Как поднимался Вагит Алекперов

  • Как поднимался Вагит Алекперов

На Телеканале «Царьград» стартует новый спецпроект, посвящённый тому, как зарабатывались большие состояния в России. Хозяин одной из крупнейших нефтяных компаний Вагит Алекперов стал известен тем, что первым в стране использовал печально известные залоговые аукционы

Как создавалась крупнейшая частная нефтяная компания России «ЛУКойл»? Как все эти бесчисленные активы оказались в руках Алекперова и его команды? Почему члены этой команды пользуются поистине царской неприкосновенностью?

Вагит Юсуфович Алекперов выглядит, пожалуй, самым счастливым и безгрешным среди руководителей и акционеров частных нефтегазовых компаний в России. Ему не пришлось развивать проекты в конкурентной среде, не пришлось биться за место под холодным нефтегазовым солнцем в суровой рыночной реальности — свою компанию он получил на блюдечке с настолько голубой каёмочкой, что можно только диву даваться.

Быстрая дорога в Когалым

Портрет безотцовщины (отец Алекперова скончался в холодном 1953-м, когда мальчику было три года), который любят демонстрировать биографы олигарха, становится каким-то неубедительным, если посмотреть на дальнейшие события. В армии Вагит, по всей видимости, не служил. Хронология его официальной биографии (рабочий стаж с 22 лет, самый престижный институт республики закончил в 24 года) оставляет пару лет для отдачи долга Родине, но та небольшая часть нашей элиты, которая реально служила, обычно не упускает случая похвастаться этим обстоятельством, от Алекперова же солдатских баек никто не слышал. Отступление: вообще, военных Вагит Юсуфович очень уважает, говорят, что примерно треть менеджеров «ЛУКойла» — бывшие кадровые военные. При прочих равных там всегда наймут бывшего офицера или хотя бы служившего — такие люди меньше склонны рассуждать. Ибо право рассуждать в нынешнем «ЛУКойле» есть только у одного человека.

Чудеса, которые происходили в Баку после окончания Алекперовым института, с 1974 по 1979 год, пока не расшифрованы наукой. Рядовой оператор добычи нефти и газа менее чем за шесть лет поменял несколько должностей и в неполные 30 лет стал заместителем начальника местного нефтепромысла. Таких карьер и сейчас-то почти не бывает, а уж в советские времена тем более.

БакуФото: www.globallookpress.com

Но это были всего лишь должности, зарплата и уважение. А разгон на пути к славе Вагит Юсуфович взял в 1979 году, когда его, молодого коммуниста и необычайно талантливого специалиста, отправили из тёплого Баку осваивать западносибирские месторождения. Он попал на «Сургутнефтегаз», где тоже чрезвычайно быстро продвигался по службе. В 1983 году Алекперов перебрался в Когалым, где стал главой местного нефтегазодобывающего управления, то есть фактическим хозяином моногорода. С 1987 года он — генеральный директор производственного объединения «Когалымнефть».

Скучно? О нет, в те годы там было совсем не скучно. Именно в Когалыме Алекперов завязал знакомства, которые чуть позже позволят ему взлететь на гребне нефтяной волны. Тут следует назвать Александра Путилова, возглавлявшего «Урайнефтегаз», Юрия Шафраника, короля «Лангепаснефтегаза», а также предприимчивого Геннадия Богомолова, о котором будет сказано ниже.

Нет Союза — нет имущества

В январе 1990 года карьера всё ещё достаточно молодого управленца вышла на новый виток — он стал самым молодым заместителем министра СССР и самым молодым чиновником на такой должности в истории министерства нефтяной и газовой промышленности. Через год — первый замминистра. И, в отличие от прочих союзных ведомств, бессильных перед новообразованными российскими и республиканскими параллельными структурами, нефтяники СССР держали свою власть крепко. Именно прогрессивно мыслящий замминистра Алекперов, подсмотрев у итальянцев идею ВИНКов, предложил реализовать её и в России. ВИНК — это вертикально-интегрированная нефтяная компания, то есть занимающаяся всем циклом — от геологоразведки до розничных продаж бензина. Уже был создан «Газпром», и в преддверии наступающего капитализма государству следовало позаботиться о нефтяных активах. Госкомпанию «Роснефтегаз», будущую «Роснефть», создали в 1991 году, но, в отличие от «Газпрома», ей не удалось удержать в собственности страны основные активы. И главной причиной этого была энергичная работа Вагита Алекперова.

