«Свидетели любви»: Подвиг и урок новомучеников и исповедников Церкви Русской

  • «Свидетели любви»: Подвиг и урок новомучеников и исповедников Церкви Русской

Интервью с режиссёром и сценаристом Наталией Гугуевой, автором фильма «Свидетели любви», посвящённого подвигу православных христиан, пострадавших в годы советских богоборческих гонений

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской — один из самых скорбных и вместе с тем величественных праздников Русской Православной Церкви. Он был установлен в память обо всех православных святых, пострадавших за Христа в годы советских гонений. Празднование собору приурочено к годовщине убийства первого страдальца в архиерейском сане, священномученика Владимира (Богоявленского), митрополита Киевского и Галицкого, убитого революционными бандитами в Киеве 25 января (7 февраля), и совершается в ближайшее к этому событию воскресенье.

За последние десятилетия Русская Церковь совершила прославление нескольких тысяч новых страдальцев за веру, многим из которых составлены богослужения, написаны их подробные жития, однако большинство имён и судеб новомучеников нам ещё только предстоит узнать. По инициативе главы Издательского совета Русской Православной Церкви, митрополита Калужского и Боровского Климента (Капалина) прошёл конкурс на лучшее прозаическое произведение, посвящённое новомученикам и исповедникам.

И всё же мы слишком мало знаем об этих людях, благодаря подвигу которых и чьими святыми молитвами был остановлен Кровавый Молох XX столетия, едва не погубивший Россию.

"Свидетели любви", трейлер. Реж. Наталия Гугуева, 2018.

Одним из людей, постаравшихся донести до современного зрителя историю людей, пострадавших за веру Христову в годину гонений, стала режиссёр и сценарист Наталия Гугуева, автор документального фильма «Свидетели любви», картины, осенью 2018 года на кинофестивале «Снажни духом» в Сербии завоевавшей гран-при.

Об этой работе, том, как её приняли наши православные братья-славяне, а главное, как разъяснить современному, зачастую невоцерковленному человеку урок новомучеников и исповедников Церкви Русской — в беседе телеканала «Царьград» с Наталией Гугуевой.

Кадр из фильма «Свидетели любви».

* * *

Царьград: Подвиг новомучеников и исповедников прошлого века — одна из главных тем для всей Русской Церкви. Тем не менее рассказывать о нём так, чтобы достучаться до сердец людей XXI века, очень непросто. Почему Вы решились за это взяться?

Наталия Гугуева: Я делала не исторический фильм, а картину о том, что находится вне времени. В моих героях меня интересует жизнь человеческой души и духа, когда вдруг человек осознаёт и реально чувствует свою связь с Создателем. И после этого начинает жить в иной логике, часто отличающейся от логики неверующего человека. Думаю, это очень волнует сегодняшних людей, ищущих духовные опоры в жизни. Как говорит один из героев моего фильма:

Чтобы пойти на мученическую смерть за православную веру, человек действительно должен почувствовать реальность иного мира, реальность бытия Божия.

Режиссёр и сценарист Наталия Гугуева. Фото из архива  Н. Гугуевой. 

Люди, познавшие реальность бытия Божия, иногда кажутся для мирского человека безумными. Их ведут на расстрел, на мучения и страдания, а они при этом испытывают ни с чем не сравнимый мир в душе, тёплое утешение, любовь, а часто и неземную радость. И они опытно знают, Кто даёт им эту радость и эту любовь.

В своё время меня потряс эпизод о священномученике Аркадии (Остальском), епископе Бежецком. Когда ему в суде зачитывали смертный приговор, он спокойно заснул на скамье подсудимых. И когда его разбудили конвоиры, чтобы сообщить, что он приговорён к расстрелу, владыка Аркадий спокойно ответил:

Ну что ж. Благодарю Бога за всё! Для меня смерть — приобретение.

Кадр из фильма «Свидетели любви».

