Багровый венец святителя: К 100-летию мученического подвига митрополита Владимира (Богоявленского)

  • Багровый венец святителя: К 100-летию мученического подвига митрополита Владимира (Богоявленского)

7 февраля 1918 года близ стен Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры революционные бандиты убили первого святителя-новомученика Церкви Русской

"Кровь мучеников - семя Церкви"

Начало февраля 1918 года стало для Русской Церкви временем откровения. Миллионы православных христиан осознали: совершившие Октябрьский переворот большевики - никакие не выразители интересов трудящихся масс, но самая настоящая антихристианская секта. Богоборческая в основах своей идеологии и тоталитарная - в методах. К этому времени в стране уже развертывалась полномасштабная Гражданская война, жертвами революции уже стали первые из нескольких тысяч православных новомучеников. Уже прозвучали слова анафемы святителя Тихона, Патриарха Московского, отлучавшие от Церкви виновников кровопролития. И наконец, уже был издан декрет, на словах отделявший Церковь от государства, а школу - от Церкви, на деле же лишавший все церковные структуры собственности и элементарных юридических прав.

Однако, несмотря на очевидность начала антицерковных гонений, многим все еще казалось, что это - лишь временный морок, что не сегодня завтра весь этот ужас закончится. И конечно, люди верующие не могли даже представить, что самое страшное еще впереди, что уже совсем скоро они в полной мере почувствуют на себе то, о чем прежде читали лишь в житиях раннехристианских мучеников. Что, к примеру, говорливой соседке Екатерине Семеновне суждено повторить подвиг великомученицы Екатерины, а кроткому батюшке Стефану из ближней церкви - тезоименитого первомученика Церкви Христовой. И что знаменитый парафраз раннехристианского богослова Тертуллиана "Кровь мучеников - семя Церкви" станет реальностью ближайших дней.

Одним из тех, кто лучше других знал и понимал слова Тертуллиана, был митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). Крупный богослов, автор ряда фундаментальных трудов, в числе которых церковно-историческая работа "Римский амфитеатр и христианские мученики", этот человек к 1918 году был одним из самых авторитетных архипастырей Русской Церкви. Еще вчера владыка Владимир был первенствующим членом Святейшего Синода, но подал в отставку с этого поста, осознав, что в реальности представляет власть "благоверного" Временного правительства. В те весенние дни 1917 года митрополит Владимир едва ли мог предполагать, что уже в конце этого года он произнесет слова горького пророчества, которое исполнится спустя несколько недель:

"Я никого и ничего не боюсь. Во всякое время я готов отдать свою жизнь за Церковь Христову и за веру Православную, чтобы не дать врагам ее посмеяться над нею. Я готов страдать до конца, чтобы сохранить Православие в России там, где оно началось..."

"Я готов отдать свою жизнь за Церковь"

В этих словах - весь митрополит Владимир. Человек непростой, в том числе и в отношениях со светской властью (не секрет, что владыка был переведен со столичной Петербургской кафедры в Мать городов русских - древний Киев - в том числе из-за, мягко говоря, критического отношения к Григорию Распутину). Но мужественный, а главное - всецело верный Церкви, интересы которой для святителя были превыше всего. Увы, владыка Владимир принял Февральский переворот 1917 года и свержение монархии, но уже очень скоро осознал всю глубину революционного падения страны. 

Уже весной 1917-го на территории малороссийских губерний зародилось антиканоническое автокефалистское движение. Националистически настроенные самостийники начали работу по созданию независимой "Украинской церкви", по сути - псевдоправославной секты, подобной нынешнему "Киевскому патриархату" лжепатриарха лже-Филарета. Этому беззаконию бесстрашно противостоял митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский), твердо отстаивавший единство Русской Церкви. К прискорбию, в те дни революционные настроения проникли и в среду насельников Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры, первой русской монашеской обители, чьим священноархимандритом был владыка Владимир. И это также повлияло на его скорую мученическую кончину.

Так, днем 25 января (7 февраля по новому стилю) 1918 года в лаврский дом митрополита ворвались вооруженные красногвардейцы, обыскавшие покои владыки Владимира и допросившие революционно настроенных монахов. Последние пожаловались большевикам, что и сами готовы навести в обители новые порядки, но митрополит не позволяет. Более того, эти же "красные монахи" распустили слух, что владыка Владимир хранит деньги киевских храмов. Все это подвело кровавую черту под судьбой святителя. Вечером того же дня в святительские покои ворвались пятеро вооруженных людей, выволокли 70-летнего архипастыря за стены Лавры и зверски расправились со старцем. Вот как описывает эту трагедию Житие священномученика Владимира:

"Архипастырь-мученик обратился к своим убийцам с такими словами: "Что, вы здесь меня хотите расстрелять?" Один из них ответил: "А что же, церемониться с тобою?" Тогда митрополит попросил у них времени помолиться Богу. Один из убийц сказал: "Но только поскорее!" Митрополит воздел руки кверху и сказал: "Господи, прости мои согрешения, вольные и невольные, и приими дух мой с миром", - потом он благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: "Господь вас благословляет и прощает"..."

митрополит ВладимирФото: www.pravoslavie.ru

В акте медицинского осмотра останков святителя было сказано, что митрополита Владимира расстреляли множественными разрывными пулями и нанесли десятки колотых ран холодным оружием. Большевики, в то время еще пытавшиеся апеллировать к "революционной законности", открестились от преступления. До сих пор нет однозначного ответа на то, кто же конкретно совершил столь зверское убийство: краснобандиты, укробандиты, анархобандиты или просто сребролюбивые уголовники. Но то, что эта смерть стала символической, ясно сразу. Так, Патриарх Тихон, узнав о мученической гибели владыки Владимира, произнес:

"Конечно, судя по человечески, ужасною кажется эта кончина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, что эта мученическая кончина Владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов великой матушки-России".

Но еще глубже стали слова митрополита Новгородского и Старорусского Арсения (Стадницкого), двумя десятилетиями ранее принявшего архипастырское рукоположение от рук священномученика Владимира. Владыка Арсений, впоследствии также многое претерпевший от богоборцев, по сути, определил путь Русской Церкви на долгие десятилетия и роль новомучеников в преодолении этих гонений:

"Наступивший период гонения на Церковь Божию уже ознаменовался мученическими кончинами священнослужителей, а теперь - и такой же кончиной архипастыря. Но история показывает, что сила гонений всегда слабее духа исповедничества и мученичества. И такие жертвы никого не устрашат, а напротив - ободрят верующих идти до конца путем служения долгу даже до смерти. Сонм мучеников освещает нам путь и показывает силу, пред которой не устоят никакие гонения..."

И сегодня мы, православные христиане, понимаем, что едва не погубивший Россию большевистский Кровавый Молох был остановлен в значительной степени молитвами тех, кто был принесен в жертву богоборческой революции. Подобно тому, как страдания мучеников первых веков христианства изменили всю ойкумену, новомученики и исповедники сделали все, чтобы уже в 1945 году мы обрели Победу в Великой Отечественной войне не безликого Третьего Интернационала, но исторической России. А главное - доказали, что человеческая жизнь имеет подлинную ценность только тогда, когда ты способен ее отдать. За Веру, за Отечество, за други своя.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Оставить комментарий

Одиночество - тупик прогрессивной свободы У хоккейной сборной России проблемы с миграцией
Новости партнёров