Ключи от Москвы лежат в Бресте и Минске

  • Ключи от Москвы лежат в Бресте и Минске

Необходимо начинать разговор с того, что русские и белорусы — один народ и должны быть одной страной, потому как из белорусов пытаются приготовить палку, которая хоть ненадолго задержит бег русского колеса

Некоторое время назад либеральная пресса начала буквально лопаться на тему статей-прогнозов о скором присоединении Белоруссии к России. Человек с говорящей фамилией Иноземцев рассуждает на сайте «Эха Москвы»: чтобы и дальше поддерживать в России «патриотический угар», Путину надо «оккупировать» целую страну, и эта страна — Белоруссия. В аналогичном формате высказался на «Росбалте» и Дмитрий Травин, почитаемый на Западе главным, не поверите, российским геополитиком: «Куда прыгнет Путин», не больше и не меньше. Хотя какое отношение к «прыжку» имеет Минск, не очень понятно. «Прыгнуть» — это, к примеру, на Кубу. Белоруссия — это в лучшем случае «шагнуть».

Насущность такого «шага» либеральные политологи связывают с необходимостью пересборки легитимности после 2024 года. Мол, вместо России Путин возглавит Союзное государство. Это какая-то форменная глупость. Все, что нужно сделать Путину в 2024 году, если страна будет развиваться хотя бы с той же динамикой, — это сказать: «Я остаюсь». Всевозможные «сроки» и ограничения — это знак колониальной зависимости России от Запада, искусственные уязвимости, встроенные в нашу систему, на которые можно воздействовать извне. Чем скорее мы от них избавимся без всякого лицемерия, тем лучше.

Во время визита президента России Владимира Путина в Белоруссию. Октябрь 2018 года. Фото: www.globallookpress.com

Срок власти Путина — это вопрос отношений его и Бога, а не электоральный процесс. Хотя сказанное не означает, что электоральный процесс не нужен на других уровнях, например, парламентском: чем скорее власть национального лидера будет расцеплена с грузом политических нахлебников, тем лучше.

Никакой «внутриполитической» интриги в белорусском вопросе, таким образом, нет. Зато есть мощная историческая задача воссоединения двух частей единого народа. Задача, которая никогда не отменялась и искусственно тормозилась либеральными элитами нашей страны. Лукашенко, некогда пришедшему к власти при единодушной народной поддержке под лозунгом «вместе с Россией», было, по сути, отказано в воссоединении. Вместо этого белорусского президента начали коррумпировать экономическими подачками, создававшими иллюзию так называемого «Белорусского чуда», которое состояло в том, что изнемогающая от нарастающей нищеты Россия поддерживала в Белоруссии среднесоветский уровень благополучия.

Однако по мере выхода России из кризиса это «чудо» оказалось ловушкой — сегодня уровень жизни в Белоруссии пугающе низкий по сравнению с Россией. Пересекая границу, откатываешься на 10-15 лет назад. Знаменитые «белорусские товары» легко находишь в Смоленске, Калуге, даже Новочеркасске, зато их невозможно найти в Витебске и Полоцке, в которых теперь полно вышиванок и портретов великих литовских князей. В небольших населенных пунктах бросаются в глаза очереди за продуктами.

И это, конечно, неслучайно. Как самостоятельной геоэкономической единицы Белоруссии не существует. Она просто несамодостаточна. В качестве части Центральной Европы, антироссийского лимитрофного пояса, центром которого является проект «Польши от можа до можа», Белоруссия обречена на постыдную нищету.

Достаточно перечитать картины ужасающего быта белорусов, нарисованные в конце XVIII века Гаврилой Романовичем Державиным, посланным бороться с голодом и алкоголизмом в только что возвращенной в состав России Белой Руси, чтобы убедиться: центральноевропейский, польский плен для Белоруссии фатален.

И вспомним, как расцвела страна тогда, когда вся целиком была включена в состав Российской империи или послевоенного СССР. В едином масштабном хозяйственном комплексе великой и национально сродной страны Белоруссия расцвела и мало того, была одной из двух наряду с РСФСР республик-кормилиц, производивших больше, чем потреблявших.

