Слухи о блокировке мелких переводов сильно преувеличены
Фото: www.globallookpress.com
Экономика

Слухи о блокировке мелких переводов сильно преувеличены

Российские банки все плотнее отслеживают деятельность граждан, все чаще задают вопросы по переводам денег. Сомнительные СМИ делают из этого алармистские материалы, но проблема действительно существует

27 ноября «Известия» перечислили случаи, когда представители известных банков – Бинбанка, Сбербанка, «Тинькоффа» – звонили своим клиентам по вопросу переводов до 1000 рублей. Требовали то фотографий карт, с которых переведены деньги (!), то документов, «подтверждающих экономический смысл транзакции».

Приводится также комментарий пресс-службы Центробанка, указывающий на незаконность подобных требований: «Кредитная организация не должна выяснять происхождение средств или назначение платежа, она может лишь получить от клиента подтверждение отправления денег или отказ от операции». Выступили также уважаемые эксперты, объяснившие, что именно через малые платежи сейчас уклоняются от налогов мелкие торговцы.

Разумеется, репутация издания-первоисточника вынуждает относиться к его словам с осторожностью. Мы не знаем людей, которых опросили «Известия», – может быть, они получают десятки мелких переводов ежедневно, и тут вопросы со стороны банка абсолютно уместны, никакого «террора» нет. Сотрудникам нашей редакции сталкиваться с подобным не доводилось – разве что звонили с просьбой подтвердить крупные переводы, что является совершенно нормальной заботой о нашей же безопасности. Были прецеденты блокировки карт, но, опять же, никак не за «тысячные» транзакции.

картаФото: www.globallookpress.com

Не может, не должно быть контроля за каждым мелким переводом средств, это бред. И в первую очередь это не нужно самим банкам: совершенно нерациональное расходование рабочего времени сотрудников плюс потеря лояльности клиентов. Если же говорить о действительно параноидальных требованиях Центробанка, то здесь уместнее были бы перестраховочные звонки от малых банков, нежели от непотопляемого «Сбера». Но ведь и Центробанк открестился от отслеживания «бесконечно малых» транзакций.

Преступники поневоле

И все же от налогов через мелкие переводы действительно уходят. Кому из вас не приходилось совершать «странные» транзакции? Скажем, в магазинах и кафе, если клиент не имеет при себе наличных, часто просят перевести деньги на личный счет (как правило, в Сбербанке) продавца или официанта, которые кладут соответствующую сумму в кассу. Или не кладут, как получится. Нарушение? Безусловно. Кого хватать? Наверное, все-таки представителей организации, не обеспечивших возможность оплаты картой, но ведь и вы, как ни крути, соучастник масштабной аферы – следовало не платить, а вызвать представителей Роспотребнадзора, зафиксировать нарушение, приложить руку к восстановлению законности в отдельно взятой забегаловке.

Вот только в России это не работает. Теневой сектор был у нас при всех режимах и будет всегда, как бы ни развивали цифровой контроль. А народ, в свою очередь, не так уж слеп и прекрасно видит несправедливость, избирательность контроля и правосудия. Шутка про то, что «украл бутылку водки – сел, украл миллиард – получил орден», – это больше чем шутка, это реальное отношение граждан, даже самых лояльных, к положению дел в стране.

Тропиночная карта

картаФото: www.globallookpress.com

Так если миллионы жителей страны нарушают один и тот же закон, может быть, дело – хотя бы отчасти – в законе? Вспоминается известное правило планировки парков – высадить газоны и открыть доступ для людей: где они протопчут тропинки, там и проложить впоследствии дорожки. Это, к сожалению, более красивая байка, нежели реальная традиция, но в здравом смысле ей не откажешь.

Тропинки у нас протоптаны следующим образом: власть не отчитывается перед народом за трату его денег, «закрытые» расходные статьи бюджета постоянно разбухают, никакого реального общественного обсуждения государственных трат не существует. Но и народ не отчитывается перед государством за каждую копейку.

Эта «дорожная», вернее, «тропиночная карта» сформировалась еще в 1990-е годы, когда государство и граждане обособились друг от друга негласным общественным договором, на тот момент сформулированным так: народ не мешает присосавшимся к правительству товарищам дербанить собственность, а правительство не мешает гражданам выживать на собственное усмотрение. Недостаток этой романтической формулы состоял главным образом в том, что вообще был непонятен смысл существования правительства.

