Последняя из двенадцати. Как Россия проиграла выигранную войну Турции

  • Последняя из двенадцати. Как Россия проиграла выигранную войну Турции

Кавказский фронт возник после объявления Россией 2 ноября 1914 года войны Османской империи за подлое нападение турецко-немецкого флота на свои черноморские порты: русская армия разбила турок в жестокой борьбе, но революция 1917 года превратила великую победу в горькое поражение

На протяжении трех с половиной веков Россия 12 раз – с интервалом в четверть века и в течение полных 69 лет - воевала с Турцией. Из этих войн, запомнившихся блистательными русскими победами на суше и на море, именами Румянцева, Суворова, Кутузова, Ушакова, Сенявина, Нахимова и многими другими, русские проиграли туркам, когда воевали один на один, лишь две войны. Это случилось после блистательной победы Петра I под Полтавой над укрывшимся затем в Турции шведским королем Карлом XII в 1713 году и разгрома русскими турецкой армии на Кавказском фронте к 1917 году.

В первый раз потому, что русский царь, зря понадеявшись на молдавских союзников, оказался с прекрасной, но очень маленькой армией в турецкой ловушке и смог вырваться из нее только с помощью крупной взятки и с небольшими, но болезненными территориальными потерями для страны. Второй раз это произошло накануне торжества русских, захвативших восточные районы Турции, перед высадкой несостоявшегося из-за революции русского десанта в Стамбуле, который должен был не только поставить Турцию окончательно на колени, но привести к победе над Центральными державами в Великой войне. Более скромные события на Салоникском фронте через год после этого показали, что именно этот, казалось бы, второстепенный театр военных действий имел для победы в войне решающее значение.

Русские войска на Кавказском фронте: преданный героизм, победа, ставшая поражением. Фото: www.globallookpress.com

Новый 1917 год русские солдаты и офицеры на Кавказском фронте встречали в приподнятом настроении, будучи уверенными в скорой победе и конце войны. Для этого у них было все: оружие, боеприпасы, умение воевать, абсолютная, доказанная на практике уверенность в своих силах. Однако благодаря революции в России через год армия-победительница перестала существовать и отдала своим поверженным врагам все, что отобрала у турок в годы войны, как и целый ряд бывших российских территорий, в результате чего турецкая армия оказалась в Баку. В Брест-Литовске захваченная большевиками Россия капитулировала и перед битыми русскими турками. И перед болгарами, кстати, тоже.

Мы постоянно с ними воевали

Войны русских с турками начались еще в XVI веке. Иногда они сменялись тесными, но очень кратковременными союзами, в ходе которых, в частности, русские воевали вместе с турками против французов. А однажды -  защитили своих вековых врагов от египтян, высадив в 1833 году по просьбе султана под Стамбулом целую армию, которая и спасла Турцию, установив заодно на полгода русский контроль над Босфором и Дарданеллами.  Но воевали русские с турками чаще, чем дружили, и несколько раз не захватили Стамбул только затем, чтобы не воевать с Европой.

Турецкие отряды приняли участие в походе своего вассала крымского хана на Москву в 1541 году, и с тех пор русские постоянно воевали с турками на территории нынешней Украины. В 1569 году огромное турецкое войско отправилось осаждать Астрахань, в то время как целая армия турецких рабочих попыталась под его защитой прорыть… Волго-Донской канал, чтобы турецкий флот царил не только в Азовском, но и Каспийском море. Эта авантюра, конечно, провалилась, но реальность была такова, что Османская империя занимала или контролировала значительные территории к северу от Черного моря, и чтобы выйти к нему, русским пришлось вести с турками и их местными союзниками, особенно на Кавказе, жестокую борьбу в течение нескольких веков. С середины XVIII века находившаяся в фазе пассионарного подъема Россия и вступавшая в полосу упадка Турция воевали по одной схеме: в десятки раз меньшая по численности русская армия блистательно разбивала турок, русские адмиралы – и тоже с минимальными потерями – сжигали один турецкий флот за другим, имея зачастую худшие корабли, но лучшие команды.

