России не нужны мигранты, России нужны русские

  • России не нужны мигранты, России нужны русские

Правда ли, что новая миграционная политика предполагает пополнение граждан нашей страны за счёт мигрантов?

Существует известное изречение, что «патриотизм – последнее прибежище мерзавца». Смысл его не в том, что патриотизм – вещь мерзкая, а в том, что когда больше нечем крыть, мерзавец хватается за патриотизм или по крайней мере патриотическую риторику. Если наши либеральные политики и СМИ вдруг заделываются патриотами и русскими националистами, значит, они готовят русским какую-то гадость.

Именно так вышло и со статьей «Мигрантополучатели». В роли «мерзавца» выступила известная либеральная газета «Коммерсант». В роли патриотической соломинки – выработавшаяся за последние десятилетия стойкая неприязнь граждан России к инокультурным миграционным потокам из «ближнего зарубежья».

В роли манипулятивного средства – заголовки «Кремль за счёт мигрантов за пять лет хочет увеличить население России на 5–10 млн» и соответствующие картинки – толпы в оранжевых жилетах, давка на Олимпийском проспекте на Курбан-байрам, непраздные ханум в хиджабах, жертвы не отменённых кое-кем ветхозаветных традиций – барашки, павшие в неравной борьбе в соседней подворотне… В общем, весь спектр ужасов, которые у нас связываются с понятием «миграция», давно уже не нуждающемся даже в приставке «нелегальная».

Фото: www.globallookpress.com

В роли мерзкого дела, которое хотят обделать либералы, апеллируя к совершенно естественной и понятной нашей мигрантофобии, – попытки сорвать планы правительства по возвращению в Россию русского населения из ближнего зарубежья.

Вчитаемся внимательнее в статью в «Коммерсанте» и обнаружим, что она посвящена всевозможным облегчениям, которые получат в рамках новой политики прежде всего русские беженцы из Средней Азии и Закавказья, а главное – граждане Украины, решившие расстаться с необандеровским режимом.

Новые меры включают в себя «паспортную амнистию» для тех, кто получил российские паспорта с тем, что ФМС сочла нарушениями. В основном это касалось русских беженцев из Средней Азии в 1990-е годы. После 2010-го ФМС начала беспощадную кампанию по лишению этих русских людей паспортов, она коснулась десятков тысяч человек. Параллельно с этим миграционщики раздавали российское гражданство уже совсем не русским выходцам из того же региона, откуда бежали лишаемые ими паспортов русские. Автору этих строк приходилось лично жаловаться В.В. Путину, занимавшему тогда пост главы правительства, на это безобразие. А в 2013 году, снимая с Анатолием Вассерманом телепрограмму на НТВ, мы смогли помочь русской женщине, лишённой таким способом паспорта, быстро переоформить гражданство. И вот с паспортным террором, касающимся русских беженцев, теперь будет покончено.

«На Охотном ряду уже рассматривают очередные изменения в закон «О гражданстве Российской Федерации». Они, по сути, предлагают амнистию для тех, кто до 2010 года получил паспорт РФ с нарушениями. Им дадут возможность всё исправить и сохранить гражданство, а период, в который всё можно будет оформить по правилам, будет продлен до 2025 года», – сообщает «Коммерсант». Поправки «коснутся десятков тысяч человек, получивших паспорта по разным схемам, с ошибочными или искажёнными данными». Газета цитирует участника подготовки законопроекта депутата Сергея Гаврилова: «У таких людей нередко изымаются паспорта, и они оказываются в сложном положении. Подготовленные поправки – гуманитарная операция, которая позволит закрыть этот вопрос». Как пояснил депутат, зачастую эти люди получали паспорта в странах СНГ, и нередко проверка оснований для оформления ими гражданства России не проводилась».

Ещё одна инициатива касается разрешения на работу в российских госорганах, включая МВД и спецслужбы, гражданам Украины, которые перешли в гражданство России. Это, опять же, направлено на улучшение условий тех, кто доказал, порой своей кровью, преданность русскому миру, противостоя врагам России – необандеровцам.

Иными словами, предлагаемые меры миграционного улучшения касаются, прежде всего, именно русских в этническом и культурном смысле переселенцев в Россию. И именно они в них больше всего нуждаются – они вынуждены оформлять гражданство индивидуально, их не поддерживают диаспоры, нет накатанных схем получения заветных красных паспортов с орлом. И, при этом, именно им чаще всего некуда деваться – за пересечение той же украинской границы не через пропускные пункты в ДНР и ЛНР многим грозит немедленное попадание в застенки СБУ. Регулярные спасательные операции, которые приходится проводить неравнодушным общественникам при спасении высылаемых бездушными судьями из России ополченцев, – индикатор ненормальности ситуации.

Собственно, публикация в «Коммерсанте» и не скрывает, что целевой группой новой миграционной политики являются прежде всего русские и русскоязычные люди: «В качестве стран-доноров в этом смысле рассматриваются сопредельные государства с большим количеством русскоязычных: Украина, Казахстан, Узбекистан, Молдавия и др.», – написано в статье. И тут возникает вопрос – к чему тогда заголовок «Мигрантополучатели», который немедленно превратился у других СМИ в «Кремль пытается решить демографическую проблему с помощью завоза мигрантов». А поскольку у нас редко кто читает дальше заголовка, то и пошла по сети новая истерическая волна? Мотивы либерального издания (через которое, тем не менее, постоянно делаются официальные правительственные «сливы») вполне прозрачны.

