Последние герои русского Киева: Прототипы героев Булгакова против петлюровцев

  • Последние герои русского Киева: Прототипы героев Булгакова против петлюровцев

Ровно сто лет назад,14 декабря (1-го по старому стилю) 1918 года, Киев был захвачен украинскими сепаратистами-петлюровцами

Вряд ли на просторах канувшей в Лету Российской империи можно отыскать еще один такой крупный исторический и политический центр, как Киев, в котором за три года Гражданской войны власть менялась порядка десяти раз. Недаром городские обыватели не видели ничего зазорного в том, чтобы хранить подальше от людских глаз сразу несколько политических символов. В случае очередной внезапной смены власти вывешивался тот, который реял над городской думой. Тем самым население демонстрировало лояльность новым хозяевам, чтобы избежать попадания под раздачу.

Одной из наиболее трагических и кровопролитных дат в истории «матери городов русских» стало 14 декабря 1918 года. Произошедшие в этот день события, навсегда похоронившие так называемую «Украинскую державу» во главе с гетманом Павлом Скоропадским, впоследствии лягут в основу романа Михаила Булгакова «Белая гвардия».

«Украинская держава» на немецких штыках

При всей своей опереточности и марионеточности «Скоропадия», как хлестко окрестили это временное политическое образование на юго-западе России, являлась наименее русофобским из всех «самостийных» украинских правительств.

Началось все с того, что 28 апреля 1918 года немцы без единого выстрела разогнали Центральную раду, провозгласив на занятой ими территории исторических Малороссии и Новороссии «Украинскую державу». Созванный на следующий день в киевском цирке Всеукраинский съезд хлеборобов предложил гетманскую булаву популярному в правых кругах потомку древнего гетманского рода, бывшему флигель-адъютанту императора Николая II, генералу Павлу Скоропадскому.

Часть украинских войск еще до этого перешла на сторону Скоропадского, а другая была разоружена германскими солдатами. Все наши же части находились в готовности подняться по тревоге. У них был приказ держаться нейтрально. Только если ход событий принял бы неблагоприятный для Скоропадского оборот, они должны были бы вмешаться, чтобы склонить чашу весов на его сторону. Однако никакого сопротивления оказано не было. Рада просто покорилась неизбежному и покинула поле боя. Вот так Скоропадский и стал гетманом Украины,

— вспоминал очевидец событий, евангелический референт при штабе германского 27-го резервного корпуса Карл Гельсхорн.

В ходе боевых действий Русско-японской и Первой мировой войн Скоропадский проявил себя как талантливый и инициативный кавалерийский военачальник. В августе 1917 года, когда на волне «революционных преобразований» Временного правительства последовала активная украинизация части сражавшихся против внешнего врага соединений бывшей Русской императорской армии, Скоропадский становится первым украинским генералом. Вверенный ему 34-й армейский корпус был полностью украинизирован и преобразован в 1-й Украинский корпус.

После большевистского переворота будущий гетман подчинился Центральной раде и стал главнокомандующим всеми ее войсками на Правобережье Украины. Однако союз Скоропадского с левыми «самостийниками» вроде Михаила Грушевского, Владимира Винниченко и Николая Порша оказался непродолжительным, и вскоре амбициозный военачальник был вынужден подать в отставку. А его соединение к январю 1918 года — моменту наиболее ожесточенных боев против большевиков — практически полностью разложилось и утратило боеспособность.

Фото: www.globallookpress.com

Немецкое командование неслучайно остановилось на кандидатуре Скоропадского. Отставной генерал сочетал в себе целый ряд положительных, с их точки зрения, качеств. С  одной стороны — дисциплинированность и полная управляемость, а с другой — популярность в правых кругах. Провозглашенному украинскому гетману удалось привлечь на свою сторону значительную часть старого чиновничье-бюрократического аппарата и русского офицерства. Гетманский Киев стал пристанищем и логистическим центром для примерно 15 тысяч бежавших из советской России офицеров Русской императорской армии, которые стремились прорваться на Дон и Кубань, чтобы влиться в ряды антибольшевистского сопротивления.

Летом-осенью 1918 года Скоропадский вместе с донским атаманом Красновым принял деятельное участие в организации Южной армии, которая некоторое время действовала против большевиков на воронежском и царицынском направлениях. В то же время часть находившихся в Киеве представителей русского офицерского корпуса объединилась в добровольческие дружины, которые стали последней опорой для гетманата во время петлюровского выступления и перехода на сторону «самостийников» Директории галичанских сечевых стрельцов, гетманских сердюков, серо- и синежупанников и прочих импровизированных украинских формирований.

