Воинствующие безбожники 2.0: Черный пиар в багровых тонах

  • Воинствующие безбожники 2.0: Черный пиар в багровых тонах

Инфернальное «окно Овертона», приоткрытое либеральными журналистами «Ленты.ру», губительно не для Русской Церкви, но для самих богоборцев

Интернет-газета «Лента.ру» развернула самую настоящую антицерковную информационную войну. Спецпроект по очернению Русского Православия churchslaves.lenta.ru, в рамках которого на текущей неделе вышло уже два развернутых «разоблачительных» материала, стал для этого издания не просто попыткой раздуть очередной скандал и тем самым банально привлечь к себе внимание. Налицо проект имиджевый и даже идеологический. Журналисты «Ленты» заявили о себе не просто как о беспринципных гонцах за жареными фактами, которые «ради красного словца не пожалеют и родного отца», но как об идейных последователях советских борцов с Православной Церковью.

Безбожник без станка

Напомним, волну массовых антицерковных репрессий, сопряженных с «Большим террором» 1937-1938 годов, предваряла многолетняя информационная кампания. Тогда советская общественная организация «Союз воинствующих безбожников» имела неслабое государственное финансирование, проводила многочисленные атеистические акции и выпускала такие журналы, как «Безбожник у станка» и «Безбожный крокодил», а также еженедельную газету «Безбожник».

На основе псевдонаучных доводов, а также антицерковных слухов и сплетен воинствующие безбожники первых советских пятилеток не только пытались «доказать», что «Бога нет», но главное — очернить Церковь и духовенство. Освобожденные от какой-либо другой работы профессиональные богоборцы не чуждались и откровенных доносов, в том числе побуждая школьников доносить на своих одноклассников, к примеру, о том, кто из них был в храме на Пасху. Однако в итоге уже в годы Великой Отечественной войны финансирование этих дармоедов резко уменьшили, а потом и вовсе свернули их деятельность.

Тем не менее роль идейных предшественников современных антицерковных журналистов в богоборческом терроре 1930-х годов преувеличить невозможно. Да даже в ходе официальной переписи населения 1937 года большинство советских людей, отвечая на отнюдь не анонимный вопрос об отношении к религии, назвали себя верующими. Тем не менее именно воинствующие безбожники своей пропагандой и агитацией смогли создать в советском обществе достаточно широкую прослойку людей, для которых разрушить храм или даже убить священника не только легко, но и почетно.

Разрушение храма Христа Спасителя. 1931 г. Фото: www.globallookpress.com

Спекуляция на «слезинке ребенка»

Сегодняшние антицерковные журналисты методологически, а зачастую и содержательно во многом копируют профессиональных воинствующих безбожников прошлого. Те же слухи и сплетни, та же вольная интерпретация фактов (как известно, полуправда опаснее откровенной лжи, поскольку ее сложнее опровергнуть), а порой и откровенные попытки демонизировать священнослужителей и верующих. И, конечно, элементарная, но внешне эффектная игра на человеческих чувствах, эмоциях. Так, в первом антицерковном материале «Ленты» было сделано абсолютно бездоказательное заявление, будто в церковных приютах «на положении рабов живут дети без документов, их обучают по средневековым законам, пытают и морят голодом».

В качестве «подтверждающих» примеров приведены два давних случая. С псевдоправославным (по сути, сектантским) частным приютом, в котором действительно погиб ребенок, и уголовное дело по которому закончилось реальными сроками. И реально существовавшим православным приютом Боголюбского женского монастыря, который также пытались обвинить в издевательствах над детьми, однако после надлежащих проверок дело было закрыто за отсутствием состава преступления. При этом автор антицерковных материалов, описывая церковных воспитанников, пускается в откровенные фантазии, чья дикость очевидна для любого мало-мальски знакомого с жизнью Церкви человека:

Блестящие знания православной литературы и "Домостроя", а также полное неумение решить ни одну задачу из учебника третьего класса по математике. Полное незнание классической русской литературы, даже на вопросы "кто такой Александр Сергеевич Пушкин?" и "кто такой Михаил Лермонтов?" ответа я так и не дождался. Зато длинные, в пол, одежды и благое убеждение, что миром правит Антихрист. А также давние и свежие загноившиеся раны на руках и ногах.

Очевидные нездоровые фантазии. Тем не менее для людей нецерковных эффект спекуляции «слезинкой ребенка» достигнут. А если учесть, что форма подачи материалов на «Ленте» явила читателям откровенно инфернальные черные и багровые тона и иллюстрации в сатанистском стиле «блэк-метал», то эта «слезинка» людьми впечатлительными воспримется не иначе, как «кровавой». В этом же символическом ряду утверждение, мол, «теологи всего мира» давно именуют Русскую Православную Церковь «Рабоче-крестьянской красной церковью». Относительно этой «байки из склепа», как говорится, «без комментариев».

Воспитанницы детского приюта при Покровском Ставропигиальном женском монастыре на уроке в начальной школе. Фото: Шарифулин Валерий / ТАСС

Попы без мерседесов

Вторая часть антицерковных «разоблачений», вышедшая 8 августа, коснулась темы церковных доходов. В качестве ключевого «инсайдера» — «бывший священник, отец Николай, в миру Николай Дмитриевич Гундяев (однофамилец), бывший священник, ушедший из Церкви после скандала, вызванного попыткой рассказать правду о ее устройстве». Нет смысла доказывать, что такого человека никогда не было, а единственный известный реально существующий отец Николай Гундяев — это старший брат Святейшего Патриарха Кирилла, 77-летний почетный настоятель Преображенского собора Санкт-Петербурга. Суть в том, что этот «экс-батюшка» вместе с другим анонимным бывшим священником, «отцом Михаилом» словоохотливо изложил всю систему «черных» и «серых» церковных доходов.

