Перспективы автокефалистских расколов: Белоруссия и Молдавия на очереди?

  • Перспективы автокефалистских расколов: Белоруссия и Молдавия на очереди?

Заверения Александра Лукашенко о надуманности проблемы белорусской автокефализации являются полуправдой: угроза существует, но её ещё можно остановить

Слишком много сегодня – я анализирую ситуацию в нашем обществе, да и у россиян – идёт разговоров об объединении двух государств. Много сейчас появилось вопросов (в связи с Церковью на Украине) об автокефалии нашей Церкви в Беларуси. Я называю эти вопросы очень глупыми, притянутыми за уши для обсуждения в нашем обществе.

Александр Григорьевич Лукашенко, как всегда, в своем стиле: объединяться не будем, но и разделяться тоже. Мы и братья, и «небратья», мы и Союзное государство, и не вполне союзное, мы и «русские люди», но не совсем русские. И Православная Церковь у нас, казалось бы, одна, хотя сам «бацька» – таки «православный атеист» (над этой формулой белорусского лидера любят потешаться, однако означает она банальное – «невоцерковлённый верующий», каковыми являются десятки миллионов крещёных православных людей).

В общем, на первый взгляд, как всё и всегда у Александра нашего Григорьевича: лишь бы на его самодержавную власть в этой постсоветской республике не покушались и при этом сохраняли весь набор «братских льгот». Однако пока Белоруссия входит в ЕАЭС и ОДКБ, не смею бросить камень в её президента. Хотя уровень нашей интеграции, в том числе – военно-политической и гуманитарной, оставляет желать лучшего и большего. И именно последнее не позволяет быть убаюканным антиавтокефалистскими заверениями Лукашенко.

Александр Лукашенко. Фото: www.globallookpress.com

Более того, беззаконное вторжение Константинопольского патриархата (Фанара) на каноническую территорию Русской Церкви касается не только постсоветской республики, именуемой «Украина», но и всей Западной Руси, включая современные Белоруссию и Молдавию. Неслучайно турецкоподданный патриарх Варфоломей и его Синод своевольно нивелировали томос (указ) Константинопольского Патриарха Дионисия IV от 1686 года, воссоединивший Русскую Церковь.

Напомню, ранее Московская Митрополия (с 1589 года – Патриархат) стала независимой от Церкви Константинопольской отнюдь не вследствие этнической гордыни великороссов, а исключительно потому, что сам Константинополь в середине XV века временно впал в латинскую ересь, вступив в унию с римо-католиками.

Словом, если рассуждать в логике Фанара, то действия возомнившего себя «всеправославным папой» патриарха Варфоломея ставят под вопрос каноническую территорию Русской Православной Церкви не только на Украине, но и в столь важных для Московского Патриархата регионах, по преимуществу населённых православными людьми, как Белоруссия и Молдавия. И потому заседание Священного Синода Русской Церкви, на котором было принято решение о разрыве евхаристических отношений с Константинопольским патриархатом, в октябре минувшего года неслучайно состоялось именно в Минске. Тем самым символически было показано: мы – не «Церковь Российской Федерации», но Церковь того самого Третьего Рима, который ещё во второй половине XV – XVI веках, в условиях тотального наступления как с Запада, так и с Юго-Востока, получил свыше миссию сбережения Православия в его чистоте.

Собственно, все попытки расколоть Русскую Церковь, начиная с Брестской унии 1596 года (формально направленной против епархий ещё Константинопольской Церкви) и заканчивая событиями последних дней в Стамбуле и Киеве, предпринимались исключительно, чтобы ослабить укрепляющуюся русскую государственность. Государственность не узкоэтническую, но имперскую и цивилизационную, наследующую Христианской Империи ромеев (Византии). И то, что в попытках разрушить русскую православную цивилизацию сегодня особенно упорны фанариоты, считающие себя прямыми наследниками тех самых ромеев, вдвойне прискорбно.

Но вернемся в земли Русского мира и попытаемся разобраться, насколько серьёзны угрозы распространения схемы автокефалистских расколов, отработанной на Украине, на Белоруссию и Молдавию. И наконец, насколько вообще опасно это духовное заболевание, передающееся политическим путём?

Грозит ли автокефализация Белой Руси?

О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? Волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою...

Эти поэтические строки Александр Пушкин адресовал «Клеветникам России» без малого два столетия назад, когда в 1830-1831 годах на западе Российской империи (территориях нынешних Польши и Белоруссии) вспыхнул мятеж, активно поддержанный «нашими западными партнёрами». Под «Литвой» подразумевались все западнорусские земли, некогда входившие в состав Великого княжества Литовского, но в XVIII – начале XIX веков воссоединившиеся с Россией.