АлекперовВ. Алекперов. Фото: www.globallookpress.com

За месяц до юридической кончины Советского Союза его Совет министров спел свою лебединую песнь — ею оказалось постановление №18 от 25 ноября 1991 года, согласно которому богатейшие нефтедобывающие и перерабатывающие предприятия объединялись в ВИНК под ласкающим слух названием «ЛангепасУрайКогалым-нефть». Позднее первые три буквы ключевых добывающих активов сложились в известную ЛУКовицу, от любой попытки почистить которую неизменно плакали и конкуренты, и журналисты.

Уже тогда Алекперов под патронажем своего союзного министра Леонида Филимонова фактически контролировал предприятие. И хотя с развалом СССР завершилась и чиновничья карьера Вагита Юсуфовича, его влияние не ослабло, напротив.

В конце 1992 года президент Борис Ельцин подписал знаменитый указ № 1403 «Об особенностях приватизации и преобразовании в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения» — судьба государственной доли в «нефтянке» была предрешена (с газом так не получилось — Виктор Черномырдин уберёг отрасль от полной приватизации). А в начале 1993 года пасьянс окончательно сложился — главой Минтопэнерго стал Юрий Шафраник, давний союзник Алекперова. И над империей «ЛУКойла» взошло чёрное нефтяное солнце.

Но актив надо было как-то забрать из государственных рук — работать наёмным менеджером на пятом десятке лет Алекперову совершенно не хотелось, он это уже проходил в Баку, тюменских посёлках и Когалыме.

Приватизация и залоговый аукцион

Всерьёз приватизировать «ЛУКойл» начали в 1994-м. В 1995-м постановлением правительства «ЛУКойл» получил контрольные пакеты девяти крупных предприятий, работающих во всех звеньях производственной цепочки. Одновременно акции нового гиганта размещались через компании с добрыми русскими названиями Paribas, CS First Boston и подобными. Частично Алекперов и его команда рассчитывались с государством американскими долговыми расписками, а в 1996 году The Bank of New York объявил о том, что становится «доверительным собственником» «ЛУКойла» в процессе размещения конвертируемых облигаций.

ЛукойлФото: www.globallookpress.com

Так что именно «ЛУКойл» стал пионером печально знаменитых залоговых аукционов. «Наша компания в состоянии сама дать правительству России под залог принадлежащих ему акций определённую сумму. При этом правительство может в удобный для себя момент вновь выкупить эти акции у "ЛУКойла". Мы не заинтересованы в том, чтобы правительство полностью отказалось от своего пакета», — ЛУКавил тогда будущий главный акционер компании. Тогда очередные 5% нефтяной шагреневой кожи государства перешли в частные руки (видимо, аффилированные с менеджментом «ЛУКойла») за 35 млн долларов, менее доллара за акцию.

Для сравнения, на первом этапе приватизации акция стоила $6,1. Зато ко второму не были допущены иностранные компании. Для сравнения, сейчас 5% компании стоят 3,3 млрд долларов — почти в 100 раз дороже. И не надо думать, что за это время «ЛУКойл» вырос в сто раз — просто имела место колоссальная недооценка, колоссальная недоплата государству, ради чего, собственно, залоговые аукционы и затевались. Зато одобривший их Борис Ельцин получил безграничную поддержку на выборах 1996 года.

Государственные интересы в процессе приватизации не учитывались. Вернее, учитывались государственные интересы других стран, но никак не России,

— заявил тогда глава Счётной палаты Вениамин Соколов.

Лучше не скажешь. Стратегическим партнёром «ЛУКойла» стала тогда американская Atlantic Richfield Company (ARCO), и в значительной степени бизнес крупнейшего игрока российского нефтяного рынка контролировался из-за океана. Что ж, о своём отношении к родине, будь то Азербайджан или Россия, сам Алекперов говорит недвусмысленно: «Я патриот углеводородов».

