Национальные проекты: Благие пожелания вместо стратегического планирования
Фото: whiteMocca/shutterstock.com
Экономика

Национальные проекты: Благие пожелания вместо стратегического планирования

Глава кафедры стратегического планирования и экономической политики факультета государственного управления МГУ, профессор, доктор экономических наук Елена Ведута критически оценивает перспективы реализации объявленных в России национальных проектов.

Вице-премьер российского правительства, министр финансов Антон Силуанов недавно дал большое интервью Владимиру Познеру. Основным содержанием этой интересной беседы стали национальные проекты, рассматриваемые в качестве главных инструментов реализации майского указа президента. Вице-премьер обрисовал радужные перспективы, которые ожидают нашу страну после реализации всех намеченных планов.

Но насколько эти проекты, предполагающие достаточно существенные траты (около 30 трлн рублей за шесть лет), обоснованы? Верно ли выбраны точки приложения сил и денег?

Когда читаешь содержание 12 национальных проектов, которые должны определять будущее страны, то сразу бросается в глаза низкий профессиональный уровень их разработчиков. Эти проекты – слабая попытка, на двоечку, восполнить то, что делал Госплан. Потому что в методических указаниях Госплана присутствовали не только целевые нормативы, но и расчеты по их обоснованию. А сейчас этого нет – либо просто выдаются с потолка цифры, без всякого их обоснования, либо цифр вообще нет.

Социальные мечты

Все проекты, касающиеся социальной сферы, звучат притягательно для граждан. Но мы же прекрасно понимаем, что социальная сфера развита настолько, насколько развита экономика в целом. Если экономика будет буксовать, то и все наши желания в социальной сфере будут не реализованы.

Фото: BlurryMe/shutterstock.com

Приведу пример. Допустим, нам хочется решить проблемы в здравоохранении. Значит, надо посчитать, сколько людей болеют теми или иными болезнями, какие существуют лекарства от этих заболеваний, соотношение цены и качества этих лекарств.

Надо на каждой территории (страна, регион, населенный пункт) определить, какова обеспеченность проживающих на них граждан лекарствами, соответствующим медицинским оборудованием, больницами, поликлиниками, специалистами. С учетом целевых нормативов и фактической обеспеченности граждан услугами здравоохранения нужно рассчитать необходимый выпуск лекарств, медицинского оборудования, строительства больниц и т.д. и согласовать этот расчет с производственными возможностями страны.

Кроме того, требуется планировать развитие медицинского образования с учетом потребности в подготовке врачей и другого персонала нужного профиля.

А у нас нет никакой связи развития социальных проектов с развитием собственного производства. Более того, под производством понимается добыча сырья, которое мы гоним на экспорт, а на вырученные деньги закупаем оборудование на Западе. И если по нам продолжат бить санкциями, а судя по всему, продолжат, то никакого оборудования, в частности медицинского, просто не будет.

Но если по здравоохранению цифры сомнительные и ничем не обоснованные, то по образованию вообще цифр нет. Где какие школы строить, в каких районах нет детских садов, нужно ли нам ПТУ развивать, какое высшее образование развивать – неясно. Такое ощущение, что люди, готовившие эту инициативу, сами только начали учиться.

Фото: Syda Productions/shutterstock.com

Жилье, городская среда. Чтобы говорить о жилье, нужно хотя бы посчитать, какова обеспеченность жильем, где требуется дополнительное строительство, составить под него водохозяйственный баланс, просчитать развитие сетей водопровода, канализации, теплофикации и газификации…

Ничего этого не происходит. Мы строим дома и даже не думаем о той смежной инфраструктуре, которая должна обеспечить их нормальное функционирование, включающей в т.ч. школы, садики, больницы, продуктовые и непродуктовые магазины, кинотеатры.

Получается, что социальная сфера прописана, но при этом о том, как будем развивать экономику для выполнения целевых индикаторов развития социальной сферы, не сказано ни слова.

Экономические парадоксы

Когда же речь идет о самой экономике, нелепости еще очевиднее. Например, в инициативном проекте «Рынок труда» читаем, что нужно повышать производительность труда. Но как ее повышать, если мы не производим новую технику? Мы просто не можем ее произвести в силу того, что ориентированы только на экспорт сырья.

Сказано, что надо будет совершенствовать систему государственных закупок, хотя ее уже который год совершенствуют. Но все эти закупки не объединены в реальные производственные цепочки, обеспечивающие выпуск нужной государству продукции, потому что никаких расчетов этих цепочек нет, одна надежда на чудо.

Фото: Piotr Zajda/shutterstock.com

Конечно, нефть можно качать без всяких расчетов, а вот запуск космических кораблей без расчета всей производственной цепочки, обеспечивающей выпуск сложной продукции, предполагающей участие многих производителей, невозможен.

