Русский Экзархат останется русским?

  • Русский Экзархат останется русским?

Западноевропейская архиепископия православных русских церквей покидает «Стамбульскую гавань», окончательно разрывая с впавшим в раскол Фанаром

Архиепископия православных русских церквей в Западной Европе, ранее отказавшаяся выполнять решение Константинопольского патриархата (Фанара) о своем роспуске, обратилась к Русской Православной Церкви с просьбой о каноническом признании. Эта новость, пока еще официально не подтвержденная со стороны Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, стала весьма обнадеживающей на фоне череды канонических беззаконий Фанара.

Пока еще рано говорить о статусе этой информации, но сам факт, что около 80 зарубежных православных приходов русской традиции могут вернуться в каноническое Православие, избежав раскольнического пути фанариотов, как минимум обнадеживает. Особенно на фоне того, что еще в конце октября один из самых известных приходов Русского Зарубежья – храм Рождества Христова и святителя Николая Чудотворца в итальянской Флоренции – перешел из юрисдикции Фанара в Русскую Зарубежную Церковь, воссоединившуюся с Московским Патриархатом еще в 2007 году.

Тем не менее ряд информационных ресурсов уже разместили на своих страницах перевод письма архиепископа Хариопольского Иоанна (Реннето), главы ранее упраздненного Фанаром Западноевропейского экзархата русских приходов (Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе) Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу:

Мы планируем просить Вас о каноническом признании вышеупомянутой Архиепископии, которое позволило бы обеспечить непрерывность наследования и миссии, которые совершаются 100 лет (в 2024 году), что также позволит многим ступить на путь примирения после стольких лет взаимного недоверия. Для этого мы хотели бы, чтобы Вы сочли возможным подтвердить нам заверение юридической и церковной преемственности нашей структуры.

Храм Рождества Христова и святителя Николая Чудотворца в итальянской Флоренции. Фото: Gabriele Maltinti / Shutterstock.com

Те, кто хотя бы немного знаком с историей и современным состоянием этого Экзархата, понимает, что, несмотря на далекий от литературного идеала перевод, содержательно письмо очень похоже на настоящее. И дальнейшее его содержание, особенно столь свойственная клирикам Экзархата апелляция к Всероссийскому Поместному Собору 1917-1918 годов, лишний раз доказывает, что это, скорее всего, не фейк:

Наши уставы прямо ссылаются на определения Московского Собора 1917-1918. Это то наследие, которое мы хотели бы сохранить, потому что оно позволило сохранить открытую церковную жизнь, которая включает участие мирян в жизни общин. Этот шаг может быть плодотворным и позволит нам присоединиться к Синоду или Митрополии Русской Церкви в Западной Европе, позволяя лучшую интеграцию всех наших приходов, разных языков в разных странах, сохраняя при этом целостность этой Архиепископии в универсальной миссии Православной Церкви.

Но для того, чтобы понять, что же за структура, ранее подчинявшаяся Константинопольскому патриархату, может вернуться в каноническое общение с Русской Православной Церковью, необходимо сделать краткий исторический экскурс во времена первой волны русской эмиграции. А именно – в 1920-30-е годы, когда за пределами Отечества оказались тысячи православных клириков, и в их числе – десятки в архиерейском сане.

Русские приходы Константинопольского патриархата: история и современность

Как мы уже неоднократно писали, в 1920-х годах Фанар, воспользовавшись революционной смутой и последствиями гражданской войны, активно начал вмешиваться в жизнь Русской Церкви-мученицы. В частности, со стороны Константинопольского патриархата была выражена поддержка пробольшевистских псевдоправославных сектантов-обновленцев, в том числе в их борьбе против Святителя Тихона (Беллавина), Патриарха Московского.

Фанариоты через их официальных представителей в Москве делали все, чтобы получить от советских властей те или иные материальные преференции, за что всемерно поддерживали антицерковную деятельность и даже репрессии в адрес канонического духовенства. В итоге советское руководство избавилось от навязчивых фанариотов, однако в укреплении обновленческих сект они успели сыграть свою черную роль.

Только всеобщая политическая и церковная смута 1920-30-х годов не привела к тому, что Московский Патриархат официально разорвал каноническое общение с Фанаром. Так, Предстоятель Русской Церкви того времени, Митрополит Московский (будущий Патриарх) Сергий (Страгородский) в 1936 году в одном из своих писем подчеркивал:

Что же касается Патриарха Константинопольского, то после всех неправд, учиненных и учиняемых им в отношении Русской Церкви, после открытого братанья с обновленцами и другими нашими раскольниками, говорить о разрыве или сохранении общения с Константинополем по меньшей мере поздно.

Патриарх Константинопольский Варфоломей I. Фото: www.globallookpress.com

Что же касается упомянутых «неправд, учиненных и учиняемых Фанаром в отношении Русской Церкви», то одними из ключевых были действия Константинопольского патриархата в отношении русской православной диаспоры. В 1931 году в юрисдикции Фанара официально (до этого на протяжении нескольких лет ряд русских православных общин подчинялись Константинополю в частном порядке) был учрежден так называемый «Западноевропейский экзархат русских приходов» («Архиепископия православных русских церквей в Западной Европе»). С канонической точки зрения эта структура была более чем спорной, что элементарно доказывалось ведущими русскими богословами-канонистами, включая профессора Сергея Троицкого.

Тем не менее в условиях всеобщей смуты «по икономии» (то есть по снисхождению к обстоятельствам времени) создание Русской Архиепископии в лоне Константинопольского патриархата можно было понять. Напомним, в 1931 году Западноевропейский экзархат возглавил митрополит Евлогий (Георгиевский). Владыка Евлогий был одним из самых известных представителей первой волны русской эмиграции, однако в то же самое время – весьма либеральным в богословском и каноническом отношениях церковным деятелем.