Были ли эти схемы коррупционными? Нет, поскольку нет решения суда об осуждении даже крайних форм приватизации 1990-х. Были ли они честными и нравственными с обывательской точки зрения? Тоже нет, поскольку являли собой воплощение принципа «тащи с работы каждый гвоздь» в поистине космическом масштабе.

Все так жили

Жизнь самостийного «ЛУКойла» в девяностых протекала по законам этих самых девяностых. Так, на многочисленных сайтах чёрного пиара повторяется выдумка, которую в 1998 году вбросила группа «Мост» Владимира Гусинского — о том, что тогдашний глава правительства Виктор Черномырдин якобы положил под сукно записку главы МВД Анатолия Куликова о многочисленных связях «ЛУКойла» с криминальным миром. Анатолий Сергеевич решительно опроверг Царьграду факт существования такой записки.

КуликовА. Куликов. Фото: gov-news.ru

Сложнее с другим обвинением — в близких контактах с Геннадием Богомоловым, которого СМИ того времени называли вором в законе по прозвищу Богомол. Этот человек действительно возглавлял «ЛУКойл-Маркет» и активно защищал свою репутацию от подозрений СМИ. Тем не менее его уверенно называют «трижды судимым негласным совладельцем "ЛУКойла"». О разногласиях между друзьями писали ещё в 2001 году, но разошлись они позже.

Как велись дела вокруг «ЛУКойла», хорошо видно из расследования похищения вице-президента «ЛУКойла» Сергея Кукуры — эта длинная детективная история характерна тем, что похищенный менеджер вышел сухим из воды, а вот организатор его похищения был застрелен. Там, кстати, тоже важную роль играет Богомолов, который предпочёл провести переговоры с похитителями, не обращаясь в милицию.

Сейчас Геннадий Семёнович — президент совета директоров ООО «Агрико». «Никаких офшоров, серых схем и фиктивного предпринимательства», — бодро пишут коллеги о компании, на 100% принадлежащей голландской «Мартинико Бехеер I Б.В». Кстати, что-что, а читать о себе трогательные материалы эти люди любят. Вот и остаток некогда могучей «Русской планеты» опубликовал до неправдоподобия восторженный панегирик Алекперову. Автор даже запутался, в каком именно возрасте юный Вагит снабжал большую семью рыбой — сначала это было в пять-шесть лет, а потом уже в четыре года. И далее — безупречная биография великого однолюба, работника от Бога, создателя великолепной компании.

Вернёмся от панегириков к реальности. Отдельно радует то, что все эти сложные манипуляции с выводом «ЛУКойла» из-под контроля Российской Федерации проделывал, похоже… гражданин независимой Эстонии. В 2002 году стало известно, что эстонское правительство намерено отобрать у азербайджанско-российского магната паспорт, поскольку он получил его, возможно, по подложным документам. Пишут, что эстонцем Алекперов стал, поскольку его мать, во всех биографиях проходящая как казачка Татьяна Бочарова, имела когда-то эстонское гражданство. И в какой-то момент власти прибалтийской страны в этом усомнились. Дальнейшая судьба европейского паспорта Алекперова неизвестна.

Новое время — новые развлечения

Счетная палатаФото: www.globallookpress.com

К сожалению, к праву собственности автоматически прилагается обязанность платить налоги. Её в «ЛУКойле» толковали весьма вольно. Так, в апреле 2002 года Счётная палата выявила нарушения в уплате акцизов за 2000 и 2001 годы входившими в систему «ЛУКойла» «Нижегород-нефтеоргсинтезом» и «ЛУКойл-Пермнефтеоргсинтезом». Речь шла о миллиардах, но министерство по налогам и сборам не заинтересовалось этими документами. В 2003 году Нижегородская область пожаловалась на недополучение двух миллиардов рублей от акцизов и завышенные монополистом цены на бензин. Безрезультатно.