Именно к этому периоду относилось активное движение белорусских униатов, насильно обращённых в предыдущие века в греко-католицизм, к возвращению в Православие и воссоединению с Русской Церковью. Против этого столь же активно выступала Римско-католическая церковь, но не только она. Всевозможные либеральные «просветители» Западной Европы активно подключились к травле России и поддержке мятежной шляхты. Словом, ситуация тех лет полностью повторяет сегодняшнюю на Украине: интересы простого православного народа Западом игнорируются, кучка же заговорщиков и часть масс, соблазнённая их националистической идеологией, воспринимается единственной «народной волей».

Архиерей-воссоединитель Иосиф (Семашко). Фото: сайт Бобруйской епархии

Тем не менее, на территории сегодняшней Белоруссии мятеж был легко подавлен (сложнее с Польшей, но речь не о ней). Народное же стремление к воссоединению с Православием завершилось Полоцким собором 1839 года. Три греко-католических епископа, Иосиф (Семашко), Антоний (Зубко) и Василий (Лужинский), стали православными архиереями, к Русской Церкви присоединились свыше 1600 униатских приходов и миллионы верующих. В честь этого великого события была отчеканена памятная медаль с надписью «Отторгнутые насилием (1596) возсоединены любовию (1839)».

Как и в случае с подавленным мятежом, воссоединение русских православных людей привело к русофобской агрессии «прогрессивных сил». В частности, «разбуженный декабристами» Александр Герцен в своём лондонском «Колоколе» активно очернял эти события, пытаясь представить их чуть ли не как насильственное обращение в Православие белорусских униатов. И в то же время Брестская уния 1596 года, эта страшная мина, заложенная под Русское Православие в белорусском городе Бресте, на территории современной Белоруссии была практически ликвидирована.

Практически, но не совсем. Часть белорусов, решивших сохранить верность Римскому папе, перешли на латинский обряд, а очень узкие маргинальные группы в XX веке пытались возродить белорусский греко-католицизм сначала на волне активной борьбы советской власти против Русской Церкви, а затем, в годы Великой Отечественной войны – пытаясь заручиться поддержкой гитлеровских оккупантов. В итоге на сегодняшний день так называемая БГКЦ является маргинальной религиозной структурой, объединяющей немногим более десятка действующих приходов.

Также в мире существует и так называемая «Белорусская автокефальная православная церковь» с центром в Нью-Йорке и объединяющая часть радикально русофобски настроенных «белорусских националистов». К слову, эта заокеанская псевдоправославная националистическая секта до последнего имела общение с украинскими автокефалистами, а потому с нескрываемым восторгом восприняла вторжение Фанара на Украину.

Сегодня в малочисленной (и в основном эмигрантской) БАПЦ ожидают «томоса», подобного украинскому. Хотя едва ли воспринимают свои ожидания всерьёз. И в то же время автокефалистская идеология там куётся давно и тихой сапой распространяется за пределы этой секты. Также существуют данные о связи лидера этой секты нью-йоркского лжеархиепископа Святослава (Логина) с министром иностранных дел Республики Беларусь Владимиром Макеем, известным своими «многовекторными» взглядами, но есть надежда, что эти слухи «несколько преувеличены».

Однако если БГКЦ и БАПЦ опасности не представляют, то, может, действительно Александр Лукашенко прав, и нам не стоит ничего опасаться? Увы, это не совсем так. Реальную опасность сегодня представляют не маргинальные секты, а подспудные автокефалистские течения, существующие в рамках канонической Белорусской Православной Церкви – Белорусского Экзархата Московского Патриархата.

Правда, лишь единичные клирики и прихожане канонической Церкви публично выражают подобные взгляды. Чаще они скрываются за мнимым «белорусским патриотизмом» (яркий пример – борьба против российского написания «Белоруссия» в пользу «Беларуси») и стремлениями «белорусизации» церковной жизни. Также некоторые публично активные клирики Белорусского Экзархата не скрывают своих либерально-западнических и даже антироссийских взглядов. В частности, в минувшем году ряд из них приняли участие в празднованиях 100-летия провозглашения так называемой «Белорусской народной республики». «Республики», в отличие от украинского петлюровского аналога, в реальной политической истории не существовавшей.

А вот теперь внимание. Да, на уровне священноначалия Белорусского Экзархата не было и нет никаких подвижек к автокефализации. Более того, несколько лет назад его первоиерарх Митрополит Минский и Заславский Павел (Пономарёв) прямо дал понять, что Белорусская Церковь не стремится к большему самоуправлению от Московской Патриархии, чем имеет (а оно намного меньшее, чем у канонической Украинской Православной Церкви). И в то же самое время белорусское священноначалие, тотально русскоязычное, благословляет «белорусизацию» церковной жизни.

Нет, речь пока идёт не о богослужениях на белорусском языке, но о, к примеру, переводе Священного Писания Нового Завета на белорусский язык, не считая переводов на этот язык ряда других церковных книг. И вот эта тенденция не может не вызывать тревожных вопросов. С одной стороны, мы видим, что искусственный белорусский язык практически не используется в быту абсолютным большинством граждан Белоруссии. Более того, в этой постсоветской республике вовсе нет ни одного населённого пункта, где жители бы говорили на языке, более-менее приближённом к кодифицированному государственному.