У врага захватывались обширные территории, часть которых при заключении очередного мирного договора приходилось возвращать благодаря стараниям поддерживавших турок против России европейских держав: они боялись, что Санкт-Петербург воспользуется слабостью «больного человека Европы», получит контроль над проливами, возьмет Константинополь, восстановит под русским скипетром Византию. Так, турецкая крепость Анапа начиная с 1791 года четыре раза захватывалась русской армией и флотом, став частью России только в 1829 году – позже Абхазии.

Каждый раз при заключении мирного договора турки в обмен на уступки в других местах удерживали Анапу. Оттуда было удобно снабжать оружием, проповедниками и деньгами антироссийски настроенных горцев. Из этих мест на невольничьи рынки Османской империи поступали лучшие рабы и особенно рабыни – белокурые славянские красавицы, захваченные местными союзниками Порты в ходе набегов на Россию, что нашло даже отражение в названии соседнего Геленджика (по-турецки – молодая невеста). Как же можно было отказаться от такой важной крепости?

Уже не мальчики для битья

Однако характер русско-турецких войн стал постепенно меняться. Вступление русского этноса в эпоху пассионарного надлома на рубеже 30-х годов XIX века стало постепенно сказываться на боеспособности русской армии и флота. Все знают о героическом бое брига «Меркурий» с двумя огромными турецкими линейными кораблями, им выигранном. Но мало кто знает, что с борта одного из них за сражением наблюдали пленные русские офицеры со сдавшегося перед этим туркам при аналогичных обстоятельствах фрегата «Рафаил». Привычка побеждать турок и презрение к ним как к военным противникам еще неплохо помогали в этот период русским одерживать победы. Во время Крымской войны (1853-1856) турок били нещадно, а однажды русские, не моргнув глазом, отбили наступление элитной французской части, считавшейся в их армии способной решить в свою пользу любой бой, – зуавов, приняв их из-за экзотического одеяния за турок.

Однако уже в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов старого куража русским стало не хватать. Боеспособность укрепленной переселившимися в Турцию выходцами с Северного Кавказа турецкой армии резко возросла, её закупленное в Европе стрелковое оружие также было лучшего качества. России очень тяжело далась эта война, её армия, состоящая теперь из призывников, а не как раньше профессиональных солдат, страдавшая от некомпетентного управления (высокое начальство критиковать не решались), понесла слишком большие потери. Вспомним картины баталиста Василия Верещагина.

Война длилась почти два года и завершилась безоговорочной русской победой. Но турки – при осаде русскими Плевны и в целом ряде других эпизодов – впервые за долгое время показали себя вполне достойным противником. К началу Первой мировой войны у русского командования не было иллюзий, что следующая война с продолжавшими усиливаться турками будет легкой, поэтому и предвоенные планы носили чисто оборонительный характер. С учетом того, что основной театр военных действий (ТВД) для России находился в Европе, в Закавказье планировалось не допустить глубоких турецких прорывов, попытаться удержать Тифлис, где находились гигантские склады русской армии и сидел русский наместник на Кавказе, и не пустить турок в район Баку, где добывалась тогда почти вся русская нефть. Приходилось считаться и с тем, что местное мусульманское население может в ходе войны оказать туркам поддержку - османские султаны носили титул халифа вплоть до 1924 года.

Накануне

Неизбежность очередной войны между Турцией и Россией стала очевидной после заключения Стамбулом  секретного договора о союзе с Германией 2 августа 1914 года. Она стала еще более очевидной, когда турки позволили через несколько дней укрыться в своих водах преследуемым британской средиземноморской эскадрой немецкому линейному крейсеру «Гебен» и легкому крейсеру «Бреслау», которые были зачислены под турецкими названиями в османский флот, возглавляемый командиром «Гебена» адмиралом Вильгельмом Сушоном. Немецкие морские офицеры были назначены на многие турецкие военные корабли, кайзеровские офицеры и генералы стали командовать турецкой армией, которой не хватало, прежде всего, опытных командиров. Претензий к солдатам не было.