Но есть и объективная ловушка. Перед нынешним российским законодательством и русский борец за единство России, вынужденный бежать под страхом смерти с Украины, и не знающий ни слова по-русски исламист откуда-нибудь из Ошской области или Ферганской долины, чей папаша рисовал пугающие знаки на домах русских и угрожал русским девочкам изнасилованием, если они немедленно не уедут, – оба они одинаково «мигранты». И русский активист из Латвии, и торговец зеленью из Баку, и строитель из Приднестровья, и маковый плантатор из Таджикистана тоже в одинаковой мере «мигранты». И именно в этом ненормальность существующего положения в нашей миграционной сфере, которую необходимо исправлять.

России необходимо чётко различать – на уровне закона и административной практики – возвращение русского населения из стран ближнего зарубежья и миграцию из государств, которые выбрали три десятилетия назад отдельное от нас политическое существование, а порой и вовсе являются открыто враждебными. И вот здесь необходимо действовать прямо по принципу генерала Франко: «Для своих – всё, для чужих – закон», и нимало этим не смущаться.

Привлечение в Россию русских нужно вообще рассматривать вне какого-либо миграционного контекста. Должна быть введена «карта русского», право на получение которой должны иметь те, у кого русским по свидетельству о рождении являлся хотя бы один родитель, кто знает русский язык и готов дать подписку в лояльности Российской Федерации. Эта карта в любой момент в любом консульстве должна обмениваться на российский паспорт – заграничный или внутренний, смотря по надобности. Русскоязычных врагов России, которые захотят проскользнуть по этим документам, вполне могут выловить наши спецслужбы, а применение к ним мер будет тем легче, что они будут подчинены нашей юрисдикции. Так что массового наплыва майданщиков опасаться не следует.

Долгое время политика собирания русского населения с просторов СНГ тормозилась подсознательной надеждой на скорое воссоединение. Формально этот аргумент не исчерпан и по сей день. Однако уже очевидно, что воссоединение некоторых земель с Россией в ближайшее время политически невозможно, а некоторых даже и нежелательно. А туда, куда не только можно, но и нужно вернуться, мы вернёмся независимо от процента русского населения, проживающего там сегодня, – к этому приведут геополитические, а не демографические обстоятельства. А русские в этническом и культурном смысле рабочие руки и демографический потенциал нам нужны здесь и сейчас. Конечно, всегда и везде предпочтительней, чтобы русские возвращались «вместе с вокзалом». Но, если это невозможно, то главное, чтобы они возвращались.

И, напротив, отделённая от вопроса русского возвращения миграционная проблема должна приобрести новое звучание. Сейчас перед нашими законодателями при его обсуждении каждый раз вылезает дилемма двух стульев. Облегчишь условия доступа мигрантов – раскроешь двери вместе с русскими самому мутному и многочисленному чуждому элементу. Ужесточишь условия для этого элемента – в силу уравнительного для всех мигрантов нашего законодательства ужесточишь правила и для русских. И расцепить эти две проблемы возможно, только осознанно предоставив русским привилегии. Никакого другого способа тут попросту нет.

И подобных привилегий не надо бояться. Как говорил П.А. Столыпин: «В этом законе проводится принцип не утеснения, не угнетения нерусских народностей, а охранения прав коренного русского населения, которому государство изменить не может, потому что оно никогда не изменяло государству, и в тяжёлые исторические времена всегда на страже русских государственных начал».

Напротив, правительственная политика в отношении миграции культурно и лингвистически далеких элементов должна быть ужесточена. Миграция оказывает отрицательное воздействие на рынок труда, тормозя его механизацию и рост производительности. Приносимый этими рабочими руками доход не искупает того социального ущерба, который они приносят.

В современной благополучной и спокойной России криминальная статистика многих районных управлений внутренних дел была бы совсем скучной, если бы не преступления, совершаемые мигрантами, дающие половину, а то и больше процентов статистики. И эти преступления зачастую отличаются особой опасностью, жестокостью и непредсказуемостью.

Также среди выброшенных из привычного жизненного уклада мигрантов с особой интенсивностью идёт пропаганда исламизма, что заканчивается трагедиями наподобие теракта в петербургском метро в апреле 2017 года, совершённого, кстати сказать, «новым гражданином» (что ещё раз доказывает вредность универсальных поблажек в доступе к российскому гражданству).

Наконец, как показал жестокий теракт в новозеландском Крайстчёрче, социальное напряжение, создаваемое миграцией, может выразиться в ответной радикализации местного населения. Терроризм из одностороннего –  со стороны исламистских фанатиков – станет двусторонним, с нарастающей эскалацией.

Полиция в новозеландском Крайстчёрче. Фото: www.globallookpress.com

Несомненно, определённая часть мигрантов может быть русифицирована и ассимилирована без всякого ущерба для российского общества и русского этноса. Но для этого целью государственной национальной политики должны стать именно русификация и ассимиляция. Становишься русским – становишься полноценным гражданином. Но разве мы видим что-то подобное? Нет, напротив, мы читаем с плакатов, оплаченных из бюджета, о «народах Вологодской области». Где-то избирают «красу народов земли Владимирской». Сама концепция каких-то «народов» российских регионов не только не способствует гражданской интеграции иностранцев, но ещё и подталкивает дезинтеграцию части уже сжившегося с нами населения, обнаруживающего, что для обеспечения своих интересов выгоднее образовать диаспору и культивировать свою отдельность.

Чтобы Россия могла «переварить» существующих мигрантов, необходимо приостановить поступление новых. Чтобы сделать это без ущерба для демографии и, напротив, её подстегнуть, необходимо противопоставить миграции радикальные меры по возвращению русских. Другого пути в данном случае попросту нет.


Ссылки по теме:

Русские в бывшем СССР: Верните нас домой

Оставить комментарий

НАТО хочет воевать? Нет, скорее паразитировать на войне Порошенко испугался бунта силовиков
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...