Референдумы в Италии и Испании. Когда меньше может стать больше
Фото: www.globallookpress.com
Европа Про Политику Испания

Референдумы в Италии и Испании. Когда меньше может стать больше

Проводимые партией "Лига Севера" 22 октября в Ломбардии и Венеции референдумы о предоставлении Римом этим богатейшим регионам Италии большей автономии отличаются от каталонского буквально всем, поэтому они обречены на успех, с чем можно заранее поздравить их организаторов и участников

Италия и итальянцы по-прежнему многому могут научить Испанию и испанцев и не только их, разумеется. Это хорошо видно на конкретном примере. Состоявшийся 1 октября этого года референдум в Каталонии, часть населения которой желает отделиться от Испании, попрал все - и всяческие законы, и Конституцию королевства. Вызвал серьезный кризис в стране, погрузив в состояние нестабильности и неопределенности всю Испанию. Испортил ей международный имидж. Дорого обошелся всей стране и, прежде всего, самому сепаратистскому региону в экономическом и финансовом отношениях. Причем еще не вечер – события продолжаются.

Референдум о предоставлении больших полномочий – а вовсе не независимости – двум богатейшим регионам Италии – Ломбардии и Венецианской области, обеспечивающим 30% ВВП страны, – не нанесет ей никакого ущерба, последствия будут только положительными. 

Рим согласен, все законно

Проведение референдума согласовано с Римом и не нарушает закон. Согласно 116 статье Конституции Италии, регионы имеют право требовать от центра большей автономии. Соответственно, голосование является законным. Абсолютно законен поэтому и вопрос, который выносится на референдум в Ломбардии и Венеции: "Хотите ли вы, чтобы область получила большую автономию"?

Причем тут были нюансы. Когда референдум только готовился, власти Венеции захотели сформулировать его вопрос таким образом, чтобы речь шла не только об автономии, но и о возможной "независимости" региона от Италии. То есть была предпринята попытка пойти по каталонскому пути. Вроде бы естественное желание для региона, имеющего за своими плечами 1100-летнюю государственную традицию в лице Венецианской республики (697-1797).

Но было одно "но". Конституционный суд Италии постановил, что такая постановка вопроса недопустима. И этому решению – в отличие от Барселоны – в Венеции подчинились. Не прошел экспертизы КС Италии и другой вопрос венецианского референдума: не хотят ли жители Венето оставлять 80% налогов на развитие собственного региона? Там смирились и с этим, резонно рассудив, что демократия базируется на уважении закона, и это ее сила, а не слабость. Поэтому все, что будет сделано в обход закона, ничего хорошего не принесет, даже если вы правы. 

 Власти двух самых богатых регионов на севере Италии на плебисцитах решили получить лучше меньше, но по закону. Фото: www.globallookpress.com

Все отлично организовано

В отличие от Каталонии не может быть никаких претензий и к технической стороне обеспечения народного волеизъявления на севере Италии.

Все практические вопросы организации референдумов согласованы с МВД Италии, подписаны соответствующие соглашения: префектуры предоставили помещения и персонал для обеспечения безопасности. Местные власти обеспечили участников референдума картами избирателей, которые по закону участвующие в голосованиях на выборах или референдумах обязаны предъявить на избирательном участке помимо удостоверения личности. В Каталонии этого не было: там можно было голосовать без документов и хоть по нескольку раз. 

Школы обзаведутся компьютерами

Весьма любопытно, что выгоду от референдума получат местные школьники. Согласно губернатору Ломбардии Роберто Марони, в регионе, столицей которого является Милан, будут созданы восемь тысяч избирательных участков. Голосование "на 100% будет электронным", для чего закупается 24 тысячи планшетников. Они останутся в школах, в которых будут работать избирательные участки, после завершения плебисцита. Дети будут довольны. 

Тактика малых шагов

Референдумы, проведенные в регионах с населением в 15 миллионов человек (это в два раза больше, чем в Каталонии), будут консультативными. Это означает, что они укрепят позиции местных властей, выступающих за совершенствование и углубление федерализации Италии, особенно в финансовом плане, в переговорах с Римом. Богатые северяне считают, что простое перераспределение в пользу относительно бедного Юга собранных на Севере в виде налогов ресурсов недостаточно. Эти средства используются зачастую неэффективно, и у южан из-за этого нет стимула улучшать свою жизнь: зачем чего-то делать и суетиться, если все, что надо прибудет на блюдечке. Совсем как это было в СССР, где пара-тройка республик "вкалывали", а остальные в основном потребляли или трудились неэффективно.

Референдумы на севере Италии, как там рассчитывают, помогут обоим регионам в решении целого ряда проблем, не только финансовых. Так, губернатор Ломбардии Марони заявил, что будет добиваться изменений в Конституции, чтобы получить больше автономии в сфере безопасности и в миграционных вопросах. Города на севере страны наводнили нелегальные мигранты из Африки и Азии, а Рим не спешит разбираться с этой проблемой. Поэтому местные власти намерены взять инициативу в свои руки. Губернатор Венето Лука Дзайя будет добиваться больших полномочий для регулирования туристической сферы, чтобы спасти Венецию от окончательного выхолащивания и превращения в исключительно туристический объект, в ущерб её 50-тысячному населению.

Но при этом речь не будет идти о диктате, никого не припрут к стенке. Поэтому оба референдума просто обречены на успех. Нет ни малейшего сомнения в их исходе и последствиях. 

Инициатива Сильвио Берлускони

Именно поэтому, чтобы все было по-честному, бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони предложил накануне плебисцита провести референдумы об автономии по всей стране.

"Мы предлагаем референдум всем итальянским областям. Центральное правительство должно передать часть полномочий региональным властям", - цитирует экс-премьера газета Il Giorno. 

Экс-президент Италии Сильвио Берлускони выступил с инициативой проведения плебисцитов по автономии во всей Италии, чтобы никто ни на кого не обижался. Фото: www.globallookpress.com

Чем еще отличается Каталония от "Падании"?

Есть между референдумами в Италии и Испании и еще одно кардинальное отличие. Референдум в Каталонии проводили сторонники "современных ценностей", скорейшего растворения региона в неолиберальном европейском проекте. Среди них много левых и леваков, объявивших войну историческим традициям своей страны, в том числе столь близкой сердцу многих испанцев монархии. Северные регионы Италии выступают за совершенно другое. Там хотят "автономии" от этих самых "ценностей", не разделяют этой самой неолиберальной идеологии Брюсселя, не желают миграционного беспредела (в Барселоне любят "беженцев"), выступают за консервативные и христианские ценности, против принятия ювенальных и гендерных законов, направленных на разрушение семьи и традиций.

Короче, каталонские сепаратисты под предлогом отстаивания национальной и культурной самобытности своего региона хотят стать частью нового европейского Вавилона, а не отгородиться от него. Во многом именно поэтому консерваторы и традиционалисты в Испании и за ее пределами и не испытывали к ним никакой симпатии. С "Лигой Севера" все совершенно иначе.

Кстати, у России тут есть и особый интерес: североитальянские регионы не приемлют антироссийских санкций, признают Крым частью России. Там заявляют об этом не первый год, и вполне искренне, не только благодаря упущенной экономической выгоде, но и по причине своего рода консервативной солидарности…   

Бесценный опыт

Итальянское государство по сравнению с испанским может считаться почти что искусственным, так как появилось лишь во второй половине XIX века и состоит и двух половинок, относящихся к разным цивилизациям – средиземноморской и западноевропейской, разделено на экономически развитый Север и недоразвитый Юг. Поэтому в этой "латинской сестре" Испании в ХХ веке сепаратистские тенденции наблюдались во многих регионах: и на Сицилии, и в Сардинии, и в Савойе, и в немецкоговорящем "Южном Тироле", и в Северной Италии, где четверть века назад взошла звезда "Лиги Севера". 

Эта партия под руководством харизматичного политика Умберто Босси четверть века назад превратилась из мелкой в крупную, общенациональную силу. Ее члены провели знаменитый "марш вдоль реки По". В нарушение Конституции Босси провозгласил на севере Италии никогда не существовавшее ранее государство – "Паданию", призывал северян не платить налоги, за счет которых итальянское государство содержит "лентяев-южан", заявляя: "Время для федерализма прошло". Были приняты программные документы партии: "Декларация о независимости и суверенитете Падании", "Временная конституция Падании".

Первый из них предусматривал провозглашение региона "федеративной республикой, независимой и суверенной" и проведение конкретных мероприятий по выходу из Италии. Второй оговаривал административное деление будущего государства, утверждал флаг и гимн, регламентировал вопросы гражданства, вводил денежную единицу. В "Падании" появился "теневой кабинет", создан был и "паданский парламент". Началось формирование "национальной милиции", для которой была пошита даже специальная форма. Риму предлагалось полюбовно заключить "Договор о мирном разъединении". При этом оговаривалось, что если переговоры по данному вопросу не увенчаются успехом, то 15 ноября 1997 года "Декларация о независимости и суверенитете Падании" вступит в полную силу…

Тогда могло показаться, что Италия обречена, и вот-вот прекратит существование как единое государство. Не прекратила. Босси тоже не сел в тюрьму за свои сепаратистские призывы. Умерив требования, он продолжал заниматься политикой, стал министром… центрального правительства, убежденным евроскептиком, протестовал против миграционной политики Брюсселя, оставаясь при своем мнении, что Милан и Турин - это не Неаполь и Реджо-ди-Калабрия, с чем можно и нужно согласиться. Сейчас Босси уже ушел из большой политики. Но полученный в результате опыт научил как его политических наследников, так и Рим не доводить дела до крайности, идти друг другу навстречу, не совершать резких шагов, от которых всем станет только хуже.

Поэтому в результате обоих референдумов богатые северные регионы Италии укрепят свою автономию. А вот в Каталонии, скорее всего, ее станет меньше. 

Читайте также по теме: 

У Европы еще остался инстинкт самосохранения 

Маттео Сальвини: Война в Европе уже идет 

Для Испании наступил момент Истины

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Уничтожить здоровье: Жадность, кумовство и коррупция в Орловской области
Загрузка...