И здесь опять-таки сплошные слухи, сплетни и полуправда. Наглядный образец последней — реальный факт льготного налогообложения в нашей стране религиозных организаций (известно, что антиклерикалы давно хотят повесить кассовые аппараты на церковные кружки и свечные лавки). Также в качестве примера приведена реальная история, как Учебный комитет Русской Православной Церкви («Лента» переврала даже название этой структуры) нашел нарушения в деятельности Владимирской духовной семинарии. Антицерковные журналисты правы: большинство преподавателей этой духовной школы не были устроены на работу по трудовым книжкам, но не по «черной схеме», а по совместительству, поскольку официально работали в других местах. То же, что все они «поувольнялись», во Владимирской митрополии телеканалу «Царьград» официально опровергли, заметив, что со скандалом уволился лишь один-единственный сотрудник, который, судя по всему, и распускает об этом слухи.

Единственное, в чем журналисты «Ленты» не покривили душой, так это то, что «зарплата российского священника составляет от 20 до 40 тысяч рублей в месяц». Увы, это так. Большинство православных клириков, людей зачастую многодетных, живут очень скромно. А потому былой миф о «попах на мерседесах» разбивается в пух и прах. Попытки же оценить церковный бюджет в 92 миллиарда рублей — абсолютно умозрительны и являются не чем иным, как журналистской фантазией. К слову, доходы от заздравных и заупокойных записок, а также продажи свечей, икон и нательных крестиков оценить практически невозможно, но они отнюдь не так велики, как это хотелось бы представить антицерковникам.

Cui prodest?

Конечно, когда видишь примеры столь очевидного черного пиара, призванного демонизировать ключевую основу русской государственности, культуры и идентичности, возникает вопрос: кто может стоять за этими публикациями? Кому это выгодно? На самом деле, выгодоприобретателей немало, начиная с банальной «несистемной оппозиции». Глава Союза православных граждан Валентин Лебедев, рассуждая о том, кому может быть выгодна эта антицерковная провокация, воздержался от персональных оценок. Однако дал понять, что в России существует определенный слой людей, зараженных либеральным космополитизмом и русофобией в разных ее формах:

Это очень разный по своему составу профессиональный и социальный срез, их часто называют "пятой колонной", "коллаборационистами". Они выступают против воссоединения с Крымом, и эти же люди — против православных приютов. Они не радуются нашим русским радостям и не печалятся от наших горестей. Разумеется, они не в большинстве, просто очень громогласные. И удивительный феномен, какового нет ни в одной стране мира: с подобных позиций выступают многие отечественные средства массовой информации, в том числе и не из числа откровенно оппозиционных.

В действительности та же «Лента» не одинока в своем либерализме и русофобии. Конечно, их градус в последние годы не раз значительно менялся в зависимости от редакционного руководителя и коллектива, но общий вектор оставался одним и тем же. Но дать четкую оценку, насколько эта идеология прагматична, связана с выполнением определенного политического заказа (разной степени конспирологичности), или же иррациональна, присуща антицерковным журналистам на бессознательном уровне, непросто. Скорее всего, здесь имеют место сочетания разных посылов. Так, по мнению политолога Александра Асафова,

Это является специальной акцией. Возможно, это заказ, связанный с предстоящими выборами, возможно, связано с желанием вызвать раздражение и раскол в обществе и в дальнейшем пользоваться его плодами. В последнее время в либеральных СМИ активно раздуваются любые происшествия, связанные с представителями клира. А потому совершенно очевидно, что эта история не пришла в чью-то не очень светлую голову только потому, что он заинтересовался этой темой.

Она наверняка связана с определенными коммерческими и политическими процессами. У нее есть выгодополучатели и конкретные исполнители. И если бы это зависело от меня, то я, конечно, провел бы тщательное расследование, допросив и редакторов, и журналистов, чтобы понять, кому в голову пришла эта идея, какие были цели, и кто взял деньги за исполнение этого грязного заказа.

Как известно, в том же гитлеровском «Третьем рейхе» к людоедскому «окончательному решению еврейского вопроса» были причастны самые разные люди: от маргинальных зоологических антисемитов до вполне респектабельных университетских профессоров. Но в итоге ответственность за то, что происходило в 1933-1945 годах, стала коллективной. Увы, в России до сих пор никто не ответил за многолетний геноцид Русской Церкви и ее народа.

Фото: Everett Historical / Shutterstock.com

И это понятно: православный христианин должен уметь прощать обиды, какими бы страшными они ни были. Однако врагов Церкви и Отечества нам заповедано не прощать, а сокрушать. А потому, если в той же Европе «отрицание холокоста» сегодня является уголовным преступлением, то почему в нашей стране, относительно недавно пережившей столь страшные антицерковные гонения, стала возможной новая волна информационного «воинствующего безбожия», причем в столь демоническом стиле?

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...
Ссылки по теме:

Лайт-православие по-ютуберски

Дух Троцкого не смог посетить дух Ленина: День мертвых был вовремя отменен

Оставить комментарий

Экс-заключённые на рынке труда: Новое потрясение в преддверии пенсионной реформы Смерть из Японии: Как вирус в смартфоне убивает людей
Новости партнёров