Первую мировую войну начала Англия, а выигрывает Германия

  • Первую мировую войну начала Англия, а выигрывает Германия

Если взглянуть на историю великого мирового конфликта вне заложенных учебниками рамок, можно увидеть, что началась она ещё в середине XIX века усилиями Лондона отбросить Россию, а заканчивается сегодня гегемонией Германии в Европе

Историкам известно: во времена Столетней войны жители Англии и Франции не знали, что у них Столетняя война. Для них это были четыре разных вооружённых конфликта, не очень даже, на первый взгляд, связанные между собой.

Большое видится на расстоянии. С нынешнего исторического расстояния видно, что, в сущности, Первая и Вторая мировые войны в реальности представляли собой одну большую Войну. И пока Россия не добила Германию, вонзив в самое её сердце осиновые колы гвардейских танковых армий, не завершённое в 1918 году дело продолжало жить и убивать. С двадцатилетним перемирием, необходимым для передышки и пополнения истощившихся людских и материально-финансовых ресурсов.

Да, но откуда взялась эта Великая война? Точно ли она началась именно 105 лет назад? И точно ли сердце её истинного виновника пригвоздила к горящему Рейхстагу русская армия? Если едва ли не на следующий день союзники России начали собирать германские войска для нападения уже на неё…

Когда началась Первая мировая война?

На этот вопрос учебники дают однозначный ответ: 28 июля 1914 года, когда Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Но уже вдумчивый студент исторического факультета отметит, что это ещё не дата начала мирового конфликта. Это пока ещё было локальным выяснением отношений, и даже на следующий день дело могло закончиться третейским судом в Гааге. Мировой конфликт начался 1 августа объявлением Германией войны России и вторжением немецких войск в Люксембург, обеспечившим им возможность для реализации плана Шлиффена — удара по Франции через удобные для быстрого массированного наступления равнины Фландрии.

мировая войнаФото: www.globallookpress.com

Но профессиональный историк и тут скептически пожмёт плечами. Потому что и тут всё могло ограничиться той войной, которой тогда грезила патриотическая общественность в странах Европы: короткий мощный удар по врагу — и уже к жёлтым листьям под ногами победоносные арии вернутся в казармы. В Берлине, Вене, Париже, Санкт-Петербурге. А мировой конфликт стал необратимо мировым, когда 3 августа Англия объявила войну Германии, изящно «позабыв» о своих обещаниях Берлину не вступать в конфликт, если Германия не нападёт на Францию. Вон, дескать, у вас Россия перед глазами, с ней и воюйте себе на здоровье.

Итак, 3 августа? Но подобного рода военные мероприятия спонтанно не возникают. Это требует долгой, многолетней подготовки. Причём при вполне определённой и устоявшейся геополитической конфигурации. То есть, конкретно говоря, если французы строят крепости в горных проходах Арденн и Вогезов, они знают, что воевать будут с немцами. А немцы готовятся быстро сокрушить Францию, чтобы с обеспеченным тылом обернуться против только заканчивающего мобилизацию и сосредоточение войск русского медведя. А Санкт-Петербург заранее концентрирует армии Самсонова и Ренненкампфа у границ Восточной Пруссии, так как уверен, что воевать будет на сей раз не с Японией.

войнаА. Самсонов и П. Ренненкампф. Фото: www.globallookpress.com

Значит, в умах и штабах война началась куда раньше 1914 года. Когда? Может быть, ещё в 1871 году, когда новорождённая Германская империя сокрушила Францию, а та взорвалась не военным до поры, но бурным национальным подъёмом, что помог не только практически мгновенно выплатить громадные репарации, но и собрать силы и средства для новой могучей армии?

Да, но откуда взялась Германская империя?

Из одного английского просчёта.

Один английский просчёт

После победы России над Наполеоном все геополитические «пряники», в полном соответствии с предсказанием фельдмаршала Кутузова, собрала Великобритания. Начался поистине золотой век «владычицы морей», когда она заграбастала в свои жадные ручки едва ли не половину планеты.

