Украинская автокефалия как фарс и как трагедия

  • Украинская автокефалия как фарс и как трагедия

Борьба с Русской Церковью на Украине словно под копирку напоминает события гражданской войны 100-летней давности

— Ты вот что сделай, староста. Ты эту школу сожги! Поганая эта школа, вся москальским духом пропиталась, в ней детей москальской мове учили. А я город возьму, вернусь и новую школу построю. Украинскую.

— Так, может, попа пригласить и того, переосвятить ее?

— Нет, попы на москальской мове служат, Москве подчиняются. Жги!

Этот кинодиалог петлюровского полковника Козыря-Лешко (в мастерском исполнении актера Сергея Гармаша) со старостой небольшого малороссийского села стал одним из самых ярких эпизодов телесериала «Белая гвардия», чей выход на экраны в 2012 году словно предвосхитил украинскую трагедию последних лет. Неслучайно на самой Незалежной телепостановка булгаковской «Белой гвардии» вскоре была запрещена. Уж больно поучительной оказалась для наших дней.

Сегодня украинские власти в срочном порядке переверстывают историю гражданской войны 100-летней давности. Правда, полнометражный байопик «Тайный дневник Симона Петлюры» с немалым для находящейся в состоянии перманентного дефолта Украины бюджетом в 50 миллионов гривен уже провалился в прокате. Скачущим «не-москалям» интеллигентская героизация Петлюры, совмещенная с попытками «отмазать» оного от еврейских погромов, как говорится, «не зашла».

Тем не менее параллелей между трагическими событиями 1917-1920-х годов и сегодняшним днем куда больше, чем хотелось бы. Конечно, и теоретики украинского национализма, как говорится, «пожиже», и практики поскучнее. Но русская кровь по-прежнему красна, а братоубийственная война столь же богопротивна, как и столетие назад.

И что самое страшное — ни в Киеве, ни в Москве так и не научились обходить собственные же исторические грабли стороной. А еще лучше — раскладывать их на разные спектральные и прочие биохимические анализы. В назидание потомкам. Увы, потомки сегодня прыгают на тех же самых граблях столь же резво, как и творцы революций прошлого.

Автокефалия по-гетмански и по-петлюровски

Истории украинской автокефализации «первой волны» посвящено немало исторических исследований. Как и политический украинский сепаратизм, до февральской революции 1917 года имевший исключительно автономистскую направленность, сепаратизм церковный вызревал медленно. А потому вплоть до крушения русской монархии никто из малороссийских клириков публично даже не проявлял надежд на создание «Украинской автокефальной церкви».

По сути, единственной «антимоскальской церквой» до февраля 1917-го были только униаты (греко-католики) и только потому, что их центр находился на территории Австро-Венгрии, находящейся в состоянии войны с Россией. Более того, немалая часть греко-католиков даже в годы Первой мировой войны не забывала своих русских (русинских) корней и искренне стремилась к воссоединению с Москвой и Русской Церковью. Но в то же самое время с началом революционной смуты центробежные настроения начали появляться и среди «прогрессивного» православного духовенства.

Так, именно в революционном безвременье 1917 года в Киеве зародился кружок украинских автокефалистов, некоторые из которых еще несколькими месяцами ранее даже не подозревали о том, что... являются «украинцами». Одним из них стал бывший архиепископ Владимирский и Шуйский Алексий (Дородницын), позавчерашний монархист-черносотенец, который, лишившись кафедры, перекрасился в «украинские националисты» и попытался захватить церковную власть.

Киев. Украина. 1917 г. Фото: www.globallookpress.com

Архиепископ Алексий самовольно объявил автокефалию «Украинской церкви» и возглавил самочинное сборище под названием «Всеукраинская церковная рада». Но уровень хаотизации был еще не столь велик, и в итоге авантюристу Дородницыну пришлось нарисовать документ о «сильнейшем нервном расстройстве», но и это не помогло ему сохранить сан. Законный митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский) изверг самозванца из сана, однако вскоре, в январе 1918-го, сам пал жертвой революционных бандитов (есть данные, что руку к гибели священномученика приложили и украинские самостийники).