Командующий Черноморским флотом Андрей Эбергард предложил в этой ситуации Николаю II послать русские броненосцы в Стамбул и уничтожить немецкие корабли на якорной стоянке, чтобы отбить у турок охоту вступать в войну. Однако в Санкт-Петербурге не дали разрешения на эту своевременную акцию и рекомендовали Эбергарду избегать действий, которые могут быть истолкованы как враждебные. 

Между тем Турция, приступив к мобилизации, не рвалась сразу вступить в войну, добиваясь от немецкого союзника кредитов, согласия на расширение за счет России и Греции собственной территории. Но даже когда Берлин пошел навстречу и удовлетворил турецкие вожделения, всё равно в Стамбуле боялись войны с Россией, многие султанские сановники во главе с великим визирем были против.

Военный министр Османской империи Энвер-паша: спровоцировал в 1914 году войну с Россией и плохо кончил. Фото: www.globallookpress.com

Провокация Энвер-паши

Инициативу развязывания войны взял на себя склонный к опасным авантюрам военный министр Энвер-паша, согласовав этот судьбоносный для страны шаг еще с несколькими лидерами младотурок. Он отдал приказ Сушону развернуть против России без объявления войны боевые действия на Черном море, отправив немецкие, которые формально стали турецкими, и турецкие военные корабли для обстрела русских портов. Нападению, которое проморгал русский Черноморский флот, подверглись Одесса, Севастополь, Феодосия, Керчь, Новороссийск. Эту дерзкую пиратскую акцию у нас окрестили с приличной долей мрачной иронии «Севастопольской побудкой».

Были потоплены канонерская лодка «Донец», минный заградитель «Прут», ряд военных судов получили повреждения. У российских портов и в Керченском проливе были поставлены мины, на которых подорвались несколько торговых судов, другие были вместе с экипажами захвачены в плен. Артиллерийским огнем были повреждены здания, военные объекты, имелись десятки убитых и раненых среди военных моряков и гражданского населения. Полностью использовавший фактор внезапности турецко-немецкий флот (в то время как русскому, напомним, было приказано, прямо как в 1941 году, не поддаваться на провокации) потерь не имел и благополучно вернулся на свои базы.

Кстати, ещё в конце сентября Турция закрыла Дарданеллы для прохода судов под любым флагом. Пролив заминировали, перекрыли заградительными сетями, маяки перестали функционировать. Больно ударившее особенно по России судоходство в проливах было таким образом прекращено, морская блокада России с юга – установлена. Будущий друг большевиков и их жертва Энвер-паша, затягивавший Турцию в войну с Россией, мечтал о создании тюркской империи с Турцией во главе на обширных просторах Евразии…

Понимая, что расплата неизбежна, великий визирь и четыре министра подали в отставку, от имени турецкого правительства России были направлены письма… с извинениями. В ответ Россия, как через несколько дней и Британия, предъявили Стамбулу ультиматум с требованием выдворить из Турции немецких военных, на что турки, прочно связавшие свою судьбу с кайзеровской Германией, пойти не могли. Россия, разумеется, не могла вынести унижения «Севастопольской побудки», особенно после того как сама сделала всё, чтобы избежать войны.

Император Николай II не мог не объявить войну Турции после того как турки вместе с немцами подло напали на русские черноморские порты. Фото: www.globallookpress.com

Война объявлена

2 ноября по новому стилю император Николай II объявил Турции войну, объяснив её причину в манифесте: «Предводимый германцами турецкий флот осмелился напасть на наше Черноморское побережье. Немедленно после сего повелели мы Российскому Послу в Царьграде со всеми чинами посольскими и консульскими оставить пределы Турции». Упоминание в этом документе Царьграда – вместо Стамбула – говорило о многом, и это понятно. Если уж воевать, то воевать надо серьезно, и Турции придется поэтому заплатить за своё вероломство очень высокую цену. 11 ноября войну официально объявила России и сама Турция.

К этому времени уже более недели русская и турецкая армии воевали в Закавказье. Как и предвидели в России, война не сулила русским легкой прогулки. Турецкая армия с немецкими генералами и офицерским составом была серьезным противником. Воевать приходилось на Армянском нагорье – среди потухших вулканов, на высоте нескольких тысяч метров, на разрезанной высочайшими хребтами, бурными горными реками территории, где было мало дорог и трудно найти продовольствие, а зимой было не меньше шансов погибнуть от голода, снежных заносов, обвалов и страшных морозов, чем от пуль и шашек противника.