Но и Россия вполне законно ощущала себя победителем, имеющим право на расширение и укрепление своей сферы безопасности и влияния. Именно своей, ибо безопасность проходов в Грузию и Азербайджан, освобождённых от персов и турок, требовала усмирения Северного Кавказа с его культом абречества, то есть вооружённого грабежа. А безопасность путей в Сибирь требовала успокоения живущих аналогичным грабежом среднеазиатских ханств и байств. Наконец, безопасность внешней торговли России, едва ли не на 90 процентов завязанной на черноморские порты, заставляла заботиться о гарантированном проходе через Босфор и Дарданеллы.

войскаВход российской армии в Париж. 1814 г. Фото: www.globallookpress.com

И на всех трёх направлениях эти движения России вызывали острое недовольство в Лондоне. Там тоже в определённой мере двигали вопросы безопасности: историки той эпохи войн и империй согласны друг с другом в том, что после наполеоновских войн главной задачей Британии, как она себе её сформулировала, было не допускать единоличного доминирования в Европе ни одной из держав.

А тут Россия. С миллионом «зрителей в серых шинелях», которых царь вполне реально мог послать в Париж, дабы те «освистали» порочащее Романовых театральное представление. И да, именно с отвязным царём, которого, в отличие от предыдущего правителя, уже невозможно было держать на коротком поводке компромата за фактическое соучастие в отце- и цареубийстве. И что с того, что царь вполне легитимно борется за национальные интересы своей страны, практически безупречно формулируя идеологические основания для этого?

Главное, что Кавказ — угроза Персии, а там уже и граница с Британской Индией, а Проливы — опасность доминирования России в Средиземноморье. Разгромленная Франция противостоять ей не будет (хотя Францию в этих видах можно и возродить, и Британия прикладывает большие, хоть и негласные, усилия по таковому возрождению бывшего противника против всё ещё союзника). Италии ещё нет физически, а Османская империя после взятия русскими Проливов явно будет списана в утиль. И что, отдать русским весь Ближний Восток?

И именно позиция Англии (и с 1815 года в негласном антироссийском союзе с ней Австрии) спасла Оттоманскую Порту, когда русские войска стояли уже на пороге Константинополя — в Адрианополе.

Попытки России договориться с Лондоном по-хорошему не привели ни к чему. Сами предложения Петербурга о разделе Османской империи вызвали в Англии нешуточную тревогу. И, главное, острое желание остановить экспансию России в сторону Проливов хотя бы и вооружённым путём. Так что Восточная (по-нашему, Крымская) война стала неизбежной уже тогда. Британия срочно начала вооружать Францию (не напрямую, конечно, но позволяя той быстро восстанавливать свой промышленный и военный потенциал и параллельно организуя революции с целью приведения к власти послушных Лондону правителей). Вена — лидер тогдашнего германского мира, не забудем! — тоже практически жила в объятиях Лондона. Итальянские корольки ели с английской ладони. А уж какие меры были предприняты для усиления и нового вооружения Османской империи!

войнаКрымская война. Фото: www.globallookpress.com

В общем, Крымскую войну Англия выиграла. Трупами французских, итальянских и турецких союзников, с трудом, на соплях, захватом всего одного города, но факт, что Россия поражение признала. И на некоторое время утратила желание вести активную внешнюю политику на европейском и турецком направлениях, сосредоточившись на собственных внутренних преобразованиях. Ибо война была проиграна заслуженно: армия плохо вооружена и снабжена, промышленности почти нет, коррупция запредельна, экономика в лежачем положении.

Но от проблем безопасности деться некуда. А география диктует всё то же: усмирить горцев, надавать по рукам азиатским беям и… Проливы! Всё те же Проливы!

Да и не зайчики в Петербурге сидели. Вполне отдавали себе отчёт, что покорение Средней Азии открывает путь в Британскую Индию.

Но такой же отчёт отдавали себе и в Лондоне. И вот тут Англия и совершила просчёт. Она стала подыгрывать Пруссии, намерившейся отнять у Австрии первенство в Германском мире и даже создать Германскую империю.