Украинские церковные события 1918-го выразились в том, что в течение всего года в Киеве, постоянно переходящем из рук в руки революционеров и оккупантов разных мастей (от «правого» гетмана Скоропадского до «левых» Винниченко и Петлюры), проходили сессии Всеукраинского Православного Церковного Собора. Этот церковный орган был легитимен, однако в его деятельность постоянно вмешивались всевозможные украинизаторы, а потому и в нем шла борьба за «укроавтокефалию». Вот как об этом писал митрополит Евлогий (Георгиевский) в своих воспоминаниях «Путь моей жизни»:

Совещались об устроении Церкви на Украине. Большинство стояло за автокефалию ("незалежную", т. е. независимую Украинскую Церковь). Председательствовал на Соборе епископ Пимен, викарий Подольский, но когда прибыл из Харькова митрополит Антоний (Храповицкий — ред.), он добровольно уступил ему председательство. Митрополита Антония мы встретили торжественно, в Софийском соборе. Я сказал приветственную речь. Оттуда он отправился с визитом к гетману.

Именно митрополит Антоний (Храповицкий), один из самых ярких церковных деятелей первой половины XX века, создатель эмигрантской Русской Зарубежной Церкви, известный своим последовательным русским патриотизмом и идейным монархизмом, сделал все, чтобы в 1918 году автокефалистский проект, несмотря на давление гетманских властей, был свернут. Вот как об этом писал митрополит Евлогий (Георгиевский):

Борьба за автокефалию продолжалась. Я горячо стоял за "единую, неделимую Русскую Церковь", признавая, однако, что некоторые уступки украинцам сделать можно. Мои противники, украинцы, на меня яростно нападали. В конце концов мы победили: Лотоцкий был уволен. Я сказал на Соборе: "Пал министр — пала и автокефалия. Будем теперь спокойно заниматься делами..." От этих слов украинцы были вне себя...

Однако с окончательным падением гетманата (представители которого хотя бы мало-мальски сохраняли представления о законах и порядке) и приходом к власти левой «Директории» так называемой «Украинской народной республики» давление на Церковь усилилось. Уже 1 января 1919 года представители новой «власти» (на тот момент «Директорию» возглавлял Владимир Винниченко, позднее ему на смену пришел небезызвестный Симон Петлюра) издали самочинный «Закон о верховном управлении Украинской православной автокефальной синодальной церкви».

Члены украинской «Директории». Фото: www.globallookpress.com

В чем же была суть этой филькиной грамоты? Согласно нарисованному «закону», с 1 января 1919 года Церковь на Украине лишалась всякой зависимости от Всероссийского Патриарха (§ 6), а вся церковная власть переходила к «собору» «Всеукраинской церкви» (§ 1). Членов «синода» отныне должен был выбирать «Всеукраинский церковный собор», однако до его созыва их назначало... «украинское правительство» (то есть та самая самозваная «Директория»).

Разумеется, в православном епископате к этому «закону» отнеслись как к сущему беззаконию, но именно он привел к тому, что в среде националистически настроенных украинских клириков (в основном диаконов и священников) стало шириться автокефалистское движение. И уже во многих храмах Украины в 1919 году стали проводиться кощунственные «богослужения» на украинском языке, перевод которых вводил в ужас ревнителей канонического церковного устройства. В тех же воспоминаниях митрополита Евлогия (Георгиевского) это описывалось следующим образом:

Украинцы негодовали. Они стояли за перевод, независимо от соображений эстетики. Их не коробил возглас "Грегочи, Дивка Непросватанная" вместо церковнославянского "Радуйся, Невесто Неневестная"...

Параллельно власти винниченко-петлюровской «Директории» в своих автокефалистских делах пытались заручиться поддержкой того самого Константинопольского патриархата (Фанара), который столетие спустя в этом чудовищном сценарии играет одну из главных ролей. Однако тогда, в 1919-м, фанариотам вмешаться в украинскую авантюру помешали... турецкие власти.

На фоне крушения Османской империи ее властям было не до политических авантюр греческого Фанара, а потому с 1918 по 1921 год турки банально не давали возможности избрать Константинопольского патриарха. В итоге в ноябре 1921-го им стал известный авантюрист, либеральный обновленец и масон Мелетий (Метаксакис). Но это уже немного другая история, хотя и непосредственно связанная с делами сегодняшними (патриарх Варфоломей — идейный наследник патриарха Мелетия).

