Отчего на самом деле погибли пассажиры «Суперджета» в Шереметьево: Следственный комитет назвал причины
Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Происшествия

Отчего на самом деле погибли пассажиры «Суперджета» в Шереметьево: Следственный комитет назвал причины

А командир воздушного судна винит в трагедии панику, возникшую на борту упавшего «Суперджета»

Судя по всему, расследование страшной авиакатастрофы с падением «Суперджета» в Шереметьево, в которой погиб 41 человек, близится к финальной стадии.

Спустя две недели после предъявления обвинения капитану воздушного судна Денису Евдокимову, которому инкриминируется «Нарушение правил безопасности и эксплуатации воздушного судна, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц», Следственный комитет озвучил детали того, что происходило на борту лайнера после рокового удара о землю.

Пассажиры даже не успели ничего понять

Большинство людей погибло не от удара, а от огня и отравления продуктами горения. По предварительным данным, опасные вещества выделялись при горении не только топлива, но и обшивки салона, сделанной из пластика,

– рассказал в интервью «Коммерсанту» руководитель главного управления криминалистики СКР Зигмунд Ложис.

Более того, по словам главного криминалиста Следкома, события в салоне упавшего лайнера развивались настолько быстро, что пассажиры даже не успели, по сути, ничего осознать. Жуткая смерть застала их в креслах, и они просто не успели ни отстегнуться, ни среагировать на произошедшее, ни тем более воспользоваться кислородными масками, чтобы спастись от дыма.

Трагедия, напомним, произошла 5 мая нынешнего года. В самолет SSJ-100, вылетевший из Москвы в Мурманск, при наборе высоты ударила молния, из-за чего вышли из строя важные системы самолёта, и командир воздушного судна решил вернуться в Шереметьево. Однако при посадке самолёт, управляемый уже в ручном режиме, жестко ударился о взлётно-посадочную полосу, несколько раз подпрыгнул по ходу движения, стойки шасси пробили баки с топливом – и уже от высекшихся искр начался пожар.

На борту находились 78 человек – 73 пассажира и пять членов экипажа. Из них спастись удалось только 37 (включая обоих пилотов и двух стюардесс). Погибли сорок пассажиров и бортпроводник Максим Моисеев – почти все они находились в хвостовой части лайнера.

Командир самолёта: «Самолёт меня не слушался»

Сам командир воздушного судна Денис Евдокимов, которому грозит до семи лет лишения свободы, не считает, что он виноват в гибели людей.

Отвечая на вопросы следователя, он заявил, что во время приземления «Суперджет» плохо поддавался управлению: он не реагировал на манипуляции джойстика, который заменяет в SSJ-100 штурвал. А быстро распространившийся по салону пожар, ставший причиной смерти пассажиров, Евдокимов объяснил возможной паникой в салоне: якобы кто-то открыл заднюю дверь самолёта, в то время как шла эвакуация через передние выходы, возникла тяга воздуха, в считанные мгновения раздувшего пламя.

А если бы этого не произошло, по его словам, термостойкий корпус судна смог бы выдержать ту высокую температуру, что образовалась снаружи, и остальные пассажиры тоже смогли бы покинуть самолёт.

Фото: ZUMA/ТАСС

Кстати, о том, что быстрое распространение пламени спровоцировала именно тяга, подтверждает и технический эксперт Юрий Антипов, который часто даёт верные оценки о причинах авиакатастроф.

У "Суперджета-100" на фюзеляже четыре двери. Две в передней части – и из них пассажиры по надувным трапам спасались из горящего самолёта. А две двери в хвостовой части, и эвакуироваться через эти две двери было ни в коем случае нельзя из-за разлитого и горящего топлива на ВПП, как раз около центральной и задней части самолёта,

– отмечает Антипов.

По его словам, задние двери открываются только наружу, а поскольку вместо них на фотографиях сгоревшего самолёта зияют пустые проёмы, это означает, что сразу после посадки самолёта кто-то их открывал.

«И закрыть уже не смог, так как снаружи уже бушевало пламя, – делает вывод эксперт. – А раз двери открыли и не смогли опять закрыть, то пламя очень быстро вошло в заднюю часть салона».