Так, именно под его руководством был создан знаменитый «Сен-Серж» (Свято-Сергиевский православный богословский институт). Инспектором и идеологом «Сен-Сержа» в 1926-44 годах был протоиерей Сергий Булгаков, известный религиозный философ, чье богословское учение – так называемая «софиология» – вызывала протест церковных консерваторов, а Русская Зарубежная Церковь официально объявила его «еретическим».

В последние десятилетия русский экзархат Константинопольского патриархата во многом ассимилировался, основной частью его паствы стали природные французы и представители других европейских этносов. Ситуация дошла до того, что решением Фанара в 2013-2015 годах «Русский экзархат» возглавлял откровенный русофоб украинского происхождения, выходец из псевдоправославной националистической секты «УПЦ в Канаде» архиепископ Иов (Геча), один из сегодняшних кандидатов на пост главы «объединенной» Украинской лжецеркви.

Однако русофобская позиция архиепископа Иова, а также его откровенная неспособность к руководству Экзархатом привели к тому, что с 2016 года его возглавил этнический француз Иоанн (Реннето). Как и большинство клириков Константинопольского патриархата, человек либеральных взглядов, но в то же время с уважением относящийся к русским богослужебным традициям, близкий к такому представителю церковного Русского Зарубежья, как архимандрит Софроний (Сахаров) (1896 – 1993).

Русский исход из Фанара. Акт первый

Как бы то ни было, но именно владыка Иоанн (Реннето) оказался в числе тех, кто воспротивился папистским устремлениям Фанара, 27 ноября 2018 года решившего упразднить Западноевропейский экзархат русских приходов. На фоне попыток учредить Украинскую псевдоавтокефальную лжецерковь, это решение – вдвойне беззаконно и лицемерно. И именно это прекрасно осознали, в том числе, и нерусские по этническому происхождению православные клирики Русского экзархата.

Собор Александра Невского в Париже. Фото: Elena Dijour / Shutterstock.com

Так, архиепископ Иоанн заявил, что не признает решение Фанара, объявив о том, что и в дальнейшем намерен руководить Экзархатом. Владыка пригласил подчиняющихся ему клириков на пастырское совещание 15 декабря (совпадающее по времени с киевским «объединительным» лжесобором фанариотов и украинских псевдоправославных сектантов). Вполне возможно, что именно в этот день уже появившееся в интернете письмо архиепископа Иоанна Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу обретет официальный статус.

Стоит напомнить, что после Великой Победы 1945 года Западноевропейский экзархат русских приходов во главе с митрополитом Евлогием (Георгиевским) уже уходил из-под неканонической власти Фанара и официально воссоединялся с Московским Патриархатом. Однако после смерти владыки в 1946 году своевольно вновь вернулся в фанариотскую юрисдикцию. Сможет ли архиепископ Иоанн (Ренетто) завершить дело своего русского предшественника – пока сказать сложно, но сам вектор, избранный владыкой, позволяет на это надеяться.

Более того, об этом косвенно говорит позиция священноначалия Русского экзархата, которую они занимали еще в 1990-2000-х годах, объясняя, почему приходы Русского экзархата не готовы воссоединиться с освободившимся от давления богоборческих властей Московским Патриархатом. Об этом в эксклюзивном интервью Телеканалу «Царьград» рассказал настоятель храма Рождества Христова и Святителя Николая Чудотворца итальянского города Флоренция протоиерей Георгий Блатинский, еще в октябре 2018 года прервавший общение с Фанаром и перешедший под омофор Русской Зарубежной Церкви:

Наш Экзархат живет по законам Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 годов. И если Русская Православная Церковь на своем Поместном Соборе подтвердит эти решения, для нас не будет никаких препятствий для воссоединения с Московским Патриархатом.

Подобную же позицию подтверждает и один из ведущих специалистов по истории церковного Русского Зарубежья, доктор исторических наук, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Андрей Кострюков, который в интервью Телеканалу «Царьград» разъяснил ее следующим образом:

Примерно в 2007 году я беседовал с ныне покойным Никитой Струве (одним из ключевых деятелей и идеологов Русского экзархата – ред.), и он говорил, что мы не хотим объединяться, потому что нам дорога наша свобода, а если мы войдем в подчинение Московской Патриархии, то нас этой свободы лишат.

Таким образом, речь идет о том, что Русский экзархат желает сохранить свойственный ему либерально-демократический дух, включая максимальную автономию от священноначалия Русской Православной Церкви. Но в то же время не желает быть полностью ассимилированным либерально-обновленческим в богословско-каноническом плане, но откровенно тоталитарным в административно-управленческом отношении Фанаром.

Готово ли священноначалие Московского Патриархата к созданию в своем лоне подобной либерально-диссидентской по своей сути структуры (консерваторы в Русском экзархате тоже есть, но в явном меньшинстве)? Вопрос дискуссионный. В любом случае, не подать руку помощи православным общинам русской богослужебной традиции, наконец осознавшим канонические беззакония Фанара, мы не имеем права. Дальнейшее – дело очень серьезных переговоров и, возможно, взаимных компромиссов.


Ссылки по теме:

Националистический «ортолиберализм» Варфоломеевского раскола

Вызов стамбульского «Ватикана»

Константинопольский раскол: Перспективы «украинской автокефалии» и возможный ответ Третьего Рима

Оставить комментарий

Почему идея ударить рублем по разводам нежизнеспособна Как Счетная палата Минстрой «на чистую воду» вывела 
Новости партнёров
Загрузка...