сегодня: 21/09
Святой дня
Рождество Пресвятой Богородицы

Новый Шелковый путь и роль России в Большой Евразии

Новый Шелковый путь и роль России в Большой Евразии

Китай оплетает мир своей паутиной. Какая роль уготована в ней России?

Китай окончательно встал на путь завоевания мира. Политическое решение об этом уже принято, проработано и выведено на план-график. Он должен быть утвержден участниками китайской экспансии на встрече в середине мая. Именно там будут подведены итоги политического этапа проекта и обозначен путь к его экономическому обеспечению.

Встреча будет международной. Первое приглашение на нее, как утверждается знакомыми с темой людьми, было послано президенту России Владимиру Путину. Еще один шаг к Большой Евразии?

 

一路

Эти иероглифы означают лозунг "Один пояс - один путь". За ними стоит стратегическая инициатива Китая по строительству "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века".

"Это настоящие стратегические проекты на длительную историческую перспективу, - рассказал директор Центра экономических и социальных исследований Китая, замдиректора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский. - Этими проектами Китай ставит перед собой задачу связать экономические развитые страны Восточной Азии и Европы по двум древним маршрутам Шелкового пути и создать на этих маршрутах самые экономически объемные платформы содружества Азии и Европы".

Под эти проекты, отметил ученый, Китай заложил две мощные финансовые структуры: одну с объемом уставного капитала в 100 миллиардов долларов и вторую с капиталом в 40 миллиардов долларов.

Китай, по словам Островского, исходит из того, что в условиях возвышения роли его самого и азиатских стран в мировой экономике и политике однополярному миру под эгидой Соединенных Штатов Америки фактически пришел конец и ему на смену приходит многополярный мир. И КНР имеет в этих условиях очень большие возможности для реализации себя в этом новом мире. И одной из стратегий такой реализации и становится проект "Один пояс - один путь".

Более того, считают политические аналитики, этой своей концепцией Пекин закладывает основы своей внешней стратегии на целую историческую перспективу. Причем это будет не стратегия военной экспансии и даже не стратегия поддержки своей политической экспансии вооруженной силой, как у США. Это амбициозный план экономического вовлечения мира в свою собственную мировую экономическую экспансию.

И если раньше, отмечают исследователи из академического института, Китай просто приглашал к этому проекту присоединяться, то сейчас у него позиция более жесткая. Ее можно отобразить такой сентенцией: "Мы решение приняли, мы построим эти пути через полмира все равно, с вами или без вас. Так что решайте сами: вы с нами или сами по себе?".

И в первую очередь этот вопрос обращен к России. Или даже вернее, отметил один из китаистов в разговоре с Царьградом, этот вопрос в России обращать надо к самим себе. Потому что ее с ее транссибирским маршрутом он касается в первую очередь - но именно она позволяет себе не просто раздумывать над ним, но даже отступать назад в тех пунктах, которые с Пекином обговорены и согласованы. В частности, в проекте высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва - Казань как части задуманного Китаем выхода через Россию в Европу и к морским портам.

А портами такими могут стать российские терминалы, например, в Усть-Луге… или казахский Актау. Который китайцы, не ожидая, каким боком повернется к ним российская правительственная и приправительственная бюрократия, щедро сдобренная неровно дышащими к Западу либероидными "эффективными менеджерами", - не ожидая, в общем, ответственного сотрудничества, углубили и расширили для приема своих грузовых составов. А те, в свою очередь, уже идут через Казахстан - и далее по парому на Баку, откуда через Грузию и Армению выходят в Турцию и через нее на Южную Европу и на весь в перспективе Ближний Восток. И Армения, судя по недавно проскальзывавшей информации, стелется перед китайцами мелким бесом, чтобы именно ее они учли в этих своих планах.

