Русское патриотическое кино беспокоит США
Фото: www.globallookpress.com
Политика

Русское патриотическое кино беспокоит США

Американские политологи бьют тревогу: даже довольно слабенькие и косвенно патриотические фильмы в России положительно влияют на настроения общества и даже политику властей

Фильмы российских режиссеров, ориентированных на режим, раскрывают более подсознательный уровень того, что в своих интервью в явной форме провозглашают представители правительства. Потому деятелям от внешней политики США, настроенным на официальную риторику Москвы, было бы полезно уделять больше внимания тому, что  сторонники и критики Кремля говорят тонко и косвенно через такие средства, как кино.

Такой совет дает американскому политическому истеблишменту научный сотрудник американского Совета по внешней политике в Вашингтоне Александр Рожавин (Alexander Rojavin) в известном аналитическом издании США The National Interest

Патриотическое кино России — и почему это важно 

Характерен заголовок его статьи: «Патриотическое кино России — и почему это важно».

Почему же?

Оказывается, «в такой стране, как Россия, где правительство имеет значительный контроль над произведениями искусства и, в частности, над фильмами, это искусство может предоставить просвещающую информацию для лиц, формирующих внешнюю политику». Имеются в виду, конечно, американские внешнеполитические деятели, которые, по мнению автора, слишком остро «заточены» на официальную кремлевскую информацию и пропаганду, не обращая внимания на то, из каких источников она подпитывается и какие источники, в свою очередь, формирует своими приказами.

Сообщающиеся сосуды такие.

Мединский

В. Мединский. Фото: www.globallookpress.com

При этом автору неважно, что министр культуры России Владимир Мединский («верный Путину лоялист и автор серии книг, примечательной своим ревизионистским взглядом на русскую историю») на деле не так уж многое и может, а главное — хочет. Ведь это при нем любители извращенческих действий на сцене и казенных миллионов получают эти самые казенные деньги в количествах, позволяющих только прямо украсть сотни миллионов. В то время как на фильмы патриотической направленности люди собирают деньги в Интернете. Нет ни одной художественной работы по событиям в Донбассе, например, а по Крыму снято нечто такое, что лучше бы и не снимали. Да и вообще, давно уже общим местом стало, что на одну хоть как-то интересную работу на патриотическую тематику выходит по три-четыре уныло «разоблачающих» печальную российскую действительность.

И если, как пишет американский аналитик, «Мединский провел шесть лет в качестве министра культуры, расширяя контроль министерства над всеми художественными произведениями в стране», то непонятна его обеспокоенность... 

Даже немножко патриотизма — уже преступление 

Любопытно, что сам Рожавин для своих выводов упомянул только два примера условно патриотических фильмов на четыре безусловно враждебных России.

С одной стороны, он берет «Собибор», подчеркивая, что это — «первоначально собственное детище Мединского» (непонятно, правда, на каком основании), и боевичок Федора Бондарчука «Притяжение». Оба фильма, мягко говоря, средненькие (тот же «Собибор» российские критики оценили в шесть баллов из десяти, то есть ровно на троечку по пятибалльной системе, а «Притяжение» вообще заставляет только участливо вздохнуть). И патриотическая составляющая в них, прямо скажем, довольно слабенькая. Но уж что выбрано, то выбрано. И к этим фильмам у американского аналитика вот какие претензии.

По его мнению, «согласно историческим свидетельствам, когда еврейские заключенные услышали, что лагерь скоро закроют, они создали подпольный комитет, которому было поручено организовать побег». И лишь затем еврейские подпольщики начали вербовать доставленных в лагерь советских военнопленных, один из которых — Александр Печерский — в конечном счете возглавил восстание.

Собибор

Кадр из фильма К. Хабенского «Собибор». Фото: www.globallookpress.com

Логичная картина, не правда ли? Люди готовят восстание, но вождя при этом найти не могут. И чуть ли не случайно находят его в новой партии военнопленных. Да-да, так в подполье всегда и бывает, особенно в немецких концлагерях...

Так вот, упрек автора статьи почему-то не к режиссеру Хабенскому, а к министру Мединскому заключается в том, что в фильме изображено, что как раз Александр Печерский и его товарищи входят «в лагерь покорных овец и приступают с мрачным чувством ответственности к организации беспомощных пленников». И главное:

Кинематографическая версия событий изображает российских солдат как пришедших, чтобы спасти положение, игнорируя или сводя к минимуму вопросы этнической принадлежности (Печерский и другие были евреями), чтобы сосредоточиться на своей роли хорошего советского солдата.

То есть то, что «хороший советский солдат» был евреем, важно, конечно, но как он смел при этом быть одновременно и хорошим, и советским солдатом? Кто-нибудь видел где-нибудь хороших советских солдат? Что за фантастика?!

Так что фильм в итоге «имеет непосредственное отношение к современной политической ситуации в России», ибо «стремится убедить зрителей, что будет оправдано его доверие к военным (буквально: «хорошо помещено» — "well-placed"), которые бдительно преследуют только самые благородные цели».

Хабенский

Кадр из фильма «Собибор». Фото: www.globallookpress.com

Аналогичный упрек адресуется и фантастическому боевику «Притяжение». Там патриотизма вообще на воробьиный скок, ибо вся история про то, как русская девочка-подросток помогает высадившемуся инопланетянину пробраться через Москву обратно на свой космический корабль. Но даже в этой глупейшей истории имеется крайне непростительный, по мнению американца, элемент: «Российские военные могущественны, компетентны, полностью контролируют ситуацию и являются институтом, наиболее заслуживающим доверия населения». 

А что хорошо? Когда грязно и Россия 

А на другой стороне Рожавин помещает фильмы о России режиссеров, которых «не кормит грудью правительство». Это работы Андрея Звягинцева «Левиафан» (как, это он-то не получил на эту работу деньги от министерства культуры?!), Бориса Хлебникова «Аритмия» (аналогично запитывался «грудью правительства» мастер, чего уж там, это даже американский автор вынужден признать-упомянуть!), Владимира Котта «Карп отмороженный» и того же Звягинцева «Нелюбовь». Как со вкусом пишет про них американец, они изображают «горькую нацию в муках погибели» («a bitter nation in the throes of perdition»). А? Красота? Муки погибели целой горькой русской нации — вот достойная тема для правильных фильмов о России! Ибо «все четыре фильма показывают ухудшающиеся семейные отношения, устаревшие технологии и идеи, государственные службы и служащих, которые коррумпированы до костей, и обычных граждан, все из которых недовольны своей жизнью, запертые в проигранной битве с апатией».

Звягинцев

А. Звягинцев. Фото: www.globallookpress.com

Прямо поэт этот Александр Рожавин!

А вот дальше он и объясняет, почему патриотическое кино из России беспокоит американских, по крайней мере, экспертов. Дело в том, что фильмы из «страны, которая восторженно обнимает авторитарный режим», могут предложить заинтересованному зрителю одну из двух вещей. Те фильмы, что сделаны «режиссерами, близкими к режиму», могут разглашать «ключевые аспекты риторики правительства» и «определять его внутреннюю и внешнюю политику». Зато фильмы, «сделанные режиссерами, не близкими к власти», могут служить барометрами общественных настроений.

Оно, конечно, да. Особенно «Левиафан», основой для сюжета которого послужила как раз американская история с обиженным властями фермером, который в итоге устроил маленькую войнушку городскому руководству и был убит.

Левиафан

Кадр из фильма «Левиафан». Фото: www.globallookpress.com

Такой вот уровень американских экспертов и авторов журнала NI...

Но как бы то ни было, аналитик приходит к выводу, что те «кинематографические начинания своих придворных бардов», которые финансирует министерство культуры, «неизбежно идут по партийной линии» и «предлагают правительству еще один канал, чтобы убедить аудиторию в своем превосходстве».

А посему «внешнеполитическим деятелям было бы полезно уделять больше внимания тому, что сторонники и критики Кремля говорят более тонко и косвенно через такие средства, как кино». «Это, вероятно, даст гораздо более тонкое и точное понимание политических и социальных течений России, чем то, что преобладает в настоящее время либо в Вашингтоне, либо в европейских столицах», — делает предположение эксперт Рожавин.

Что же, остается сделать свой вывод и нам. Если таковы в США эксперты, если такова их компетентность, нам практически нечего бояться в информационной войне. Единственное — надо побольше снимать патриотических фильмов. И побольше средств на это выделять из бюджета.

Только настоящих патриотических.

Чтобы сигнал американским «внешнеполитическим деятелям» был еще более внятен и понятен.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Кино с Холмогоровым: Американцы устроили стрельбу под Сергиевым Посадом Новичок, дурачок и олигархи: Как западное кино лепит из нас врагов Страх и ненависть к «этому народу». Лабиринты «Кинотавра»
Загрузка...