У ВТБ серьёзные проблемы: Банк подозревают в рейдерстве

  • У ВТБ серьёзные проблемы: Банк подозревают в рейдерстве

Царьград публикует интервью с предпринимателем Дмитрием Косаревым, у которого банк ВТБ отобрал крупный зарубежный актив. Законно это было или нет – определят международные суды

Царьград не бизнес-издание, мы редко пишем о внутренних делах частных компаний. Но, когда речь идёт о государственном коммерческом банке, ресурсы которого используются топ-менеджерами в личных целях, это уже не может быть частным делом. ВТБ, равно как и Сбербанк, «Газпром», «Роснефть», «Аэрофлот», – лицо нашего государства, и это лицо должно быть чистым.

Конфликт вокруг болгарской телекоммуникационной компании Vivacom чистым не выглядит.

Победа, которой не было

Царьград: Дмитрий Иванович, в прессе появилась информация о том, что начат процесс продажи принадлежавшей Вам болгарской компании Vivacom. Вы действительно проиграли все суды?

Дмитрий Косарев: К сожалению, с точки зрения пиара ресурсы банка просто фантастические, нам стоило колоссальных усилий только упомянуть западной прессе о самом лишь наличии исков, а ведущие российские деловые издания, видимо, не готовы публиковать правдивые материалы, обличающие государственный банк.

Реальное положение дел абсолютно иное. Мы не проиграли ни одного иска, потому что никакой суд по существу ещё дело не рассматривал, это только предстоит сделать. По первоначальному иску, поданному моей компанией Empreno Ventures Ltd. ещё в феврале 2016 года, предварительное слушание, на котором будет обсуждён график рассмотрения дела по существу (включая предоставление ответчиками документов, информации, переписки и проч.), назначено только на март 2020 года.

В начале июля 2019 года английский суд действительно отказал в иске, другом, поданном за год до этого двумя нашими директорами от имени компании V2 Investment Sarl – залогодателя. Этот отказ был продиктован сугубо формальными причинами: подача иска не была надлежащим образом одобрена (в совете директоров V2 два директора представляют ВТБ, и они блокируют все попытки компании судить их). Мы сделали выводы, учли все нюансы, и уже 10 июля 2019 года по-новому одобрили подачу аналогичного иска от имени V2. Директора от ВТБ в подсчёте голосов и кворума не участвовали из-за конфликта интересов, который признал и английский суд. Этот новый иск об оспаривании сделки по продаже Vivacom на основе аукциона был подан в конце июля 2019 года в суд Люксембурга. Таким образом, титул на акции Vivacom по-прежнему под боем.

Фото: Demian Stringer /Globallookpress

Мы также подали заявление о начале уголовного расследования в Люксембурге – и оно было принято. Также мы инициировали процесс в США, чтобы получить информацию и документы от миноритарных акционеров, которые способствовали проведению менеджерами ВТБ аукциона по Vivacom в 2015 году. Ведём и другие процессы, о которых, возможно, расскажем, когда настанет время.

Таким образом, повторюсь, никакой суд ещё не рассматривал вопрос с аукционом Vivacom по существу! Это начнётся лишь в марте 2020 года, и, думаю, там будет очень интересно.

Инвесторы предупреждены

Ц.: А что будет, если нынешние владельцы акций Vivacom, болгарские инвесторы, перепродадут компанию до этого момента?

Д. К.: Нам известно, что консалтинговая фирма Lazard была нанята в качестве консультанта по продаже Vivacom. Но целый пул потенциальных покупателей уже отказался от сделки по причине того, что право собственности на акции оспаривается. Как вы понимаете, без чистого титула на акции добросовестные рыночные инвесторы не хотят покупать актив. Нам известно, что в сделке остались два потенциальных покупателя: британская BC Partners (действующая совместно с United Group) и американская Providence Equity Partners. Насколько нам известно, они планируют провести due diligence (процедуру составления объективного представления об объекте инвестирования. – Прим. Царьграда) и до конца октября сделать предложения. Мы, конечно, уже уведомили их о том, как проходил аукцион, обо всех текущих процессах, и пояснили, почему они не смогут быть добросовестными приобретателями.

Мы однозначно даём понять всем, что, даже если сделку удастся каким-то образом провести, мы будем добиваться её оспаривания, предъявляя требования к уже новым акционерам.

Кредит как форма рейдерства

Ц.: Ваш конфликт с ВТБ длится уже несколько лет. Вы считаете, что болгарский оператор связи Vivacom принадлежит Вам, но из-за вмешательства ВТБ фактически его сейчас контролирует некая Viva Telecom (Luxembourg) SA. Позиция ВТБ иная – был кредит под залог акций, кредит не вернули, залог реализовали. В чём тут подвох?