Так что Россия в известном смысле таскает для Пекина угли из огня, утихомиривая войну в Сирии. И освобождение Алеппо там приветствовали не только из-за бескорыстной радости за стратегического партнера… 

План создания мировой паутины

То, что Китай готов предложить партнерам в рамках инициативы "Один пояс - один путь" было сформулировано еще в марте 2015 года на Азиатском форуме в Боао. Обнародованный там документ с характерным называнием "Концепция и план действий по содействию совместному строительству Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века" целью проекта ставил создание "новых механизмов экономического развития", которые будут "способствовать более эффективному распределению ресурсов" и укреплению "рыночной интеграции между государствами Европы, Азии и Африки". 

Контейнерный терминал Контейнерный терминал "Яншань" в Шанхае. Фото: Pei Xin/Zuma/TASS 

Как понятно из названия, предусматриваются два генеральных маршрута - сухопутный и морской. "Морской Шелковый путь", в свою очередь, разбивается на два маршрута - в Европу через Индийский океан и в южные регионы Тихого океана. Оба идут через Южно-Китайское море, чем и объясняется, в частности, военная активность Китая в нем. Логично: надо же прикрывать такой значимый маршрут, тем более что, по замечанию ученых, Китай критически зависит от свободы прохода по Молуккскому и Зондскому проливам. Через них идут с Ближнего Востока энергетические ресурсы.

Понятно и то, что Китай не может ждать, покамест раскачается Россия: в случае чего нефть нужно будет доставлять хоть по железной дороге, пусть она и будет набирать в цене, переваливаясь через несколько границ. Впрочем, зная умение китайцев подкупать и пылкую любовь чиновников к состоянию подкупленности, можно ожидать, что таможни будут давать добро автоматически.

И вот сухопутных маршрутов в рамках этого воистину глобального проекта создается несколько. Северный коридор через Монголию и Россию, Центральный через Среднюю Азию и Ближний Восток, Южный (Мьянма - Индия - Бангладеш), а также отдельное ответвление на Пакистан. Предусматриваются и другие возможные ответвления. Например, в перспективе - на Америку через Якутию и Чукотку сквозь туннель под Беринговым проливом. Интересен китайцам и наш северный маршрут - по старому сталинскому проекту практически вдоль Полярного круга. Тем более что сейчас там без особого звона в прессе и так ведется масштабное железнодорожное строительство, чтобы связать порт (и завод по сжижению газа) в Сабетте с линией так называемого Северного широтного хода от Норильска и в бесконечность российской железнодорожной сети. А из нее, понятно, простой доступ в китайскую. И как заявляют специалисты, Пекин весьма заинтересован в том, чтобы получать сжиженный газ Ямала не долгим морским путем (тем более что глобальное потепление не настолько еще велико, чтобы "обезльдинить" Северный морской путь на круглый год), а сквозным железнодорожным. 

Головное судно новой серии арктических челночных танкеров Громадные ресурсы Русского Севера могут быть отправлены покупателям по китайской "паутине". Фото: Лев Федосеев/ТАСС 

Кроме того, в перспективе Китай хочет через Ближний Восток довести свой новый "Шелковый путь" до Африки. Где предусмотрительно скупил ряд ценных месторождений и уже вполне приучил местные негритянские власти несколько даже перед собою заискивать, в отличие от того, как они себя ведут перед всеми без исключения "белыми".

Нужно отметить, что план действий по совместному строительству этой евразийской "паутины" предусматривает строительство инфраструктурных объектов: автомобильных дорог, мостов, линий электропередач, нефте- и вообще продуктопроводов, портов и терминалов. В общем, создание полноценной цивилизации вокруг железнодорожных путей, включая, разумеется, населенные пункты и целые города. Это, в свою очередь, обещает огромные финансовые перспективы: одних инвестиций эксперты Азиатского банка развития прогнозируют на 8 триллионов долларов уже через три года. 

Роль России в паутине

Понятное дело, что проект при таких условиях предусматривает не только инфраструктурную, но и экономическую и, следовательно, политическую сопряженность. Да, именно это слово - оно употребляется в документах проекта буквально в сквозном порядке. И вот именно такая, обещающая быть весьма тесной, сопряженность с Китаем вызывает в России весьма сложные чувства.