Крах «Скоропадии»

Подписание Германией Компьенского перемирия 11 ноября 1918 года, разрыв Брест-Литовского договора и начавшийся процесс эвакуации с территории России германо-австрийских оккупационных войск стали началом конца просуществовавшей немногим более полугода «Украинской державы» Скоропадского. Уже 14 ноября в Белой Церкви вспыхнуло выступление сечевых стрельцов, ставших военной опорой Директории (правительства) самопровозглашенной «Украинской народной республики» (УНР).

Заслуживает внимания момент, что поводом к началу вооруженного выступления «самостийников» против Скоропадского стала подписанная гетманом «Грамота», провозглашавшая воссоединение Украины с Россией в формате федерации.

Это был пропагандистский шаг, который должен был дать гетману добровольцев из числа демобилизованных после Первой мировой русских офицеров, которые переполнили Киев,

— утверждал киевский историк и журналист Олесь Бузина.

Олесь Бузина. Фото: www.globallookpress.com

Исследователь не разделял точку зрения, что выступление против Скоропадского было спровоцировано его стремлением к федерации с Россией (очевидно, после победы над большевизмом), но факт остается фактом: всех получивших преференции от «самостийности» эта «Грамота» оттолкнула от гетмана.

Начавшим наступление на Киев петлюровским вооруженным формированиям пытались противостоять наспех сколоченные русские офицерские дружины Кирпичева и Святополка-Мирского. Однако в результате предательства украинских сердюков они потерпели поражение в бою под станцией Мотовиловка. При этом 33 захваченных в плен офицера из дружины генерала Кирпичева после нечеловеческих зверств и издевательств были казнены.

После этого поражения Скоропадский назначает командующим всеми гетманскими войсками недавно прибывшего в Киев своего бывшего начальника, графа Федора Келлера — убежденного монархиста и русского патриота, ставшего прототипом полковника Най-Турса в булгаковской «Белой гвардии».

В марте 1917 года командующий 3-м конным корпусом генерал Келлер оказался одним из немногих командиров Русской императорской армии, кто сохранил верность свергнутому с престола императору Николаю II и отказался присягать Временному правительству, после чего был немедленно отправлен в отставку. Однако уже через неделю Скоропадский отстранил Келлера, опасаясь, что тот может посягнуть на его гетманские амбиции.

Новым главнокомандующим стал заместитель Келлера, князь Александр Долгоруков, которого за бездействие прозвали «Белоруковым».

Последний бой графа Келлера

То, что происходило в последующие дни, было агонией несостоявшейся «Украинской державы». Еще находившиеся в Киеве немецкие части провозгласили нейтралитет. Организованные русские офицерские дружины были слишком немногочисленны и слабы. Более того, лишившись популярного лидера, коим был граф Келлер, они не понимали, зачем им проливать кровь за какого-то украинского гетмана.

14 декабря 1918 года Киев пал. Гетман Скоропадский сложил с себя полномочия, после чего «позорно бежал, бросив нас всех на произвол судьбы, как последняя каналья и трус», писал Михаил Булгаков. Вслед за Скоропадским укрылся в отходящих на Запад немецких эшелонах и Долгоруков.

Граф Федор Артурович Келлер. Фото: www.globallookpress.com

Отдельные очаги сопротивления русских офицеров и юнкеров были подавлены превосходящими силами петлюровцев. Многие из тех, кто не успел скрыться и был захвачен «самостийниками», были зверски убиты. Та же участь постигла графа Келлера и двух преданных ему офицеров — полковника Андрея Пантелеева и штабс-ротмистра Николая Иванова, укрывшихся в Михайловском Златоверхом монастыре. В ночь на 21 декабря 1918 года они были захвачены петлюровцами, ограблены, после чего зарублены шашками на Софийской площади у памятника Богдану Хмельницкому. Так погибли последние русские герои, защищавшие «Матерь городов русских» от украинских сепаратистов.

Под пьянящим «самостийным» дурманом Киев находился немногим более полутора месяцев, после чего Директорию сменили большевики, вступившие в город практически без боя и контролировавшие его в третий раз более полугода.

Впрочем, это уже совсем другая история.


Ссылки по теме:

Как самостийники в рясах раздувают мировой пожар

Польша сделала первый шаг к возвращению Львова

Польша и Украина: союз пана и холопа трещит по швам

Оставить комментарий

Будем молиться, чтобы на Украине было НАТО: Парадоксальный Лукашенко Пророк Аввакум. Православный календарь на 15 декабря
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...