Такое стало возможно только благодаря последовательной русской национальной политике.

М. Н. Муравьев, один из величайших русских государственных деятелей, убежденный «националист у власти», отказался от любых компромиссов с польским дворянством и стал решительно действовать в пользу русского белорусского крестьянства. Он возрождал белорусов и экономически, и религиозно, и политически, утверждая их как носителей русского национального начала. Подавление им польского мятежа 1863 года осуществлялось прежде всего усилиями белорусских крестьян и стало настоящей освободительной войной белорусов против былых поработителей — «жандармов-вешателей», только за годы мятежа замучивших тысячи верных Царю и Отечеству простых русских мужиков. Чуть ли не в каждом крестьянском и мещанском доме висел портрет освободителя Муравьева, которому едва не молились, как святому.

Минск сегодня. Фото: www.globallookpress.com

И тем характернее, что в сегодняшней Белоруссии официальными героями назначены польские мятежники. Их восхваляют, им ставят памятники, их оплакивают, Муравьева проклинают как «ката» и «вешателя» (соответствующее прозвище поляки и «прогрессивные» круги в Петербурге придумали ему, чтобы забылись польские жандармы-вешатели). При том, что белорусские националисты начала XХ века отлично понимали, что без Муравьева белорусов бы не было.

Такая подмена культа освободителя культом поработителей и вешателей неслучайна. Перескочившим на рельсы симуляции независимости белорусским властям необходимо всячески доказать Москве, что «Белоруссия — не Россия», что две страны разделяет огромная культурная и этническая дистанция, а значит, если Россия хочет иметь «дружественную Беларусь», то она обязана платить и не спрашивать.

Отсюда чудовищное надувание мифологии исторической «незалежности» из имеющегося не слишком обильного и сварганенного на скорую руку подручного материала.

Поскольку единственной хоть минимально разработанной мифологией на тему «Беларусь — не Россия» является так называемый «литвинизм» — утверждения, что Великое княжество Литовское и есть «ранняя Беларусь», а литвины — это белорусы, то хватаются именно за нее. Подробно нелепость этой мифологии разобрана в недавно вышедшей превосходной книге Всеслава Зинкевича «"Несвядомая" история Белой Руси».

Отмечу только явную шизофреничность этого подхода. Белорусские националисты одновременно утверждают, что Белоруссия началась с Полоцкого княжества в составе Древней Руси, и что «белорусы — это литвины». Но князей Полоцких звали Изяслав, Всеслав, Брячислав. А князей литовских — Миндовг, Гедимин, Ольгерд, Витовт. Очевидно, что это два разных языка двух разных народов, и белорусами тут может быть только кто-то один. Либо белорусы — потомки Всеслава, и тогда власть Литвы была чужеземной, не говоря уж о власти Польши. Либо они — потомки Гедимина и Ольгерда, и тогда чужие на славянской земле. «Вместе» и то, и другое не получится.

Сразу скажу, верно первое. Белорусы — не просто русские славяне, а не балты. Они — самые «чистокровные» славяне среди всех восточных славян. Именно на территории Белоруссии шел славянский этногенез и выработалась та общность собственно «славян», представленная «нулевой фазой» Пражской археологической культуры. Белоруссия была центром русского этногенеза, и объявление ее не Русью, не Россией — форменная дичь.

Но литвинизаторов это не останавливает. Белоруссия сейчас затоплена литвинистской пропагандой. Молодежи сообщают, что, по «ее» мнению, якобы выявленному опросами, история Великого Княжества Литовского — самая интересная часть истории Белоруссии. Параллельно идет усиленная «вышиванизация»: вышиванки повсюду, повсюду славянский узор, объявляемый специфически белорусским. Недавно еще всеобщая русская речь выдавливается «мовой». Эта «мова» в Белоруссии еще более дикое явление, чем на Украине, так как урожденные деревенские белорусы зачастую просто не понимают «белорусизированного» телевидения.