флотБританский флот. Конец XIX века. Фото: www.globallookpress.com

Империя в центре Европы

Германская империя возникла на обломках Австрии и Франции — Британия с лёгкостью необыкновенной пожертвовала своими союзниками, кинув их в пасть ненасытному германскому Молоху. Дитятко надо было кормить, а одной Дании ему оказалось недостаточно.

И Германская империя была взращена как противовес будущим возможным российским претензиям к английскому контролю над континентом. Куда ни нацель царь свои армии, Германия будет или перед фронтом, или в тылу.

Но английский просчёт заключался в том, что цели Берлина вовсе не обязаны были совпадать с целями Лондона. Прежде всего из-за географии. Центральное положение Германии в Европе — не только её стратегическое преимущество, позволяющее держать всё вокруг в тени штыков имперских батальонов, но и её же стратегическая ущербность. Ибо новая империя аналогичным образом и сама оказывалась в жёстком обрамлении враждебных штыков. И в случае любого антигерманского союза хотя бы двух сильных европейских государств Германия оказывалась в состоянии войны на два фронта. А то и войны в окружении. Впрочем, это одно и то же.

А потому Берлин был вынужден выкручиваться в буквально мороке союзов. И первым союзом был альянс с русскими. Это естественно: для обеих империй враг — Франция, а взаимных претензий пока не имеется. Стараниями канцлера Отто Бисмарка примирились Петербург и Вена, в результате чего возник «Союз трёх императоров». А он, в свою очередь, позволил России вступить в очередную войну с Турцией, не опасаясь от Австрии удара в спину. И хотя прямая угроза войны со стороны Британии не позволила русским на сей раз взять Константинополь и Проливы, победа была достигнута. И только на Берлинском конгрессе Лондону удалось дипломатическими методами лишить Россию практически всех её плодов. Но тут Петербург сам себе подгадил, отправив оформлять результаты войны пламенного «европеоида», сторонника «симфонии европейских держав» и бездарного дипломата, канцлера Горчакова. Который к тому же сумел оттолкнуть от России симпатизировавшего ей Бисмарка, ибо предпочёл всё отдать Лондону, не поделившись ничем с Берлином за его дружественный нейтралитет в войне.

БисмаркОтто Бисмарк. Фото: www.globallookpress.com

Но Лондону и это не помогло: в центре Европы возникла мощная держава, которая, оказалось, потенциально способна вести противоположную английским интересам политику. Тот самый английский ужас, внушённый когда-то Наполеоном, возродился в облике Германской империи!

Кошмар коалиций

И тогда Британия и начала Первую мировую войну. В Европе у неё образовалось два потенциальных врага — Россия и Германия. Союз между ними — гарантированный стальной гроб для английского льва. Значит, этого союза быть не должно.

После смерти Бисмарка Англия окончательно отталкивает от себя Германию и начинает сближаться с Россией. Через Францию. Для Германии же союз с Россией рано или поздно заканчивался бы тем, что Берлин становился младшим партнёром Петербурга. Чего императору Вильгельму, естественно, очень не хочется.

Вот так в конечном итоге и возникают две коалиции — Антанта с одной стороны и самоубийственная для Германии центральная Ось с Австро-Венгрией и Италией — с другой. Иными словами, уже на этом этапе возникла конфигурация, когда Германия обречена была на войну на два фронта. Проигрышную по определению.

Но поскольку в Берлине это понимали не хуже, чем в Лондоне, в столице Туманного Альбиона было решено немцев на войну спровоцировать. Чем? Да обещанным нейтралитетом! А как только те ввяжутся в боевые действия, там деваться им некуда, против них пойдёт работать «русский паровой каток».

Он и заработал. Ценой гибели армий Самсонова и Ренненкампфа были спасены Париж и Франция. Война перешла в затяжную фазу, для Германии проигрышную неумолимо.