Этот театр военных действий имел на Великой войне ряд только ему присущих особенностей. Во-первых, половину задействованных на нем русских воинов составляли казаки – кубанские, донские, терские, забайкальские… Во-вторых, этот ТВД – от Черного моря до озера Ван - был самым высокогорным из всех остальных, достаточно изолирован. Таких проблем со снабжением, как там, не было больше нигде. В-третьих, ни один из других фронтов не был столь тесно связан с действиями флота. Взаимодействие Черноморского флота и Кавказской армии было поистине образцовым.

Исключительно кровавый характер военным действиям придало то обстоятельство, что они сразу привели к жестокому межнациональному и религиозному конфликту в регионе, когда курды, аджарские мусульмане поддерживали турок, а армяне и ассирийцы, христиане – русских. Кроме того, русским приходилось еще и воевать с турками в Персии, куда те перенесли военные действия, и даже в современном Ираке, помогая англичанам, которых турки били весьма умело до 1917 года. Пока не ослабли в боях с русскими и не стали также отступать и на Ближнем Востоке. Казаки дошли однажды почти до Багдада…

Неудачное начало

А пока, вскоре после начала войны, турки быстро отбили плохо подготовленное русское наступление и перешли большими силами в успешное контрнаступление. Главнокомандующий русской Кавказской армией генерал Мышлаевский и его начальник штаба явно не соответствовали своим должностям. Это стало очевидно в ходе Сарыкамышского сражения, когда турки попытались в ходе неожиданного наступления окружить и уничтожить крупные силы русской армии. Для этого им надо было взять Сарыкамыш, где русские упорно оборонялись и после того как их высокое военное начальство оттуда бежало и приказало город сдать врагу.

Его оборону возглавил оказавшийся там случайно проездом казачий полковник Букретов, еврей по происхождению. Через два дня его заменил старший по званию генерал Пржевальский, родственник известного путешественника. Русская армия в ходе ожесточенных уличных боев удержала город, разбила турецкий корпус, а другой - замерз в снегах при отступлении. В этой битве взошла звезда генерала Николая Николаевича Юденича – одного из самых талантливых генералов Великой войны, которую он провел на Кавказском фронте. Война быстро расставила всё на свои места – генералы мирного времени быстро уступили место талантливым военачальникам, столицы были далеко – высокое начальство этому не мешало. А острая угроза со стороны турок, напротив, стимулировала.

Генерал Николай Юденич - один из самых талантливых генералов Великой войны, после переворота в России он также повел себя благородно, пытаясь спасти её от большевиков с самыми ничтожными силами. Фото: www.globallookpress.com

В 1915 году русские продвинулись вглубь турецкой территории. Несмотря на отдельные турецкие победы и успехи, в том числе в Персии, они всегда сводились на нет ответными ударами русских и оборачивались еще большими турецкими поражениями. Русским непросто давались эти победы. Так же как и помогавшим им армянским дружинам, демонстрировавшим великолепные боевые качества, но ни в чем не уступавшим своему противнику и по части жестокости: бились до конца, пленных не брали и сами в плен не сдавались. Жестоко страдало гражданское население – турки и особенно курды резали армян и ассирийцев, а те платили им той же монетой. Русские, где могли, пытались этого не допускать.

Вот как характеризовал противников России генерал-квартирмейстер штаба Кавказской армии Масловский в книге «Мировая война на Кавказском фронте 1914-1917 гг.»:

Турки-османлисты, как боевой материал, были высокого качества: смелые, храбрые, чрезвычайно выносливые, нетребовательные и скромные и в то же время - дисциплинированные. По своей природе они были настоящими воинами, обладая и отличающим истинного воина благородством. Они храбро дрались, почти всегда принимали штыковой удар, хорошо применялись к местности, хорошо шли в атаку, отлично оборонялись.