Благие намерения относительно ЕАЭС без наличия общего плана развития бессмысленны. А этот план никто не пишет. Будет план развития ЕАЭС – будет развитие, снимем все таможенные барьеры, сформируем общий рынок занятости, создадим совершенно новый, действенный, эффективный союз, будем не спорить о преференциях, а эффективно сотрудничать во благо жителей ЕАЭС.

Интересно, что мотором всего этого прекрасного движения незнамо куда «назначен» малый бизнес, который, наверно, благодаря магистральной инфраструктуре и экспорториентированности сможет решить все наши проблемы в экономике. Между тем инфляция растет, арендные платежи растут, стоимость любого сырья растет, налоги и тарифы растут. И как в таких условиях макросреды малый бизнес будет двигать страну вперед? Он попросту исчезнет.

Что до развития инфраструктуры, то здесь есть очень опасный момент. Нельзя надеяться на то, что, построив железные дороги и аэропорты, мы укрепим страну и разовьем ее экономику. Все обстоит ровно наоборот: развитие экономики определяет и развитие инфраструктуры. А сейчас мы улучшаем транспортную сеть главным образом для того, чтобы позволить более богатым странам иметь удобный доступ к нашему дешевому рынку сырья. То есть закрепляем тем самым наше технологическое, а за ним и социальное отставание от этих государств.

Фото: My Life Graphic/shutterstock.com

И первое место среди них занимает даже уже не Западная Европа, а Китай. В Восточной Сибири идет активное строительство инфраструктуры, потому что нам, похоже, нравится быть сырьевым придатком Китая, способствовать развитию его промышленности, его технологий. А любая страна, которая сознательно себя закрепляет в качестве сырьевого придатка, просто сдает свое будущее.

В чем наша выгода

В 1991 году случилось несчастье – мы потеряли свою, хоть и с ошибками, но свою систему управления экономикой и перешли в новую, чужую для нас систему глобального финансового управления в качестве сырьевого придатка. И теперь требуется научный подход, чтобы изменить эту ситуацию, вернуться к своей системе управления, но уже улучшенной и обновленной.

В этих двенадцати инициативах есть верные слова о том, что цифровая экономика является одним из важнейших для нас направлений. Действительно, это тот самый инструмент, который при правильном применении поможет нам прекратить свое мрачное погружение в бездну, переломить неблагоприятный ход событий для граждан нашей страны.

Уильям Рибаудо, управляющий партнер фирмы Deloitte, на нашей встрече в Москве развил такую мысль. Есть Mercedes Benz, это успешная фирма, она дает большую прибыль. Еще бо́льшую прибыль дают те, кто разрабатывает новые управленческие решения для этой фирмы. И уж совсем несопоставимые с ними огромные прибыли получает компания Microsoft, разрабатывающая программное обеспечение для этих решений.

Рибаудо убежден, и я с ним полностью согласна, что максимальные прибыли, значительно превосходящие прибыли компании Microsoft, будут иметь те корпорации, которые сумеют использовать эти цифровые технологии для конструирования будущего.

Фото: whiteMocca/shutterstock.com

Большинство современных цифровых технологий организуют взаимодействие поставщиков и потребителей услуг в режиме реального времени. И если экономика страны идет вниз, то независимо от сокращения транзакционных издержек в связи с внедрением цифровых технологий она продолжит свой «поход» вниз.

Но те, кто сумеет с помощью цифровых технологий конструировать будущее – корпорации ли или целые страны, – пойдут вверх и получат самые большие прибыли. В этом смысле именно у них будет самая высокая в мире конкурентоспособность.

А конструирование будущего страны– это и есть планирование развития ее национальной экономики. И поскольку капитализм всегда ставит во главу угла максимизацию прибыли, то ради нее он начинает двигаться в сторону планирования, в сторону составления межотраслевых балансов, т.е. идти по тому пути, который разрабатывал когда-то Советский Союз.

Нам нет смысла бежать за конкурентами – США, Европой, Китаем и другими, пытаться догнать и перегнать их. Это бессмысленно, они ушли далеко вперед. Но у нас есть своя научная и эмпирическая база, и благодаря ей мы можем, не повторяя чужой опыт, не гоняясь за тем, что у всех уже развито, найти свою максимальную выгоду – прежде всего, улучшение жизни в самой России.

 Фото: www.globallookpress.com

Это переход к той цифровой экономике, которую мы называем экономической киберсистемой. Организуя информационное взаимодействие государства, бизнеса и общества в режиме онлайн с учетом обратной связи, киберсистема позволяет планировать будущее – рассчитать траекторию сбалансированного движения экономики в желаемом направлении и требуемое для этого распределение государственных и частных производственных инвестиций.

Принцип использования информации и цифровых технологий для констатации прошлого и настоящего должен быть заменен на принцип их использования для конструирования будущего. В этом и есть суть момента.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Непогрешимый Силуанов: Зачем нам показали идеального вице-премьера? Сколько средств необходимо на реализацию "Прорыва Путина" Новые пошлины: Хуже для покупателей, лучше для России
Загрузка...
Загрузка...