из родственных растений, или гены могут попросту удаляться из них, то они не являются классическими трансгенными организмами и не отличаются от традиционных аналогов.

Интересно, что когда речь идет о регулировании таких ГМО, биотехнологические компании заявляют, что они ничем не отличаются от обычных растений, но когда они их регистрируют, то получают патент как создатели нового организма, никогда ранее не существовавшего. Как такое возможно?

— возмущается Мьют Шимпф из «Друзей Земли» Бельгии.

Этим летом Европейский суд (высшая инстанция Суда Европейского союза, решения которой не могут быть обжалованы) вынес историческое, по мнению участников конференции, постановление о том, что ГМО нового поколения, созданные при помощи CRISPR Cas9 и генного драйва, подлежат регулированию так же, как и предыдущие виды ГМО. Активисты считают, что другие страны должны последовать примеру ЕС и законодательно закрепить регулирование ГМО нового поколения в сельском хозяйстве.

Кормовая база

Однако, несмотря на то, что Европейский союз очень настороженно относится к ГМО в продуктах питания, Старый Свет серьезно зависит от импорта трансгенных кормов, в особенности соевого шрота и других продуктов из этой культуры.

Европейские фермеры уже не первый год добиваются возможности самостоятельно обеспечивать свой животноводческий сектор кормами, но пока они не могут полноценно конкурировать с дешевой латиноамериканской трансгенной соей.

Сейчас, по словам Урсулы Биттнер из ассоциации Donau Soja, 85 процентов сои, употребляемой в Евросоюзе, импортируется из-за рубежа, значительная часть ее идет в пищу животным и является трансгенной, и лишь через несколько лет собственное производство традиционной сои может достигнуть 50 процентов от потребности региона.

Россия постепенно становится зависимой от импорта трансгенных кормов. К использованию в пищу сельскохозяйственным животным в стране одобрено около 300 брендов из восьми линий ГМ-культур.

Но не все европейские страны попали в такую зависимость. Депутат парламента Сербии Миладин Шеварлич заявил, что в его стране удалось объявить регионами, свободными от ГМО, 80 процентов территории.

В отличие от России, которая серьезно зависит от импортных поставок и закупает трансгенную сою в кормовых целях, мы избежали этого и являемся одними из крупнейших в Европе поставщиков натуральной сои. Россия тоже должна пойти по этому пути, иначе сельскохозяйственный сектор будет более уязвимым,

— пояснил он в интервью Царьграду.

Сегодня в мире в сельскохозяйственных целях создано около ста трансгенных растений, однако для производства продуктов питания и кормов массово используются пока единицы. При этом площадь полей с этими культурами постоянно растет, в основном за счет стран Латинской Америки и США.

Фото: Gorodenkoff / Shutterstock.com

В мире возделываются в основном четыре ГМ-культуры: соя, устойчивая к гербициду, кукуруза, устойчивая к гербициду и к вредителям, рапс, устойчивый к гербициду, и хлопчатник, устойчивый к вредителям. Каждая из этих трансгенных культур имеет несколько вариаций (линий). Из генетически модифицированных деревьев выращивается только папайя. Также в США и Канаде одобрен к использованию быстрорастущий трансгенный лосось, и совсем недавно в Штатах появились не темнеющие ГМ-яблоки.

Принцип предосторожности, положенный в основу мирового экологического права, позволил Европе и России пока остаться в стороне от массового применения всех видов ГМ-культур на своих территориях.

Экологи настаивают на том, что изменение генома не должно происходить в коммерческих целях, и все процессы, связанные с созданием принципиально новых трансгенных живых организмов, должны быть полностью понятны и открыты для общества, а любые продукты с ГМО должны иметь маркировку во всех странах.


Ссылки по теме:

В России отделят органические продукты от пищи с гормонами и нитратами

Экологи обеспокоены: Американские военные запускают «генный драйв»

Оставить комментарий

ЦСКА – «Спартак»: В дерби не бывает фаворитов? Русский витязь Поветкин уходит с олимпа
Новости партнёров
Загрузка...