Зачем этот запоздалый национализм самому Лукашенко — понятно. Он хочет удержаться  в позиции получателя дотаций на сохранение «оторвавшейся» не России в союзниках Москвы, причем подороже. Конструкторы «белорусизации» вроде министра иностранных дел Макея не столь наивны. Их логика и цели вполне прозрачны: в случае неизбежного воссоединения Белоруссии с Россией сделать его максимально болезненным для России. Если возможно, «напугать» российские элиты сложностями интеграции. Если нельзя, вызвать в стране максимальную смуту, противостояние, желательно спровоцировать кровь, чтобы Россия выглядела «кровавым оккупантом», чтобы не было никакого подобия Русской весны в Крыму, чтобы весь мир проклинал «захватчика Путина». Из белорусов пытаются приготовить палку, которая хоть ненадолго задержит бег русского колеса.

А. Лукашенко. Фото: www.globallookpress.com

Именно по этой причине нельзя тянуть. России нужно действовать на белорусском направлении как можно решительнее: у нас есть механизмы Союзного государства и военного союза, у нас есть никуда не девшееся, хоть и подавляемое лукашенковскими идеологическими отделами, отличное знание большинства граждан Белоруссии, что они — русские, что русский народ — триедин. Необходимо систематическое напоминание об этом факте, пробуждение духа 1863 года. Такие книги, как недавно вышедшее в Москве «Русское триединство», должны стать массово доступными в Минске, книжные магазины которого сейчас затоплены литвинистской и «змагарской» пропагандой.

Российской власти очень важно не повторить в Минске ошибку, сделанную в Киеве, когда десятилетиями мы разговаривали об экономике, отбросив якобы малосущественную идеологию, и в этой идеологии слишком «всерьез» принимая их незалежную риторику, не противопоставляя ей свою. Необходимо начинать разговор с того, что мы — один народ и должны быть одной страной. Согласны? Тогда поговорим и об экономике.

Впрочем, и разговор об экономике не может и не должен сводиться к покупке лояльности минских властей. России есть что предложить всему народу Белоруссии. Реальное экономическое и политическое единство будет означать резкий рост благосостояния большинства белорусов. Когда меня как-то с подковыркой спросили, что я могу предложить «реального» молодым белорусам в качестве аргумента в пользу России, кроме «замшелой идеи русского мира», я не задумываясь ответил: «Хочешь айфон — будь русским». Белоруссия без России, тем более в качестве части анти-России, обречена на прозябание и деградацию, на возвращение в ад «колтуна». Белоруссия в качестве органической части России — это регион экономического роста и благополучия.

При этом необходимо понимать еще и то, что никакой антироссийской Белоруссии Москва допустить не может ни в каком случае. Такая Белоруссия в условиях выхода американцев из договора по РСМД означает прекращение геополитического существования России. Да и без учета этого фактора антироссийская Белоруссия означала бы утопание Калининградского острова в натовском море. То есть, если бы дела с Белоруссией не шли «по-хорошему», они все равно обречены были бы идти «по-плохому».

Посол Бабич справедливо говорит, что мы будем защищать Белоруссию от любой внешней угрозы. Но необходимо понимать, что мы при этом защищаем Белоруссию, как самих себя (а не как Сирию, к примеру), потому что она и есть мы сами. Ключи от Москвы лежат в Бресте. Без начинающегося там пояса безопасности Москва беззащитна.

Так что Путину нет необходимости «поднимать рейтинг» мифическим «присоединением Белоруссии». А вот уронить рейтинг бездействием на белорусском направлении и «потерей» Белоруссии и в самом деле можно. Да и бессмысленно откладывать вопросы воссоединения Русской Земли «на потом». Они все равно неизбежно встанут. Хода истории не остановить.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

Нефть на молоко: Лукашенко надеется до конца года решить проблемы Белоруссии с Россией

«В очень позитивном ключе был диалог»: Лукашенко рассказал о сложных, но результативных переговорах с Путиным

«Не факт, что нам помогут»: Лукашенко заявил о невозможности полностью доверять России

Оставить комментарий

Чего не скажешь ради выборов: Трамп поведал о том, что Россия просит помощи Вредит ли блуд семейной жизни: Ответы специалистов
Новости партнёров