Политические преследования по-среднеевропейски: Как это делается в Македонии
Фото: www.globallookpress.com
В мире

Политические преследования по-среднеевропейски: Как это делается в Македонии

Официально бывшего премьер-министра Македонии Николу Груевского преследуют за коррупцию. А на деле — за симпатии к Сербии и России, за желание сохранить честь и достоинство своего народа

На днях в Македонии заявили, что потребуют от Венгрии выдачи бывшего премьер-министра страны и почетного председателя старейшей в стране партии ВМРО-ДПМНЕ (Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство) Николы Груевского, попросившего у Будапешта политического убежища. Официально Груевского уже обвинили и осудили. Основной (то есть главный) суд Скопье приговорил его к двум годам тюрьмы за злоупотребление служебным положением в бытность премьер-министром — Груевский якобы использовал какие-то преференции при покупке бронированного автомобиля «Мерседес». И это все.

Адвокаты Груевского несколько раз подавали апелляции, но последняя возможная из них была отклонена еще неделю назад. После этого бывший премьер открыто написал в своем Facebook, что будет просить политического убежища из-за многочисленных угроз, исходящих в первую очередь от местных албанцев.

Решение Груевского покинуть страну вызвало ярость у нынешних властей Македонии. Еще бы: желаемая добыча практически ускользнула из их рук. Так и все планы личной мести могут рухнуть. Нынешний премьер Македонии, социал-демократ Зоран Заев практически вопил, обращаясь к своим европейским хозяевам в надежде, что они заставят венгров вернуть беглеца:

Если Венгрия — член Евросоюза, то как может она не соблюдать верховенство закона по отношению к уже осужденному судом преступнику? Для нас, македонских социал-демократов, такая ценность является святыней.

Нынешний премьер-министр Македонии Зоран Заев. Фото: www.globallookpress.com

Кто такой Никола Груевский?

Груевский, которому сейчас 48 лет, занимал пост премьер-министра страны целое десятилетие — с августа 2006-го до января 2016 года. Груевский открыто симпатизировал Сербии и России, а также выступал категорически против вступления Македонии в ЕС и НАТО на унижающих национальное достоинство началах. Ведь между Грецией и Македонией идет застарелый спор о названии страны. Греки, у которых есть «своя Македония», требуют, чтобы бывшая югославская республика называлась отныне «Северная Македония». Тогда они, дескать, согласятся на членство македонцев в Европейском союзе, да и не будет путаницы. Причина понятна — название «Македония» привлекает туристов, и греки хотят сохранить свое монопольное право на использование этого бренда.

Разумеется, пока существовала единая Югославия, ни о каких таких претензиях не могло идти и речи. Но логику распада большой союзной страны не отменить и не переделать. Маленькие государства, возникшие на территории СФРЮ и так долго мечтавшие о независимости, теперь спешат отдать свой оказавшийся ненужным суверенитет под крыло Брюсселя. Этот долгий побег от Белграда к Брюсселю, а также его результаты, вдохновители и финансисты когда-нибудь станут объектами серьезного и объективного исторического исследования. Сейчас, к сожалению, еще не пришло время.

Совсем недавно, 30 сентября, в Македонии прошел референдум о названии страны. Голосование оказалось провалено из-за низкой явки — 37%, когда как по Конституции необходимо 50%.

Груевский писал в те дни в своем Facebook:

Если от вас кто-либо как-либо требует сделать уступку во вред государственным и национальным интересам и связывает это с прекращением или смягчением политических гонений на меня как многолетнего лидера ВМРО-ДПМНЕ и ее почетного председателя и депутата, прошу вас без раздумий, без малейших колебаний решительно отвергнуть такое недостойное предложение.

Свергнуть любой ценой

На самом деле жесточайшая кампания по отстранению Николы Груевского от власти развернулась гораздо раньше его отставки — где-то в начале десятых годов. Еще бы! К чему на самой западной границе южнославянского мира евроатлантистам было иметь государственного лидера, твердо заявляющего о солидарности с сербским и русским народами, о приверженности идеям православного и славянского единства?

Зато главный оппонент и личный враг Николы Груевского, нынешний македонский премьер Зоран Заев, демонстрировал полную лояльность: финансировал свою партию из Фонда Сороса и демонстративно фотографировался на фоне албанского и косовского флагов. На территории бывшей Югославии это своего рода опознавательный знак.

Груевский, казалось бы, сделал все возможное, чтобы максимально обострить политическую борьбу, так как совершенно справедливо был убежден, что речь идет не об отдельных политических решениях, а о принципиальных ценностях. 19 мая 2015 года он собрал в Скопье самый большой в истории Македонии 90-тысячный митинг (при населении страны в два миллиона человек). На митинге заявил, что не уйдет в отставку, пока на то не будет «воли македонского народа».

Этой «воли народа» ему так и не простили оппоненты. «Зачем подобная риторика, — вопрошал в те же дни Заев, — если есть "демократические институты"?»

В конечном счете «демократические институты» и победили. На выборах в 2016 году социал-демократы получили большинство. И Заев тут же способствовал избранию этнического албанца Талата Джафери на пост спикера парламента.

Тогда, 27 апреля 2017 года, в здание, где заседали депутаты, ворвались несколько десятков сторонников ВМРО-ДПМНЕ и просто начистили премьеру и его сподвижникам лицо. Несколько видных нахлебников Сороса вынуждены были обратиться к врачу.

Люди Брюсселя негодовали:

Я осуждаю нападения на парламентариев в Скопье самым решительным образом. Насилию не должно быть места в парламенте. Демократия должна развиваться свободно,

— заявил, к примеру, в те дни комиссар ЕС по вопросам расширения Йоханнес Хан.

Вероятно, господину комиссару обидно было, что не все македонцы желают «развиваться» по его рецептуре. Морды бить действительно не стоит, но когда речь идет о фактическом захвате страны и ее международном унижении, митингующих тоже можно понять.

Комиссар ЕС по вопросам расширения Йоханнес Хан. Фото: www.globallookpress.com

«Нечастный» случай

Случай Груевского — один из вопиющих примеров того, как брюссельские бюрократы осуществляют давление на небольшие славянские страны Восточной и Южной Европы. Произвол они именуют законом, утрату суверенитета называют торжеством свободы и демократии, а политические преследования маскируют под экономические обвинения, лепеча при этом про достоинство судебной власти.

С Заевым и его соратниками все ясно: нынешнее македонское правительство свой выбор сделало. Теперь ход за Венгрией, и это тоже интересный момент. Ведь Венгрия претендует на доминирующую роль в Восточной Европе, подогревает сепаратистские настроения на Украине и в Румынии, стремится быть неким угорским арбитром славян.

Но значение этой истории значительно глубже очередного эпизода бесконечной политической борьбы на Балканах, «пороховой бочке Европы». Речь идет о выборе между честью и бесчестьем, между нацией и безликостью, между родиной и оккупацией.

Потерявши независимость, по Груевскому не плачут.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Македония потребовала от Венгрии выдачи купившего элитный автомобиль экс-премьера «Шантаж, угрозы, взятки». Голосование в парламенте Македонии обернулось скандалом Госдеп празднует победу: США поддержали решение парламента Македонии о переименовании страны
Загрузка...