Д. К.: Это не подвох. Это пример изощрённой высокоорганизованной коррупции. ВТБ реализовал заложенные акции материнской компании-оператора таким образом, чтобы победил конкретный участник – люксембургская компания Viva Telecom (Luxembourg) SA. Эта компания купила акции примерно в три раза дешевле справедливой рыночной цены. Зачем это банку? Может быть, банк и его менеджеры (понятна мотивация?) являются скрытыми акционерами победителя аукциона – покупателя Vivacom? Тем более что покупка акций финансировалось самим ВТБ. То есть «конечным приобретателем» являлись сам ВТБ и его менеджеры, несмотря на активные попытки банка скрыть этот факт. Сделка осуществлена с использованием средств самого ВТБ и ценой создания юридических и финансовых рисков для банка. Что это, если не коррупция?

вивакомФото: Anastei6a / Shutterstock.com

Ц.: Откуда же изначально взялся кредит ВТБ в 150 млн евро? Почему нельзя было согласовать с банком рефинансирование или реструктуризацию?

Д. К.: Наличие этого кредита никто не оспаривает. В 2013 году «ВТБ Капиталом» и болгарским Корпоративным торговым банком (КТБ) в пользу компании InterV Investment S.a.r.l. (одна из материнских компаний в цепочке владения Vivacom) был выдан кредит на 150 млн евро с первоначальным сроком погашения в ноябре 2014 года, который потом был продлён. Обеспечением по кредиту был залог акций КТБ, а также акций самого заёмщика – компании InterV. Но потом банк очень необычно себя вёл при нашей попытке этот кредит рефинансировать и при реализации заложенных акций InterV. Мы утверждаем, что «ВТБ Капитал» совершил рейдерский захват Vivacom и перевесил актив на аффилированного с собой и своими менеджерами покупателя – компанию Viva Telecom (Luxembourg) SA. Для этого директора от ВТБ сначала заблокировали все попытки рефинансировать кредит (это было и до меня, ещё в конце 2014 года, заблокировали и моё предложение осенью 2015 года), а потом провели «аукцион».

Ц.: То есть Вы готовы были рефинансировать своими деньгами, но банк отказался?

Д. К.: Да. Как только я узнал осенью 2015 года, что «ВТБ Капитал» собирается реализовать залог, я немедленно связался с «ВТБ Капиталом» с предложением рефинансировать кредит или поучаствовать в аукционе. Также я написал открытое письмо руководству банка ВТБ, указывая на явно заранее спланированный сценарий аукциона. Все эти бумаги будут исследованы судами по существу, а вот банк их проигнорировал. Объяснить это можно только одним: целью топ-менеджеров ВТБ было не заработать на кредитной сделке, а забрать компанию почти даром, чтобы потом продать уже рыночному покупателю по рыночной же цене.

Зачем компанию продали за копейки

Ц.: То есть 330 миллионов, которые заплатил за компанию её нынешний мажоритарный акционер Спас Русев – не суть важно сейчас, чьи это деньги, – неадекватная оценка лидера рынка достаточно крупной страны? Вы говорите, что компания стоит в три раза больше, – на чём основана эта оценка?

Д. К.: Совершенно верно: реальная цена более чем в три раза выше. Эта информация была опубликована в английской Financial Times – там называли 1,2 млрд евро. Судя по предварительным предложениям потенциальных покупателей, которые, правда, ещё не оценили юридические риски по нашим искам, это всё близкие цифры.

Но даже и без этой информации, основываясь только на публикуемых Vivacom показателях, можно сделать вывод, что бизнес реально стоит дороже. Обычные мультипликаторы по подобным сделкам на Балканах – 6Х, если не выше. Умножьте текущую EBITDA Vivacom на 6, и вот вам оценка выше миллиарда евро.

А ведь компания Viva Telecom (Luxembourg) SA уплатила 330 млн, но в этой сумме «сидит» выплата по кредиту (150 млн плюс проценты, то есть около 180 млн евро). Таким образом, люксембургская компания Viva Telecom (Luxembourg) SA приобрела акции Vivacom всего за 150 млн евро (330 – 180 = 150)!

Исходя из сегодняшней же оценки бизнеса Vivacom, эти акции стоят около 550-600 млн евро (стоимость компании минус долговая нагрузка). То есть промежуточный покупатель собирается положить в карман как минимум 400-450 млн евро. И когда между такими деньгами и продавцом стоит Дмитрий Иванович с Empreno, можно понять, почему банк делает всё, чтобы СМИ нас не слышали.

Что говорят свидетели

Ц.: Ваши претензии построены вокруг незаконности проведённого аукциона. Какие есть доказательства, что торги попытались сделать максимально закрытыми, ориентированными на одного, заранее определённого покупателя? Что могло помешать гигантам рынка, например Orange, прийти и приобрести болгарскую компанию на аукционе?