Стоит признать, белорусский язык давно стал своего рода койне русофобской националистической интеллигенции. Но и среди последней он чаще всего не является языком домашнего общения, но исключительно политическим символом. Зачем к демонстрации этой символики приобщается священноначалие Белорусского Экзархата, ответить затрудняюсь. Хотелось бы надеяться, что это не более чем дань уважения некогда искусственно созданному, а сегодня умирающему наречию.

Фото: Vlad Sokolovsky / Shutterstock.com

Подводя итог, хотелось бы ещё раз подчеркнуть: проблема белорусской автокефализации на сегодняшний день действительно не является столь актуальной, как уже не проблема, а трагедия укроавтокефализации. Но в то же время нужно быть бдительными и знать: то, что на Украине готовилось десятилетиями открыто, в Белоруссии тоже существует, но подспудно. И потому, говоря о важности интеграции нашего Союзного государства, стоит обращать внимание не только и не столько на вопросы единой валюты и урегулирования законодательной базы, но и на проблемы гуманитарные. А также на то, чтобы в высоких кабинетах Минска было как можно меньше людей, исповедующих антироссийскую идеологию.

Увы, русофобская идеология «литвинства» (согласно которой современные белорусы – наследники не единой Древней Руси, но Великого княжества Литовского) постепенно внедрилась и в официальные учебники истории, и в русскоязычные белорусские СМИ. Остановить эту раковую опухоль можно только укреплением Русского Православия на территории Белой Руси, в частности, более последовательной и согласованной с Московским Патриархатом миссионерско-просветительской деятельностью Белорусского Экзархата нашей единой Русской Православной Церкви.

Протоиерей Андрей Ткачев. Псевдоправославные лжецеркви

Солнечная Молдавия или Румынская Молдова?

Как и в случае с Белоруссией, в Молдавии церковные процессы очень сильно связаны с политическими. Эта православная, хотя и неславянская республика, вне всяких сомнений, является частью Русского мира. Хотя это активно пытаются оспорить либерально-западнические политики, имеющие парламентское большинство и контролирующие правительство Молдавии. В их противостоянии с «пророссийским» президентом Игорем Додоном, на сегодняшний момент практически лишённым реальной власти, прослеживается и борьба с Русской Православной Церковью.

Так, на протяжении уже нескольких месяцев срывается организация визита в Молдавию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, в юрисдикции которого находится Молдавская Митрополия (Православная Церковь Молдавии). Клирики последней в массе своей не испытывают автокефалистских устремлений, поскольку прекрасно понимают: полностью независимыми им не быть. И если Православный Кишинёв будет политически полностью оторван от Православной Москвы, то их ждёт поглощение второй по величине Поместной Православной Церковью – Румынской.

Ещё в самом начале 1990-х Румынский Патриархат создал на территории постсоветской Молдавии раскольническую «Бессарабскую митрополию», существование которой является серьёзным конфликтным моментом между Русской и Румынской Церквами. Безусловно, между молдавским и румынским народами есть немало общего, начиная с практически идентичного языка, однако в духовном плане Молдавское Православие намного ближе к Русскому, о чём в комментарии телеканалу «Царьград» подробно рассказал архиерей Православной Церкви Молдавии епископ Бельцкий и Фэлештский Маркелл (Михэеску):

Хочу, чтобы все знали: молдаване – это молдаване, а румыны – это румыны. Это разные народы, несмотря на то, что у нас общий язык (и он является именно молдавским)... Да, в Румынии живут наши братья по вере, православно верующие, но их церковная служба и вообще церковная жизнь в значительной степени отличается от нашей. С 1812 года мы, молдаване, пребываем в составе Московского Патриархата. И на протяжении этих уже более двухсот лет мы по-настоящему срослись с Русской Церковью. А потому отрыв Молдавской Церкви, молдавского общества от духовного окормления Московским Патриархом означал бы начало конца молдавского общества.

К сожалению, прозападные молдавские политики, готовые отдать собственное первородство за евроинтеграционную похлёбку, мало интересуются проблемами простого населения. Для них куда выгоднее подогревать русофобские националистические настроения, подобные соседним украинским. Ведь только так они могут сохранить собственную власть. А ради этого они вполне способны активизировать свою игру и на церковном поле.

Увы, алгоритм автокефализации, а по сути – расцерковления, создания псевдоправославных националистических лжецерквей уже задан. И последствия могут быть самыми печальными. И потому, не преувеличивая перспективы автокефалистского движения в Белоруссии и Молдавии, необходимо быть максимально бдительными и неустанными как в молитвах, так и в прямых действиях, направленных против разрушения единства нашей Матери-Церкви – Московского Патриархата.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

Владимир Легойда о церковных итогах 2018 года

«Охота на московских попов» - новый национальный спор украинской элиты?

Волчий собор пана Порошенко

Оставить комментарий

Овечкин уже стал великим. Будет ли он величайшим? Может ли Путин рассчитывать на Мадуро?
Новости партнёров
Загрузка...