Апофеоз укроавтокефалии: ряженые мужики в архиерейских ризах

Но, как и сегодня, украинским автокефалистам не терпелось скорее создать собственную «Всеукраинскую церковь». Но как быть, если националистически настроенных священников предостаточно, а законно рукоположенных архиереев — ни одного? И даже пробольшевистские лжеархиереи-обновленцы, сначала согласившиеся помочь создать «украинский епископат», в итоге начали водить автокефалистов за нос. Один же из законных архиереев, митрополит Михаил (Ермаков), в ответ на «лестное» предложение рукоположить автокефалистского епископа смело бросил самозванцам:

Я гадюк в епископы не посвящаю!

В итоге уже при большевиках, 14 октября 1921 года, украинским автокефалистам было разрешено созвать в киевском Софийском соборе «Первый всеукраинский православный церковный собор». На это самочинное сборище со всей Украины съехалось 472 делегата, в основном из числа националистически настроенных мирян, а также 64 священника и 17 диаконов. Недолго думая, проблема отсутствия епископата была решена «либерально-демократическими» методами. Вот как в дальнейшем об этом писал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков):

Псевдособор провозгласил образование "Украинской автономной православной церкви". Руководитель сепаратистов, к тому времени отлученный протоиерей Василий Липковский был избран участниками "собора" во епископа новой "церкви". "Архиерейское" поставление Василия Липковского было совершено вопреки всем каноническим правилам... Сама "хиротония" была исполнена отлученными пресвитерами и мирянами с возложением на Липковского мощей (руки) священномученика Макария, митрополита Киевского. Сей кощунственный акт был повторен при последующей "хиротонии" во "епископа" также отлученного протоиерея Нестора Шараевского. Характер этих "хиротоний" дал основание к распространению в верующем народе наименования новых раскольников "самосвятами"...

Делегаты «Всеукраинского» лжесобора 1921 года. Фото: www.globallookpress.com

Словом, простые мужики нарядили «архиереями» других простых мужиков. А если учесть, что все эти мужики действовали исключительно из националистических побуждений, прекрасно понимая, что творят беззаконие, уместно перефразировать слова митрополита Михаила (Ермакова): «Гадюки рукоположили гадюк».

Как ни парадоксально, в течение следующих нескольких лет большевистские власти предоставили этим самозванцам и самосвятам самые широкие преференции. Укроавтокефалисты принимали самое активное участие в «червонной украинизации» 1920-х, а главное — в агрессивной борьбе с канонической Церковью. На их «совести», «совести» тайных и открытых агентов ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД — немало крови новомучеников и исповедников Церкви Русской.

И, несмотря на то, что во второй половине 1920-х автокефалисты и сами стали нередко попадать в красные жернова антицерковного террора, свое подлое антицерковное дело они уже сделали. А потому последней попыткой автокефалистского возрождения стало их стремление к сотрудничеству с оккупационными гитлеровскими властями. Однако «третьему рейху» от укроавтокефалии особой пользы не было, а потому, в отличие от греко-католиков, самосвяты стремительно маргинализировались.

***

Прошло около 100 лет, и трагикомический самосвятский фарс времен Гражданской войны и первых советских пятилеток повторяется. Как и в 1919-м, украинские автокефалисты заглядывают в рот иерархам Константинопольского патриархата. Как и в 1920-х, активно сотрудничают с антицерковными властями, строчат доносы на клириков канонической Церкви.

А потому сегодня, в декабре 2018 года, когда мы видим многочисленный «флешмоб» православного духовенства Украины, людей, готовых смело свидетельствовать о своей верности Церкви, то в этих священнических лицах видим подлинных исповедников Церкви Христовой. И нет сомнения: те, кто столь же смело свидетельствовал о вере и Церкви в застенках ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД 1920-1930-х годов, сегодня молитвенно укрепляют своих достойных наследников.

Вы спросите: а как же украинские автокефалисты? Уверен, как и столетие назад, они очень быстро будут использованы и выброшены с политической арены за ненадобностью. Очень вероятно, уже скоро они превратятся в статистов нового сценария, новой игры, первую «скрипку» в которой сыграет так называемая «Украинская греко-католическая церковь». Но об этом чуть позже. На страницах Царьграда. Следите за обновлениями.


Ссылки по теме:

Униатские корни украинской болезни

Константинопольский раскол и Русское Зарубежье

«Дело гражданина Архондониса»: Идейные истоки патриарха Варфоломея

Оставить комментарий

Запрет на подарки бюджетникам: Борьба с коррупцией или очередная глупость? «Ле Майдан»: Макрон переводит стрелки на Путина  
Новости партнёров
Загрузка...