Ну, мнение либералов-западников можно предсказать сразу. Они против любой синергии России и Китая. Тем более в таком проекте, который отменяет глобализацию по-американски просто по определению. С этой публикой действительно может показаться полезной идея установления особой автономной либеральной республики, что в виде шутки высказывается иногда среди широкой общественности. Мол, давайте выделим либералам для экспериментов территорию, которой не жалко, и пусть они там строят свой альтернативный мир. Но поскольку такие территории, которые не жалко, можно найти только где-нибудь за Полярным кругом, то идея подвисла в воздухе - чем там либералы кормиться будут? Инициатива же Китая с железной дорогой на Уэллен и дальше может предложить устраивающее всех решение. У населения автономной республики либералов появляется не просто работа, а работа любимая - строить путь железный в Америку и во благо ее…

Но не шуточная, а настоящая проблема в том, отмечают ученые и политические аналитики, что нет определенности в вопросе об участии в китайском проекте и среди реальных политических и экономических элит России. Даже на заседании президиума РАН, где представители Института Дальнего Востока представляли доклад по этому поводу, вспыхнула острая дискуссия о том, что делать нашей стране в видах китайского мирового проекта.

С одной стороны, у нас самих есть нечто подобное, хотя, конечно, куда более локальное - проект по превращению Транссиба и БАМа в единый транспортно-инфраструктурный хаб, связывающий Дальний Восток с Европой. Причем проработанность его в отдельных пунктах довольно высокая, а кое-где даже близка к полной. Так, оказывается, имеется полноценный проект туннеля под Беринговым проливом. А туннель между Сахалином и материком лежит буквально в чертежах. А главное - эта чисто российская концепция лежит полностью в парадигме того самого китайского Северного маршрута. В том числе и совсем Северный широтный ход, включая в перспективе Норильск - Салехард - Воркуту с выходом на БАМ и Транссиб через Сургут.

С другой стороны - и это очень ярко отразилось в дискуссии в Академии наук, - есть четкое ощущение, что российским элитам просто боязно присоединяться к амбициозному китайскому проекту в качестве, чего уж греха таить, младшего, даже маленького, если исходить из реальных инвестиционных возможностей, партнера. Даже при том, что в сопряжении с этим проектом будет физически реализовываться идея президента Путина о Большой Евразии и что с китайской помощью наши собственные планы будут реализованы быстрее и полнее, - этот страх не дает действовать в данном направлении. Именно он, по мнению профессора Островского, приостановил, даже заморозил реализацию столь выгодного проекта скоростного пути до Казани. Пока - до Казани. А там - и до Казахстана и Китая. И вот он, Северный маршрут! Готов, весь у нас, отнимает хлеб у южных конкурентов, загружает наши порты.

Президент РФ В.ПутинБольшая Евразия с Россией в качестве ключевого организующего и транспортного звена - идея президента. Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС 

Но если тактика нерешительных проволочек и проволочек из-за нерешительности победит, считает ученый, Россия может оказаться, что называется, с носом. Нужные китайцам маршруты пройдут мимо нее. С соответствующими финансовыми потерями. Которые уже будет не восполнить, даже если представление о собственном былом величии заменит каким-то образом реальные собственные инвестиции. Ибо опоздавший встроиться в поистине золотую в будущем китайскую мировую "паутину" любой российский проект будет ловить крохи падающей из нее добычи. Если та вообще будет выпадать.

А что до "младшего партнера"…

"Давайте будем честными", - предложил в разговоре с Царьградом директор Института Дальнего Востока Сергей Лузянин.

И усмехнулся.

"А каким еще может быть нынешняя Россия рядом с нынешним Китаем? - пожал плечами Андрей Островский. - Не лучше ли быть младшим партнером, чем вообще никаким?"

 

Читайте по теме:

Китай примеряет роль мирового лидера

Сектанты против Китая

Китай сверил свои планы и готовится к выяснению отношений с США

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх