«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
QR-коды раздора: После сотен скандалов власть берёт паузу
Фото: Zamir Usmanov / Globallookpress
Общество Не могу молчать Эксклюзив

QR-коды раздора: После сотен скандалов власть берёт паузу

Новогодние праздники закончились, мы все отдохнули, расслабились, но жизни спокойной у нас всё равно не будет: начинается очередной раунд битвы с шипастым врагом – теперь "омикроном". На фоне нагнетаемой угрозы вопрос о QR-кодах, как кажется, повис в воздухе. Надолго ли?

Спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин сообщил, что законопроект о QR-кодах снимут с рассмотрения Госдумой во втором чтении, которое запланировано на сегодня – понедельник, 17 января. В документ внесут ряд необходимых поправок.

Но недавно глава Роспотребнадзора Анна Попова заявила, что возможная заболеваемость ковидом, вызываемым штаммом коронавируса "омикрон", – аж до 100 тысяч случаев в день. Да и глава Минздрава Михаил Мурашко предупредил о необходимости адаптироваться к QR-кодам:

А чем вас смущает сертификат о вакцинации? Время диктует правила поведения. Когда-то не было паспортов, потом они появились. Меняется всё. И человек должен уметь адаптироваться.

Среди многих других открытым остаётся вопрос: готова ли к нововведениям инфраструктура страны, в том числе технически? Речь идёт, во-первых, о массовом считывании цифровых меток, а во-вторых, о надёжном хранении получаемых персональных данных людей. 

Ограничение свободы человека без суда – суть QR-кода

Эту и другие темы в программе "Не могу молчать" ведущая Елена Афонина обсудила с директором Института политических исследований Сергеем Марковым, юристом Дмитрием Кофановым и председателем общественной организации "Русь триединая" Сергеем Моисеевым.

Елена Афонина: – Дорогие эксперты, как вы думаете, в каком виде нужен закон о QR-кодах?

Сергей Моисеев: – По моему мнению, вообще ни в каком. Для России этот закон совершенно неактуален. Россия православная страна, она тысячи лет существовала и развивалась в парадигме православия.

Православному человеку очевидно, что слово "код" в каком-либо виде неприемлемо для русского православного самосознания. Это ограничивает свободу человека. И всем известны слова Иоанна Богослова об апокалипсисе, что это будет признак последнего времени.

Татьяна Голикова незадолго до Нового года сказала: давайте не будем называть это QR-кодами, если это кого-то пугает, давайте называть иначе. Например, паспортом вакцинации – терминов множество. Это что-то изменит?

Сергей Моисеев: – Термин сущность явления не меняет. Всё равно название "QR-код" отражает то, что происходит. Понятно, что это не те коды, о которых говорил Иоанн Богослов в Апокалипсисе, к ним ещё только предстоит подойти. Но это такой, скажем так, тренировочный уровень. И ограничение моей свободы без суда.

Почему я должен на это соглашаться? Более того, это ограничение моей религиозной свободы православного человека, которая подразумевает, что никогда нельзя брать что-то подобное.

Сергей Александрович, а что вы думаете, в каком виде нужен закон о QR-кодах?

Сергей Марков: – В мягком. Голикова сказала: с самого начала надо было давать другое название, культурологическая и религиоведческая экспертиза. То есть его решения принимаются без нормальной экспертизы.

Послушайте, как можно в стране, где большинство абсолютное является православными людьми, вводить какие-то решения, у которых, простите, рога торчат? Есть люди, которые реально это воспринимают как подготовку к печати антихриста и говорят: не надо нам QR-коды.

– Сергей Александрович, а можно поближе к реальности? 

Сергей Марков: – Я абсолютно близко к реальности. Я именно о главной реальности говорю. Люди видят в этих QR-кодах нечто вроде печати антихриста. Они чувствуют, что какая-то враждебная сила хочет сначала всех поставить под контроль (надо сказать, что Русская Православная Церковь официально опровергает подобное родство, хотя и выражает опасения. – Ред.). Они опасаются, что за этой враждебной силой сидят люди типа Гейтса. Это то, как граждане воспринимают реальность.

– Замечательно. Но другие миллионы людей, о которых вы почему-то не сказали, думают о том, что QR-код доставит им определённые неудобства. Вот вы, Сергей Александрович, сказали, что QR-коды надо вводить мягко. Что вы под этим подразумеваете?

Сергей Марков: – Мягкое введение – это значит, что для начала пускать по QR-кодам только в ночные клубы.

Сергей Моисеев: – Только морально разлагаться.

Сергей Марков: – Значит, сатанинская печать – только посетителям сатанинских заведений, понимаете.

– Дмитрий Иванович, тот же вопрос вам: в каком виде нужны QR-коды, если вообще нужны?

Дмитрий Кофанов: – У нас всегда нужна была справка о прививках при поступлении в детский сад и школу. Назовите QR-код справкой о прививке – по-моему, ничего не поменяется.

На мой взгляд, этот закон нужен. В каком виде – это вопрос спорный. Но как показала практика 2020-2021 годов, в системе "кнут и пряник" хорошо работает кнут. Как только у нас где-то запретили посещать рестораны и магазины – сразу выстроились очереди в пункты вакцинации, для того чтобы получить QR-код. Пока были "пряники" – обещания премий, "мы вас не отстраним", мы продолжали говорить, что нам это всё не надо.

QR-коды были до того, как появилась вакцина от коронавируса. Это обычный интернет-знак, с помощью которого можно перейти на сайт. Я не понимаю, что там сложного.

Какие поправки собирались внести депутаты?

К беседе в студии присоединился депутат Госдумы Федот Тумусов.

– Федот Семёнович, всех интересует, какие поправки собирались внести в законопроект ко второму слушанию.

Федот Тумусов: – Поправок готовилось очень много, они были внесены субъектами законодательной инициативы, аккумулировались они в Комитете Госдумы по безопасности, дать свою оценку должен был и Комитет Госдумы по охране здоровья.

– Ваша фракция уже заявила о том, что будет выступать против законопроекта – вот в том виде, в котором он есть. Можете объяснить почему? И какие поправки лично собирались вносить как представитель фракции?

Федот Тумусов: – Наша фракция "Справедливая Россия – За жизнь" выступает за массовую вакцинацию населения. Но делать это надо на основе стимулирования населения, а не ограничения свобод граждан.

Решение о введении QR-кодов может быть принято только в условиях чрезвычайной ситуации или в целом по стране, или на уровне субъектов.

Мы считаем, что ограничивать свободу ни в коем случае нельзя – это не имеет ничего общего с заботой о здоровье, о вакцинации наших граждан.

– А как, по вашему мнению, QR-коды свою эффективность за эти почти полтора года доказали?

Федот Тумусов: – Понятно, что QR-коды де-факто сейчас кое-где применяются. Но решения об их введении принимаются на уровне руководителей субъектов и по представлению Минздрава и Роспотребнадзора. Но общей законодательной базы у нас нет. Поэтому какой-то рамочный закон о такого рода ограничениях должен быть принят.

Что дают QR-коды? 

– Дмитрий Иванович, я помню ваш комментарий по поводу первой волны возмущения из-за введения QR-кодов. Вы тогда сказали в этой же студии, что должны быть прописаны какие-то определённые условия. Вы свою позицию не поменяли?

Дмитрий Кофанов: – Ни в коей мере.

– Тогда объясните мне, как можно жить в условиях, где QR-коды уже есть в стране и при этом нет никакой законодательной базы? И какую ясность может внести закон?  

Дмитрий Кофанов: – Когда QR-коды вводятся на уровне региональных властей, то это бывает спорным решением. Наличие федерального закона поставит точку в этом процессе и даст или не даст главам субъектов определённые полномочия. Я надеюсь, что коллеги дадут возможность юристам нормально трактовать ситуацию. А сейчас каждый делает что хочет.

– Скажите, QR-коды, жёсткие локдауны и другие меры показали свою эффективность?

Сергей Марков: – Честно говоря, с эффективностью ничего не понятно, чётко просчитать не удалось, в разных регионах совершенно по-разному. Нет однозначного мнения о том, сработали эти QR-коды или нет.

Что можно сказать точно, так это то, что введение этих цифровых удостоверений будет развиваться во всём мире на фоне всеобщей цифровизации.

И в недалёком будущем вы придёте в магазин, сканер считает ваше лицо, вы будете брать на полке всё, что вам надо, а магазин автоматически спишет у вас деньги, связав в одно целое коды на товарах, ваше лицо и вашу карточку. А вы даже и не заметите этого. Этим будут пользоваться миллионы людей.

– Я могу сказать, что нас спасёт от той картины, которую вы нарисовали, – то, что во многих районах нашей страны нет доступа к интернету.

Сергей Марков: – Это пока так. А довольно скоро введут в эксплуатацию мощные спутниковые группировки, которые покроют интернетом всю Землю.

Другое дело, что такое оборудование, о котором я рассказал, скорее всего, будет стоять только в больших городах. Но у нас в мегаполисах живёт и бо́льшая часть населения.

Конечно, если вы живёте в глухой деревне, ничего такого там не будет, да и не надо. Но большинство людей будет пользоваться такими услугами. И QR-коды тоже будут использоваться по самым разным поводам. К примеру, QR-коды будут введены для болельщиков.

– Да, фан-ID, конечно, это опробованная система.

Сергей Марков: – И сейчас будут эти QR-коды. И другие аналогичные системы будут использоваться. Сопротивляться этому бесполезно.

Законопроект примут, но не сейчас – побоятся

– То есть вы считаете, что законопроект обязательно примут?

Сергей Марков: – Обязательно примут. Но не сейчас. Сейчас они побоятся.

"Великий" ВОЗ уже заявил, что месяца через три пандемия пойдёт на спад, а затем всё вообще закончится. Примерно то же самое говорит и Билл Гейтс, а уж он-то знает, о чём говорит. Так зачем тогда вводить QR-коды?

Сергей Марков: – Потому что все правительства будут стремиться к установлению контроля, в том числе цифровыми методами. А наше правительство не хочет отставать от остальных. Так что QR-коды точно будут. И закон этот точно будет.

А задача абсолютного большинства – сделать так, чтобы был контроль над тем, как применяются эти QR-коды. Чтобы это не было во вред обществу.

– Если убрать религиозный аспект, что людям не нравится в QR-кодах?

Сергей Моисеев: – Сложность получения этих QR-кодов. К примеру, человек переболел, к врачам не обращался, но антитела у него высокие. QR-код в этом случае он получить не сможет.

Вот я, к примеру, никуда не обращался, сам лечился народными средствами и не создал дополнительную нагрузку на здравоохранение. Но я не смогу получить QR-код, я как бы наказан. Куда податься бедному крестьянину? Некуда.

А то, что никто ничего не может сказать про очевидный эффект от применения QR-кодов, указывает на то, что QR-код – это не про медицину, а про контроль. Вот что самое главное. Но я думаю, что QR-код не введут.

Закон поставит все точки над QR-кодами

Люди будут выступать против введения QR-кодов, потому что это фикция, о чём рассказывают многие граждане: нет толком проверок, можно просто бумажку с кодом показать – и всё.

Дмитрий Иванович, давайте посмотрим на ситуацию с юридической точки зрения. Сейчас QR-код требуют для прохода в определённые зоны. Ты его показываешь, а у тебя просят паспорт. Насколько это законно? Почему какому-то постороннему человеку я должна показывать свой основной документ, который содержит практически все важные для меня данные и может быть использован в неправильных целях?

Дмитрий Кофанов: – Именно для этого и нужен закон, чтобы прописать обязанность и возможность предъявления документа, удостоверяющего личность, чтобы прописать возможность получения QR-кода при наличии антител, при наличии иностранной вакцины.

По поводу того, что ВОЗ предполагает, что пандемия закончится через три месяца. На моей памяти, мы уже три раза "побеждали" пандемию.

– Дмитрий Иванович, вопрос следующий. Где ни в коем случае нельзя вводить систему QR-кодов?

Дмитрий Кофанов: – В аптеках, в медицинских учреждениях, в магазинах, где продают продукты первой необходимости. Конечно же, нельзя вводить QR-код для посещения зоомагазинов и ветеринарных клиник, в парках. Вообще любые ограничения на свежем воздухе – это лишнее.

А вот на посещение массовых мероприятий, наоборот, вводить нужно. Как и для прохода в кафе или рестораны. Это будет стимулировать людей делать вакцину.

– Ну хорошо, предположим, законопроект приняли. И тут выяснится, что к его реализации в стране не готовы, что даже если есть аппараты для проверки QR-кодов, нет людей, которые будут с ними работать.

Сергей Марков: – На самом деле у нас в крупнейших мегаполисах более или менее всё готово и там всё это может работать. Но мне кажется, что нужно всё это развивать там, где созданы условия для реализации этих цифровых форматов.

Если вы будете ждать, когда во всех деревнях можно будет ввести эти цифровые всякие процедуры, то никогда у вас не получится, вы будете десятилетиями ждать. Москва, Питер – вот с них и надо начинать.  

– Так всё-таки зачем надо вводить QR-коды?

Сергей Моисеев: – Я уже говорил – это цифровой контроль. По сути дела, это цифровой нож в тело России. Вот моё мнение.

– То есть ни одного плюса во введении QR-кодов вы не видите.

Сергей Моисеев: – Плюс вижу – контроль над населением. Но это большое искушение. Наша страна должна идти другим путём, а не в фарватере идеологии, разработанной на Западе.

Сергей Марков: – Плюс заключается в том, чтобы не пускать людей, которые могут быть больными, к здоровому населению, чтобы они не заражали остальных. Второй плюс – в установлении систем контроля, которые пригодятся, когда закончатся все эти эпидемии, и так далее.

Сергей Моисеев: – На все случаи жизни.

Сергей Марков: – Все правительства стремятся создать этот "цифровой контроль" – американское, французское. Китайцы вообще больше всего в этом направлении достигли.

Дмитрий Кофанов: – Давайте мы сначала примем закон – и тогда мы будем обсуждать плюсы и минусы.

Программа "Не могу молчать" выходит на "Первом русском" по вторникам и четвергам в 14:00. Не пропустите!

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Облавы, лагеря, сегрегация: Шоковой терапией начали бороться с COVID Кто ограничивает возможности? Общество больно, но рецепт выздоровления есть Русские против MИ-6. Десанту хватило 48 часов для спецоперации