ЛондонФото: www.globallookpress.com

Но поскольку Россия опять затребовала Проливы в случае победы, Лондон её участия в этой победе допустить не желал никоим образом. И уже в 1915 году российскую государственность начали подтачивать сразу с двух сторон — из Берлина (что, согласимся, естественно для воюющего врага) и из Лондона (что, согласимся снова, опять-таки естественно для английского отношения к союзникам). И это не говоря уже о таких «мелочах», как непоставки России уже оплаченного ею вооружения, обрекание её на односторонние (хотя по согласованию они должны были быть общими) кровавые наступления, едва ли не более яростная, нежели в Германии, информационная и идеологическая борьба «против царизма» и поддержка либерал-масонских «республиканцев».

Конец нам известен. Кошмар коалиций закончился кошмаром капитуляции. После обрушения России революционерами выяснилось, что без неё во врагах Германия может сопротивляться ещё долго. И даже помощь Америки не слишком помогает. Потому Берлину было предложено сдаться на почётных условиях. Что тот и сделал, ещё не зная, что в ходе оформления окончательных условий мира его жестоко надуют, пользуясь революционными беспорядками в Германии. И почётная капитуляция превратится в беспощадное ограбление и оккупацию.

Перемирие — и вновь та же ситуация?

После этого то, что традиционно называется Второй мировой войной, не могло не начаться. Причём примерно с тех же позиций, на чём закончилось предыдущее столкновение. Но на сей раз Франция была повержена, и насладиться полным контролем и доминированием в Европе Берлину помешал злой гений Гитлера и… Лондон. Снова Лондон!

войнаФото: www.globallookpress.com

В воспоминаниях германских политиков межвоенной эпохи чётко прослеживается одна мысль: практически все они ощущали угрозу для себя в Советской России, а потому всеми силами убеждали Лондон пойти на союз с Берлином. Собственно, эти усилия увенчались успехом в Мюнхене: Германии скормили Чехословакию, как когда-то Данию, и развернули её жадное внимание на Восток, на Россию. Но история не повторяется в деталях. Москве на сей раз удалось разломать английские тиски, заключив соглашение с Германией, обеспечивавшее той тыл в войне на Западе. Не последнюю роль сыграла в этом самонадеянность английской политики, твёрдо убедившей себя в том, что Гитлер рванёт на Россию. Да, он так и сделал. Сперва ликвидировав угрозу своему тылу со стороны Франции.

И результат войны был другим. Победила Россия. В её стратегическом обозе в Берлин приехали и английские союзники. Великая мировая война была, казалось, закончена за полным поражением агрессора.

Но… за прямым агрессором стоял агрессор тайный, который тут же начал формировать из пленных немцев боевые соединения для новой войны против русских. Иное дело, что Англия была уже не та. Она так много всего отдала Америке за помощь в войне против Германии, что теперь её мнение мало что решало. Решать начали Америка с Россией.

Но тут оказалось, что война опять не закончилась. И главное не в том, что в ней явно противостояли друг другу США и СССР. Главное заключается парадоксальным образом в том, что исподволь Германия продолжала готовить себя для нового имперского возрождения. И воспользовавшись очередным либеральным путчем в России, Берлин это возрождение обеспечил!

БерлинФото: www.globallookpress.com

И сейчас, как, повторимся, ни парадоксально, мы являемся свидетелями нового акта прежней драмы. Правда, в роли Англии в ней Америка, но всё остальное очень похоже на продолжение Двухсотлетней войны англосаксов за доминирование в Европе. Войны, естественно, против России.

А в тени этой войны Германия вновь исполняет свою арию — Столетней войны за европейское лидерство. И на сей раз она лидирующих позиций в Европе опять добилась. Хоть на этот раз силой не оружия, а экономики.

Так что точку в Великой мировой войне ставить, видимо, рано...


Ссылки по теме:

100 лет военной контрразведке. Только с ней Русская армия непобедима, несмотря ни на что

Новая мировая война будет войной роботов

Оболганная война

Оставить комментарий

Политические импотенты проиграли: Оппозиция оказалась никому не нужна На «святой криптовалюте» обнаружена грязь финансовой пирамиды
Новости партнёров
Загрузка...