Хотя, конечно, в 2000-х жизнь изменилась. На смену детективным разборкам пришла социальная ответственность. Так, владельцы крупных пакетов «ЛУКойла» взяли на себя важную миссию — развитие ФК «Спартак» (Москва), пожалуй, самого популярного спортивного клуба России. В 2004 году вице-президент «ЛУКойла» Леонид Федун, как считалось, приобрёл команду, и… в общем, развитием назвать это было сложно, избалованный победами «Спартак» попал в небывалую трофейную засуху. Лишь в 2019 году выяснилось, что хотя лицом «Спартака» всегда был Федун, доля Алекперова на самом деле больше. Там зачем-то созданы колоссальные цепочки владения со значительной офшорной частью (никто не должен знать, кому принадлежит «наркоманда»), которую венчают ООО «Спорт-Холдинг» и АО «Капитальные активы», контролирующие легендарный футбольный клуб.

ФедунЛ. Федун. Фото: www.globallookpress.com

За 12 лет до «ЛУКойла» «Спартак» был чемпионом России девять раз, за 15 лет с «ЛУКойлом» — один раз. Зато люди заняты любимым делом.

А ты заправляешься на «ЛУКойле»?

Отдельных красок светлому образу «ЛУКойла» добавила грязная история, случившаяся в 2010 году. В конце февраля чрезвычайно торопившийся по своим алекперовским делам вице-президент «ЛУКойла» Анатолий Барков на своём «Мерседесе» S-класса попал в ДТП на Ленинском проспекте — столкнулся со встречным Citroën C3. Водитель «Ситроена» погибла на месте, её пассажирка, доктор медицинских наук Вера Сидельникова, скончалась в реанимации. Господин Барков получил незначительные травмы. Уголовное дело долго не заводили, записи с видеокамер исчезли, и виновной признали женщину из «Ситроена». Как видим, возможности влияния на следствие у «ЛУКойла» огромные. Ведь даже когда в Сеть утекла видеозапись, где «Мерседес» Баркова откровенно едет по разделительной полосе и стремится на встречную, когда лично президент Дмитрий Медведев поручил объективно разобраться в истории, не было сделано ничего. Дело закрыли лишь в 2013 году, виновной так и осталась покойница, а у водителя «Мерседеса» даже не отобрали права.

Видео аварии Баркова с камер наблюдения

Занятно, что лозунг «Я не заправляюсь на Лукойле» появился на полтора года раньше этого печального события. Его придумали ещё летом 2008 года болельщики «Спартака» из группировки «Фратрия», как раз возмущённые пятилеткой без трофеев (знали бы бедолаги, сколько им ещё терпеть). А после событий 25 февраля 2010 года этот слоган перехватили простые автомобилисты.

Нормальным человеческим решением со стороны господина Алекперова было бы публичное признание вины водителя Баркова, его отставка и выплата компенсации пострадавшим. Ничего этого он не сделал. Барков через три с половиной года с почётом ушёл на пенсию. А традицию лукойловских гонок перенял сын другого вице-президента, Азата Шамсуарова.

* * *

Небывалый карьерный взлёт на неизвестном науке топливе. Приватизация вверенного государством предприятия с помощью американцев за смешные деньги. Крайне сомнительные партнёры. Лёгкое отношение к налогам. Всё это — с эстонским паспортом в кармане. Так поднимался «ЛУКойл».

АлекперовВ. Алекперов. Фото: www.globallookpress.com

Вообще, больших и мелких скандалов — от налоговой дыры 1997 года до попыток скупить земли «Массандры» в 2016-м — невероятное количество, не хватит объёмов рунета подробно перечислять всё. Но результат впечатляет: состояние Вагита Алекперова оценивается более чем в 20 млрд долларов, он четвёртый богач России (Forbes, 2019) и имеет неофициальный иммунитет от любых преследований.

Всё это было бы решительно невозможно, если бы в нашем государственном и деловом сообществе действовал институт репутации. Мы очень добрые люди и легко отпускаем хорошим знакомым маленькие грехи. Тем более что действительный член Российской академии естественных наук (что ж эти ребята все как один стараются прослыть большими учёными?) активно занимается благотворительностью и даже свою немалую долю «ЛУКойла» намерен завещать не детям, а благотворительному фонду.

Как не уважать такого человека? 


Ссылки по теме:

Частным армиям нефтяных компаний приходит конец

Приватизация госактивов может быть приостановлена

Оставить комментарий

Дайджест СМИ: «Русал» — американский, Трамп шутил об Ассанже, НАТО не понимает Россию Великий пост как уборка в доме
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...