Иначе говоря, шансов спастись в такой ситуации у задних пассажиров практически и не было.

После полной остановки мы объявили аварийную эвакуацию. Сначала второй пилот вышел из кабины, потом я. Когда я на улицу посмотрел, пожарная машина была,

– рассказывал позже Евдокимов.

На самом деле эти объяснения тоже, в общем-то, тянут на нарушения статьи 59 Воздушного кодекса России, которая гласит, что если самолёт потерпел бедствие, командир и другие члены экипажа «обязаны принять все возможные меры по сохранению жизни и здоровья находящихся на борту пилотируемого воздушного судна людей».

МАК: пожар вспыхнул после третьего удара о взлётно-посадочную полосу

Впрочем, сейчас у следственных органов другие вопросы к Евдокимову, главный из которых – мог ли он предотвратить такую катастрофичную посадку?

Как следует из предварительного отчёта Межгосударственого авиационного комитета, скорее – да, чем нет.

Когда самолёт уже вот-вот должен был коснуться посадочной полосы, на высоте 5,2 метра, пилот начал выравнивание самолёта, несколько раз двигал боковую ручку управления (или сайдстик) то до полного хода «от себя», то «на себя», «с относительно продолжительным удержанием в крайних положениях», говорится в документе.

И вот это привело к тому, что самолёт садился, раскачиваясь словно маятник, и в момент первого касания была зафиксирована большая перегрузка. Лайнер отскочил от полосы, потом снова, через 2,2 секунды, снова – на скорости 287 км/ч – чиркнул колёсами по бетону, а затем опять подпрыгнул.

«Второе отделение от ВПП произошло на высоте 5-6 метров, через 2-3 секунды после повторного отделения рычаги ручного управления двигателями были переведены в положение «Взлётная тяга», а боковая ручка управления – в положение «на себя» до упора, – отмечают эксперты МАК. – Эти действия можно интерпретировать как попытку выполнить уход на второй круг, но из-за того, что перед этим уже был активирован реверс тяги (створки продолжали находиться в открытом положении, хотя и начали убираться), тяга двигателей не увеличилась».

Фото: Emilian Danaila / Shutterstock.com

Далее самолёт в третий раз плюхнулся на полосу, уже вертикальной перегрузкой не менее 5g – при том, что допустимая перегрузка для гражданских воздушных судов составляет 2,5g).

Характер следов на ВПП при третьем касании показывает, что основные стойки шасси к этому моменту уже были частично разрушены. Произошёл подлом основных опор шасси, дальнейшее разрушение конструкции самолёта с разливом топлива и пожаром,

– отмечается в докладе МАК.

Что дальше?

Юрист Алексей Петров полагает, что названные главным криминалистом Следственного комитета России выводы о том, что именно стало причиной гибели пассажиров, прозвучали не просто так – в контексте интервью.

«Конечно, вряд ли может быть такое совпадение: сначала фигурантам предъявляется обвинение, затем звучат подробности по обстоятельствам, – объясняет Петров. – Вариантов два: либо сейчас всё повернётся окончательно против пилота, и тогда его ждет очень суровое наказание, учитывая общественный резонанс, либо – то, что прямой связи между жёсткой посадкой и смертью пассажиров нет, и на это повлияли внешние условия (открытая кем-то задняя дверь), изменить которые командир воздушного судна, получается, не мог».

Однако в этом случае придётся устанавливать, кто же эту самую дверь всё-таки распахнул – пусть даже и из побуждений спасти людей, но именно это, если такие выводы подтвердят результаты экспертизы, и повлекло трагическое развитие ситуации с пожаром на борту.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

"Кресла Суперджета оторваны "с мясом": Эксперт указал на странности в выводах криминалистов о жертвах сгоревшего SSJ-100 "Никакой веры обвиняемому быть не может?": Эксперт разобрал версию командира сгоревшего SSJ-100 "Топят своих же": Лётчик-ветеран обвинил экспертов по делу SSJ-100 в предательстве ради пиара
Загрузка...