От уравнения – к неравенству

картаФото: www.globallookpress.com

Тем не менее до последнего времени этот полуанархический общественный договор действовал: власть постепенно стала крепче, взяла на себя ряд дополнительных обязательств, расправилась с совсем уж откровенной махновщиной. Но элита все так же увлеченно делила сверхдоходы, граждане все так же беспечно игнорировали налоги и взносы, и все, в общем, друг друга понимали… И вдруг власть – под ней мы понимаем как политическую, так и не менее влиятельную имущественно-финансовую – в одностороннем порядке изменила условия игры. Может быть, просто потому, что подросли дети, на очереди внуки, и «золотому проценту» уже не хватает того куска общего пирога (50-60% национального дохода), который был освоен элитой 20-25 лет назад?

Так или иначе, но несколько последних лет идет последовательное ужесточение контроля над личными финансами граждан. Понимает ли элита тот факт, что былое уравнение при этом становится неравенством – и, почувствовав удар по кошельку, граждане тоже неизбежно потребуют реального контроля над действиями элиты? Судя по высказываниям представителей властей – вряд ли…

Все-таки «Кин-дза-дза» – провидческий фильм, а «правительство» и впрямь «живет на другой планете» – руководство финансовых организаций просто не понимает, как кому-то может понадобиться 500 рублей. Да на эти деньги приличный человек даже кофе себе не купит! А значит – это преступный перевод.

Помогите Орешкину

Действительно, за последний год число переводов средств между гражданами выросло сразу в полтора раза – едва ли это можно объяснить только взрывным проникновением банковских услуг и интернета. «Известия» пишут – и десятки СМИ повторяют за ними – что объем таких перечислений составил 3,7 млрд руб. за 10 месяцев. Это, конечно, абсолютный бред, причем в уважаемом издании не просто перепутали миллиарды с триллионами: один только Сбербанк за один квартал 2017 года зафиксировал переводы между гражданами на 2,6 триллиона рублей, «Тинькофф» переводит по 70 млрд за квартал только «с карты на карту». Так что речь идет не о «копеечных» нескольких миллиардах (для сравнения, одна только ВГТРК получает 24,6 млрд из бюджета), а о реально ощутимых в масштабах страны суммах.

ТинькоффФото: www.globallookpress.com

Но если число переводов растет, значит, у этого есть причина? Бурного роста бизнеса у нас нет, значит, переводят те самые люди и организации, которые не делали это всего годом ранее, которые находились в, скажем так, более легальном поле? Не следует ли проанализировать, в чем причина – и, быть может, откатить назад какие-то изменения, раз они выталкивают бизнес в серую зону? Скажем, постоянный рост налога на имущество приводит к росту арендных ставок, что вынуждает бизнес экономить на чем-то другом – в первую очередь на иных налогах.

ЦБ Набиуллиной – криминальный инструмент для рейдеров и бандитов?

Баланс интересов казны и бизнеса должен обеспечиваться эффективным взаимодействием двух правительственных блоков – Минфина с Центробанком с одной стороны, и Минэкономразвития и Минпромторгом с другой. К сожалению, сейчас наблюдается явный перекос: бывший заместитель главы Минфина Антона Силуанова Максим Орешкин, возглавляющий ныне МЭР, послушно прогибается под каждое решение бывшего босса. Закономерный итог действий такого «однополярного правительства» – постоянный рост давления на бизнес, вызывающий естественное сопротивление. Так мы постепенно, незаметно становимся «нацией преступников» – жить по правилам все труднее, поэтому каждый хоть в чем-то, да виноват.

СбербанкФото: www.globallookpress.com

Прежде чем говорить об «экономическом смысле» перевода 500 рублей – хотя бы и за укрытый от налогов мешок картошки, – давайте обсудим, например, экономический смысл существования Сбербанка, упомянутого в «списке "Известий"». Что хорошего дает России организация с фактически монопольным положением на рынке, принадлежащая, во-первых, Центробанку, который даже не скрывает, что действует по указам Всемирного банка и Международного валютного фонда, а во-вторых, напрямую зарубежным инвесторам, контролирующим более 40% акций банка? Кому в России он реально подконтролен, чьи распоряжения выполняет, по какому праву пользуется абсолютной вседозволенностью?

Хочешь навести порядок – начни с себя.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Как Сбербанк решил подменить собой государство Путин решил защитить бизнес от силовиков Большие проблемы малого бизнеса
Загрузка...
Загрузка...