Такие люди своей жизнью, поступками и словами свидетельствуют о той Небесной Любви, которая даёт им способность жить в радости и мирном состоянии души при тяжелейших обстоятельствах жизни, выдерживать то, что обычными человеческими силами выдержать нельзя.

Ц.: Как родилась сама идея Вашего фильма, в котором нет авторских суждений, но только повествование людей, связующих ту страшную эпоху с сегодняшним днём, — детей и внуков святых страдальцев?

Н.Г.: В своё время меня зацепило то, что в разные исторические времена были разные «герои нашего времени». Когда-то это были выдающиеся люди в области науки, искусства, производства, герои-лётчики, космонавты, учёные и так далее. Сейчас это, наверное, не столько выдающиеся в каких-то сферах производственной деятельности люди, а больше успешные, богатые и раскрученные в СМИ vip-персоны, и иногда их успех, раскрученность и известность даже не связаны с какими-то их способностями и выдающимся вкладом в жизнь общества.

А ведь когда-то «героями нашего времени» были святые, которые давали основные смыслы и ориентиры в жизни.

Для меня стало важным увидеть, как происходит движение к святости в обычных будничных днях у людей, которые жили в тех же жизненных обстоятельствах и проблемах, что и мы. Я говорю о новомучениках, которые так же как и мы создавали семьи, воспитывали детей, пытались творчески реализоваться в жизни, страдали, болели, жертвовали собой ради других. И они не отличались от нас какими-то особенными духовными дарованиями. Но при этом за обычные христианские нормы жизни в семье и обществе и право исповедовать православную веру отдавали свои жизни.

Кадр из фильма «Свидетели любви».

Ц.Как много из рассказов Ваших собеседников не вошло в картину? Есть ли что-то особенно запомнившееся, о чём хотелось бы рассказать?

Н.Г.: Мы снимали дочь прославленного в лике святых священномученика Александра Тетюева Любовь Александровну. В её квартире было много старой мебели, каких-то выцветших журналов, книг, невзрачных предметов. Всё казалось поблёкшим, неживым. Даже запылённую икону её отца мы с трудом достали с какого-то шкафа.

Дочь новомученика сидела во время интервью рядом с этой иконой и рассказывала о драме своей жизни.

О том, как отец-священник не мог жить с семьёй и приезжал к ним ненадолго тайком, как они боялись связи с отцом, стыдились его церковного сана, замазывали адреса с его открыток. Как отец не смел им в открытке написать слово «папа», а подписывался только буквой «п».

Со слезами вспоминала Любовь Александровна, как её, первоклассницу, позорила перед всем классом учительница за то, что она с бабушкой ходит в церковь (после чего она больше в церковь не ходила), как её не брали в институт и как боялись с ней, дочерью расстрелянного священника и «врага народа», связываться потенциальные женихи.

Кадр из фильма «Свидетели любви».

Так и прожила она всю жизнь одна — без семьи, без детей, без веры в Бога, запуганная советской системой.

Я с большим сочувствием слушала её рассказ и всё время косилась на большую старую фотографию молодого человека времён Великой Отечественной войны, рядом с которой стояла в вазе с водой живая красная гвоздика. Это место в квартире выглядело единственным живым и ярким пятном.

В конце разговора я спросила, что это за фото, и почему рядом с ним живая гвоздика. И тут глаза героини засветились особенным счастливым светом. Она рассказала, наверное, главную историю своей жизни.

Во время войны единственной семьёй, которая не побоялась приютить родных моей героини в своей квартире, была семья этого парня с фото — Юры. Между Юрой и моей героиней вспыхнула любовь, его родители одобрили выбор сына. Юра был единственным парнем в жизни Любови Александровны, который не боялся открыто проявлять свои чувства и отношения к дочери «врага народа».

Любовь Александровна вспоминала, как они, счастливые, выстаивали с Юрой по ночам на морозе многочасовые очереди за билетами на галёрку в Мариинский театр, который тогда был в эвакуации в Перми.

В 1944 году Юра поступил в университет, а зимой 1945-го их, первокурсников, необученных и необстрелянных ребят, забрали в армию на фронт. И в первых же боях Юра погиб.

Ещё перед уходом на фронт он изготовил самодельные спички (тогда это был дефицит). Юра уже погиб, его не было, а его спичками ещё долгое время пользовались Люба и родные Юры. Когда его мама умирала, она завещала Любови Александровне его фотографию. Так и прожила она с этой своей любовью и памятью о любимом человеке всю жизнь. И дальше — более 60 лет — ставила у фотографии своего любимого свежую красную гвоздику.

Конечно, если бы он вернулся, моя судьба была бы другая,

— закончила свой рассказ Любовь Александровна.

Я всё время возвращаюсь к этому эпизоду, который мог бы стать основой целого фильма. И который, к сожалению, не вошёл в нашу картину «Свидетели любви»…

Кадр из фильма «Свидетели любви».

Ц.: Изменилось ли в ходе съёмок фильма Ваше личное восприятие тех лет и самого подвига новомучеников и исповедников Церкви Русской?

Н.Г.: Они, новомученики и исповедники, стали мне просто ближе, роднее, понятнее. Они пытались в очень простых вещах — в воспитании детей, в создании семьи, в отношениях мужчины и женщины — достигнуть святости. У меня появилось стойкое ощущение, что каждый человек на земле призван к святости — в свою меру и в своих жизненных обстоятельствах. Ведь как сказал один из афонских старцев, архимандрит Ефрем Ватопедский:

Если ты мать, то должна стать святой матерью. Если ты бизнесмен, то должен стать святым бизнесменом! Если ты журналист, то должен стать святым журналистом!

Ц.: Известно, что на международном кинофестивале «Снажни духом» в Сербии Ваш фильм завоевал гран-при. Как наши православные братья на Балканах восприняли картину? Насколько чутко они принимают трагические страницы русской истории?

Н.Г.: Сербия для меня — это духовная передовая, на которой особенно остро идёт духовная борьба сил добра и зла. Поэтому восприятие православными братьями на Балканах фильма о Новомучениках Российских очень сродни и нашему чувствованию. Фильм завоевал также гран-при и на МКФ «Покров» на Украине. Это тоже очень важная для меня награда, особенно в то тяжёлое время, когда там начались уже практически открытые гонения на православных людей.

Ц.: Каков вообще, на Ваш взгляд, главный урок тех лет? А главное — завет новомучеников и исповедников новым поколениям, которые не застали не только гонений, но и даже времени, когда государственной идеологией был атеизм.

Н.Г.: В своих каждодневных обстоятельствах — стоять в вере до конца. Стоять в ней в радости, в боли, в болезни, когда тебя соблазняют лучшей земной жизнью, успехами, известностью, деньгами. Не предавать Христа даже в самых маленьких делах и поступках. Свидетельствовать о Христе своей любовью и милосердием. Без лишних слов.

Ц.Вопрос банальный, но в данном контексте вполне оправданный: планируете ли Вы дальнейшую работу над поднятой темой?

Н.Г.: Сейчас работаю над фильмом о царских подданных, которые остались верными Царю и его Семье до смерти. Им постоянно предлагалось спастись, они могли бы остаться живыми, но сознательно предпочли разделить мученическую участь Царской Семьи. Таких людей для многомиллионной России было немного. Но для меня они олицетворяют образ той России, весь её социальный срез: князья (каковыми были князь Василий Долгоруков и генерал Илья Татищев), среднее сословие — горничная Анна Демидова (из купцов), доктор Евгений Боткин, выходцы из крестьян — боцман Иван Седнёв и матрос Климентий Нагорный.


Ссылки по теме:

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Православный календарь на 10 февраля

Дорога к храму: Основы православной культуры в московской школе

100 лет со дня возвращения Патриарха. Сколько осталось ждать Царя?

Оставить комментарий

Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Православный календарь на 10 февраля США готовят своих террористов к новым боям
Новости партнёров
Загрузка...