А вот характеристика главных тогдашних турецких союзников: «Курды - народ примитивный, дикий, стоящий на очень низкой ступени культуры. Они кочевники, хищники и не обладают рыцарскими чертами. Упорного боя не принимают, действуют в конном и пешем строю. Если они в большинстве - то делаются смелыми. Пленных не берут и раненых добивают, предварительно изуродовав». Но русские уважали и этого противника, в котором находили по-своему привлекательные черты, строя планы «оказачивания» курдов после победы в войне.

Перелом

Если победа под Сарыкамышем сыграла примерно такую же роль, как в 1941 году битва под Москвой, то Сталинградом той войны стала блестящая операция генерала Юденича по захвату в 1916 году Эрзурума, ключевого центра турецкой обороны, превращенного в неприступную крепость.

Эту операцию, новаторскую во всех отношениях, до сих пор изучают в военных академиях всего мира. В её ходе была использована воздушная разведка, специально созданные для взламывания сильнейшего укрепрайона штурмовые отряды. Наступление началось зимой, ночью, в пургу, войска двигались в маскхалатах. В течение нескольких дней русские умело «прогрызали» турецкую оборону, окружив цитадель, но затем двинулись не на её штурм, а устремились в турецкие тылы, отрезая осажденным все пути к спасению. В результате сама крепость пала… без боя. Русским достались колоссальные трофеи. Местные христиане – армяне и греки – устроили победителям триумфальную встречу.

На этом русская армия не остановилась и во взаимодействии с флотом, помогавшим войскам в береговой зоне своими мощными пушками и высаживавшим в турецком тылу тактические десанты, захватила крупный город-порт – Трабзон. Была занята вся Восточная Турция. В марте-апреле 1917 года должна была состояться отложенная несколькими годами ранее грандиозная десантная операция на Босфоре, закупоренном для турок Черноморским флотом под командованием адмирала Колчака с помощью образцовых минных полей – этому искусству учились у русских даже англичане и американцы.

Упущенная победа

Все были уверены в скорой победе, для достижения которой осталось совершить последнее усилие. Турция, Германия и их союзники к середине 1917 года фактически потерпели поражение. Скоординированный удар стран Антанты должен был поставить точку в Великой войне. Но она тогда не была поставлена, потому что наши «союзники» на самом деле ставили перед собой в этой войне две цели – сокрушение не только Германии, но и – неофициально – России, обильно проливавшей за них кровь. Причем последняя должна была пасть первой. И было только одно средство добиться этого – революция.  

Эта вводная изменила всё. Без царя и внятной внешней политики, с уничтоженной Временным правительством дисциплиной, без легитимной власти вообще с захватом её большевиками победоносная армия превратилась в скопище опасных, но уже не для врага, вооруженных людей. Их потянуло домой защищать свои семьи от воцарившегося на родине беспредела. Существовавшее ещё вчера боевое братство рухнуло, и солдаты стали поднимать руку на офицеров. В этих условиях бывшая русская армия, превратившаяся в течение месяцев в неуправляемый сброд, лишилась постепенно всех своих завоеваний, будучи обескровленной дезертирством и потеряв всякую боеспособность. И Трабзона, и Эрзурума, и Сарыкамыша, и Карса, и даже Батума. А потом и Баку.

Трагическая судьба ожидала также Черноморский флот. Некоторые русские офицеры, правда, остались в регионе, чтобы помочь армянам и грузинам создать свои вооруженные силы и защититься от турецкой угрозы, местным христианским народам для самозащиты были переданы большие запасы оружия. Но это нисколько не отменяло основного итога последней русско-турецкой войны: из-за организованной «союзниками», вступившими для этого в закулисную сделку с немцами, так сказать, на паях, революции в России она проиграла свою последнюю войну с Турцией. После того как в очередной раз её победила.


Ссылки по теме:

Зачинатели Белого дела цареотступничество смывали кровью

Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство

Ледяной Поход: Настоящие защитники Отечества

Оставить комментарий

Гозман, Гельман и Немзер решили, как должны умереть русские Как будет выглядеть «выгодная сделка» Трампа с Китаем?
Новости партнёров
Загрузка...