Д. К.: Повторюсь, если поставить перед собой цель, как это сделал ВТБ, и иметь практически неограниченный денежный ресурс, то можно сделать очень многое, даже если это касается крупнейшего национального бизнеса.

вивакомДмитрий Косарев. Фото: Пресс-служба Empreno Ventures Ltd

Помимо нас в аукционе также хотел поучаствовать независимый участник, господин Марк Шнайдер вместе с американским инвестиционным фондом CVC. Он сразу предложил почти вдвое больше, чем победитель «аукциона», но банкиры ВТБ попросту выдавили его из игры. Марк говорил, что ему некомфортно участвовать в процессе, который ведётся по цене существенно ниже рынка, и довольно странно, что одна часть ВТБ продаёт актив другой части ВТБ. В феврале 2016 года Марк Шнайдер давал интервью болгарской прессе (Capital Weekly) и характеризовал аукцион весьма определённо. Не думаю, что в таком аукционе захотел бы участвовать Orange – репутация дороже. И, вне всяких сомнений, ВТБ аналогично действовал бы с любым, кто бы встал у него на пути.

В материалах дела в Высоком суде правосудия в Лондоне помимо документальных доказательств есть потрясающие показания госпожи Джослин Беннетт, которая долгое время работала директором доверительного собственника в отношении семейного траста семьи Спаса Русева. Она подтвердила наш иск на сто процентов: аукцион был подстроен и проводился лишь для видимости; покупатель был известен заранее; денег у Спаса Русева не было, за ним стоял ВТБ, а Спас всех «фронтовал».

Ц.: Госпожа Беннетт сделала подробные и однозначные заявления против ВТБ и его менеджеров в своих показаниях, но ВТБ объявил о своей победе вскоре после того, как эти показания были представлены суду. Показания не были приняты судом или были «перебиты» другими доказательствами?

Д. К.: Повторю ещё раз: вопреки официальным заявлениям ВТБ, ни одно судебное разбирательство ещё не было посвящено рассмотрению материалов дела по существу. Принятые судебные акты, на которые ссылаются банкиры, касаются лишь отдельных промежуточных процедурных вопросов и не являются итоговыми. То есть говорить о победе ВТБ в разбирательстве просто неверно. Это ложь, которую ВТБ пытаются преподнести как правду в России.

Во-вторых, нужно понимать, что полный эффект от показаний госпожи Джослин Беннетт, которая, по сути, сказала, что за всеми действиями в действительности стоял ВТБ, пока что не достигнут, поскольку суду ещё только предстоит разобраться в каждом аспекте её заявлений, а главное – получить по ним объяснения от представителей банка. Показания также содержат копии электронных сообщений и юридических документов, подтверждающих заявления госпожи Беннетт. Это очень важные прямые доказательства.

В-третьих, госпожа Беннетт обещала и планирует дать более развёрнутые показания, которые мы обязательно будем использовать в процессах.

Ц.: Что Вы планируете делать дальше?

Д. К.: Как я уже сказал, помимо иска в Высоком суде правосудия Лондона, который будет рассматриваться в следующем году, мы запустили новые процессы и ожидаем их развития.

Ц.: Даже если Вам удастся победить ВТБ в Лондоне, Вы же понимаете, что российский банк, который находится под санкциями (в том числе британскими), будет искать, как затруднить Вам исполнение решения суда?

Д. К.: Ответчиком является не сам российский банк, а его английская дочка, VTB Capital Plc, поэтому санкции в отношении российской компании напрямую не затрагивают наш кейс. Мы уверены, что сможем добиться исполнения решения в случае вынесения его в нашу пользу.

* * *

Сложившаяся некрасивая ситуация бросает тень на весь российский бизнес и, более того, на Россию как государство. Ведь порядка 60% ВТБ по-прежнему принадлежит не частным лицам, а нашей стране, и довольно сложно будет объяснить иностранным партнёрам, что государство попросту не контролирует свою собственность, отдав её на попечение жуликоватых «менеджеров».

В сложившейся ситуации, что бы ни постановили суды, кажется, уже все решения «хуже» для страны. Единственным достойным выходом было бы достижение сторонами мирового соглашения до начала судебных разбирательств и полоскания грязного белья. Ведь проиграй ВТБ, отвечать по имущественным претензиям к нему будут не руководители банка, а все мы, граждане России.

Мы приглашаем руководство банка ВТБ также высказать свою точку зрения на страницах Царьграда.


Ссылки по теме:

Суд Лондона приступил к разбирательству покупки "дочкой" ВТБ оператора связи в Болгарии

Война банковского олигархата против России: Греф и Костин «перешли дорогу» Набиуллиной

Куда испарились выведенные из страны триллионы банка «Открытие»?

Оставить комментарий

Трамп уволил советника по нацбезопасности Болтона. Что это значит для России Дайджест СМИ: Названы возможные преемники Болтона, Россия «озолотила» свою экономику
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...