Сто лет перемирию

  • Сто лет перемирию

Сто лет назад вступил в силу Версальский договор, положивший конец Первой мировой войне. Но это была иллюзия. Как показали дальнейшие события, в Версале был подписан не мир, но всего лишь перемирие, после которого война продолжилась с теми же участниками и теми же целями

Есть в русском языке некое чарующее волшебство. Можно было бы в заголовке поменять всего одну букву – и было бы «Сто лет перемирия». Но, к сожалению, Версальский договор такого срока миру не отвёл. Всего через 19 с небольшим лет война возобновилась с тех же примерно позиций, где она была остановлена в 1918 году. И цели её оказались, в общем-то, тоже прежними: получение Германией положенного ей места в мировой географии и мировой политике и, соответственно, окончательное и безальтернативное подавление этих устремлений другими великими державами. 

Устремления Германии 

Понятно, что положенное себе место Германия вымечтала себе сама. В принципе, альтернативно ориентированные классики марксизма достаточно верно определили основания для подобных мечтаний. Германия опоздала к дележу планеты на колониальные империи, а растущие доходы и капиталы требовали экспансии. Иное дело, что содержавший Маркса Энгельс проглядел новую тенденцию в развитии капитализма, а Маркс то ли поделикатничал от любви, то ли сам её проспал. А потому причины Первой мировой войны для всех марксистов так и остались тайной.

На деле, конечно, не за колониями Германия рвалась. Их у неё было, в общем, достаточно. И в Африке, и в Азии, и на Тихом океане, где под немецким флагом пребывали в экваториальной неге многочисленные острова. Но что это давало собственно германской экономике? Что, к папуасам Новой Гвинеи нужно было вывозить растущий объём стального проката? Или неграм Танганьики продавать трактора и паровозы? Так у тех денег нет…

На деле, конечно, не за колониями Германия рвалась. Их у неё было, в общем, достаточно. И в Африке, и в Азии, и на Тихом океане, где под немецким флагом пребывали в экваториальной неге многочисленные острова. Фото: Archiv Neumann / Globallookpress

Поэтому война получилась да, из-за рынков. Но! Из-за одного. Финансового рынка России, где в бешеной схватке схлестнулись капиталы Германии и Франции. Именно контроль над Россией и был главным призом в этой эпической битве, где франк грыз горло марке в попытках полностью подмять под себя растущую русскую промышленность.

В этом, кстати, один из основных парадоксов Первой мировой войны и одно из важнейших объяснений того, почему Версаль стал родиной не мира, но всего лишь перемирия. Потому что по итогам войны русский финансовый и промышленный рынок не достался ни марке, ни франку. Что из него осталось при большевиках, разговор другой и сложный, но по факту оказалось, что ни победитель, ни проигравший от главного приза не получили ничего.

Ну, а то, что англичане до последнего тешили Берлин туманными обещаниями, мол, останутся в стороне, в нейтралитете, чем, собственно, непосредственно войну и спровоцировали, – это уже на их, англичан, совести. Или, если угодно, – на бессовестности. Во всяком случае, очень многие и тогдашние политики, и сегодняшние историки говорили и говорят о том, что заяви Лондон с самого начала: вступит в войну физически, – Германия очень сильно задумалась бы, стоит ли идти на силовое решение проблемы.

Конечно, в любом случае практически все участники будущей бойни пребывали в иллюзии, будто всё закончится к листопаду, да и пройдёт в духе лёгкой венской оперетки, но тем не менее ясного слова из Букингемского дворца было бы достаточно, чтобы Германия сильно поумерила бы свою решимость воевать и победить.

Фото: dpa / Globallookpress

Результаты войны 

Так или иначе, но к осени 1918 года немцы войну фактически проиграли. Да, сапог иностранного солдата ещё нигде не ступил на землю рейха, но германские солдаты уже отступали под натиском врага не по метру-километру, как ранее, заставляя противников щедро поливать кровью каждый свой шаг, – но по десятку километров в день. Сила солому ломит, а к этому времени на фронтах царило полнейшее превосходство союзников, получивших свежие и крепкие американские дивизии. И пусть американцы воевали как всегда плохо, укладываясь под землю тысячами по приказу своих бездарных и малоопытных генералов. Джонов Джозефов Першингов, например. Но американцев было тупо много. По 17 дивизий против 7, тоже к примеру. Вот они немцев и задавливали массою, заваливали трупами.

Плюс Германия была на последнем издыхании экономически. Не помогли и большевики, сдавшие немцам по Брестскому миру половину европейской территории России, а также немыслимые ценности в золоте и продуктах. Германскому командованию просто нечем было кормить своих солдат, а на положение народа в тылу власти и вовсе махнули рукою. Но кайзер Вильгельм был человеком упёртым, да притом недалёким. Вот и пришлось соображающим людям в Германии ставить канцлером принца Макса Баденского. А тому пришлось простужаться до такой степени, чтобы принимать снотворное. И такое сильное, что усыпило канцлера аж на 36 часов! За каковое время начались беспорядки, переросшие затем в революцию. Точнее, переведённые в режим революции после того как тот же Макс Баденский объявил, что кайзер Вильгельм отрёкся от престола. Хотя тот… не отрекался!

Но зато главное было сделано – начались переговоры о перемирии. А дальше уже всё посыпалось само. 

Версальские соглашения как путь к новой войне 

Вот тут бы союзникам и повести себя разумно и истинно по-исторически. Как повёл себя американский президент Вудро Вильсон, в общем, не настаивавший на репарациях и контрибуциях с поверженного противника, а больше тянувший к тому, что нужно на опыте такой страшной войны создать международные механизмы, которые исключили бы повторение подобного ужаса.

Благодарность за спасение Франции в 1914 году, ради чего в Пруссии легли две русские армии, оказалась воистину безмерной: от проигравшей Германии победители отрезали меньше земель, чем от союзной России! Фото: Globallookpress

Но в Версале тон задавали кичливый галл в образе французского премьера Жоржа Клемансо и хищный брит в лице английского главы кабинета Дэвида Ллойд Джорджа. Они с одинаковым увлечением и мстили германцам, и делили мир, разумеется, великолепно позабыв о России, её жертвенной помощи союзникам и её интересах. Благодарность за спасение Франции в 1914 году, ради чего в Пруссии легли две русские армии, оказалась воистину безмерной: от проигравшей Германии победители отрезали меньше земель, чем от союзной России!

А больше всех получила какая страна? Да, та, которой до войны не было и которая в войне, соответственно, не участвовала. Польша, верно. Эта, как её назвал Черчилль, «гиена Европы» оторвала себе больше всех мяса от поверженных… И это было ещё одним фактором, из-за который Версальский мир стал всего лишь перемирием. Польше досталось больше всех, но ей хотелось ещё большего. Потому именно на границах Польши после Версаля было больше всего споров и конфликтов с соседями. Вплоть до вооружённых. И в этом смысле любое правительство Германии, как и любое правительство России, однажды не могло не показать Варшаве зубы. Ибо уж слишком часто она сама клацала своими клыками.

Разумеется, не стоит, как сегодня подчас делается, напрямую обвинять Польшу в развязывании Второй мировой войны. Но то, что она была одним из важнейших факторов межвоенной напряжённости, признают сегодня все адекватные историки. И, как всё чаще наблюдаем, – политики.

Вот, собственно, потому то, что мы формально называем Второй мировой войною, но что фактически является продолжением Первой, и началось в Польше и вокруг Польши. С потерей Эльзаса и Лотарингии, отошедших к Франции, Германия смирилась. Но когда на собственно немецких землях Силезии, полученных Польшею в Версале невесть за что, бесилась гиена Европы, тут любая германская власть не могла не захотеть её усмирить. А уж тем более такой правитель, как Гитлер, как раз и выросший как политическое явление на требованиях пересмотреть несправедливые и унизительные Версальские соглашения.

Вот это и случилось. Вновь выросшая и откормившаяся Германия предприняла вторую попытку добиться того же, ради чего развязала Первую мировую войну. А именно – отвоевать себе достойное, с её точки зрения, место под солнцем за счёт, естественно, других стран. И многое, надо признать, ей в этом смысле удалось к июню 1941 года. Но дальше на немецком пути оказалась Россия, которая невольно, но закономерно тоже оказалась вынужденной закончить то, чего не удалось довершить в 1918 и 1919 годах как из-за череды революций, так и из-за предательства «союзников». А именно: закончить Первую мировую войну справедливым и долговечным миром. А не перемирием.

Царьград.ТВПервый Русский
Смотреть запрещенный
Канал Царьграда можно тут:
На сайте, Яндекс.Эфир, ВКонтакте

Ссылки по теме:

Почему Россия не проиграла Первую мировую войну

Первая мировая: Разрыв цивилизации

Первую мировую войну начала Англия, а выигрывает Германия

Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация