Луну напополам с китайцами: Главные космические проекты России

  • Луну напополам с китайцами: Главные космические проекты России

Что происходит в российской космической отрасли и как может повлиять коронавирус на исполнение Федеральной программы? Какие "пришельцы", кроме уханьского, мешают нам на тернистом пути к звёздам?

Апрельский отраслевой и всенародный праздник имени Юрия Гагарина в этом году, похоже, пройдёт втуне. И дело не только в запрете массовых мероприятий из-за пандемии. Под вопросом оказалась обширная программа, намеченная Роскосмосом на этот год, так же как и у их западных коллег.

Неплохим предпраздничным подарком, правда, стал штатный запуск с Байконура 9 апреля корабля "Союз МС-16" на ракете "Союз-2.1а" полностью отечественной сборки. Новый российско-американский экипаж через шесть часов того же дня успешно перешёл по стыковочному шлюзу на МКС. Но этого, как говорил известный герой мультика, "маловато будет!"

В какие планшеты заправлены космические карты?

Глобальная ситуация с коронавирусом, разумеется, не могла не отразиться на Роскосмосе – его предприятиях и мероприятиях. Перенос на неопределённое время торжественного празднования Дня космонавтики, традиционно проходящего в Государственном Кремлёвском дворце, отмена приезда журналистов на запуск "Союза МС-16" на Байконуре – это, конечно, лишь верхушка айсберга. Что касается запланированных пусков и испытаний – и российских, и совместных, –  любому понятно, что отсрочки здесь будут, и существенные.

А планов на этот год у Федерального космического агентства – громадьё. Например, на лето запланировано начало лётных испытаний первой российской многоразовой крылатой ракеты-носителя сверхлёгкого класса. Её должны сбросить с самолётных подвесок на большой высоте, после чего ракета на собственном двигателе должна вернуться на аэродром (первый полноценный полёт со спутником был намечен на 2023-й). Об отмене пока ничего официально не сообщается, но у экспертов есть большие сомнения в том, что испытания не будут перенесены.

Также в этом году должны стартовать лётные (после прошедших "бросковых") испытания новой тяжёлой межконтинентальной баллистической ракеты "Сармат", призванной заменить МБР "Воевода" (по классификации НАТО – "Сатана"). Будем надеяться, что здесь все пройдёт как задумано, и что РВСН никакой вирус не берёт.

Чего не скажешь о гражданской космонавтике. Запланированный на это лето запуск второй части российско-европейской миссии ExoMars, в рамках которого на ракете "Протон-М" к Марсу должна была отправиться российская посадочная платформа "Казачок" с европейским марсоходом Rosalind Franklin, из-за проблем с пандемией перенесён на 2022 год. Об этом в начале марта на совместной конференции Роскосмоса и ЕКА объявил Дмитрий Рогозин. Казачок не засылается.

Но это вроде как больше европейские "тормоза". По крайней мере, на это можно спокойно и с известной долей досады спихнуть. Ну а как дела с чисто российскими проектами? Вот, скажем, вторую ракету-носитель тяжёлого класса "Ангара-А5" должны были привезти в Плесецк в апреле, а запустить во втором-третьем квартале нынешнего года. Теперь же её летом или осенью лишь в лучшем случае доставят на космодром, что следует из материалов на сайте госзакупок. А ведь с первого старта прошло уже шесть лет! Это при том что сию ракету давно ждёт Минобороны РФ для запуска своих спутников.

Экипаж корабля "Союз МС-16": астронавт NASA Кристофер Кэссиди, космонавты Роскосмоса Анатолий Иванишин (командир корабля) и Иван Вагнер (слева направо). Фото: Roscosmos / Globallookpress

Идём дальше. В ноябре 2020-го Роскосмос обещал "Протоном-М" отправить на МКС многоцелевой лабораторный модуль (МЛМ) "Наука". Однако уже в декабре прошлого года – ещё до всяких коронавирусов – Рогозин предположил, что запуск может сместиться на начало 2021 года. Ну а пандемия, очевидно, к этому ещё добавит годик-другой.

Напомним, МЛМ изначально собирались запустить ещё в 2007 году, а сам этот 20-тонный модуль как "функционально-грузовой блок" для будущей тогда ещё Международной станции начали разрабатывать в далёком 1995-м. Четверть века уж минуло! Как говорится, иных уж нет, а те далече...

Евроспутники "усыпляют", а китайцы не дремлют

Никто не знает доподлинно, начнётся ли теперь, как было задумано, и на сколько затянется модернизация двух стартовых комплексов на Байконуре под пуски новых ракет "Союз-5". Хотя договорённость с Казахстаном о финансировании работ была в прошлом году достигнута, и будущий комплекс даже получил гордое имя "Назарбаевский старт". Но и у нас, и в Казахстане – карантин, и сколько он ещё продлится, не знает даже сам Елбасы.

Также неизвестно, что делать с плавучим космодромом "Морской старт", который со снятым оборудованием в начале этого года прибыл из Лос-Анджелеса в порт "Славянка" в Приморье. Впрочем, теперь это уже как бы частная история российской компании S7 c Владиславом Филёвым во главе, которого некоторые именуют "русским Илоном Маском". Хотя разве может быть у нас в России подобное сугубо частным делом?!

Вообще-то Роскосмос собирался в нынешнем году разработать и принять единую скоординированную космическую программу России на период 2021-2030 гг., которая вберёт в себя и Федеральную космическую программу на 2016-2025 годы, и ФЦП "ГЛОНАСС", и программу "Космодромы России". При этом объявлялось, что в этот обобщённый документ будет включено финансирование многофункциональной системы "Сфера" из 600 спутников, а также важные компоненты будущей лунной программы: создание сверхтяжёлой ракеты, тяжёлого лунохода, взлётно-посадочного модуля. Только вот обо всём этом говорилось, когда доллар был по 60 рублей, а баррель нефти – по 65 долларов. Что теперь, после нефтяного и коронавирусного погрома, станется со всеми этими планами и прожектами, даже представить страшно. Кроме военных планов, которые, скорее всего, будут, несмотря ни что, исполнены.

Что ж, можно констатировать, что "коронавирусный" (он же экономический и "человеческий") сбой в космонавтике наблюдается практически у всех главных игроков на этом поле. Кроме одного – Китая.

Скажем, США в конце марта застопорили подготовку лунной миссии "Артемида". NASA отправило весь персонал (кроме служб безопасности) на карантин, поскольку один из сотрудников Космического центра им. Джона Стенниса заболел COVID-19.

Значительная часть американских спутников переводятся или уже переведены в "спящий режим", ведь следить с земли за ними некому: из частного дома это не очень-то сделаешь!

Похожая ситуация складывается в Европейском космическом агентстве. В офисах ЕКА по всей Европе уже зарегистрировано около 50 случаев заражения сотрудников. И на сегодня работа главного космического центра управления агентства в Дармштадте фактически приостановлена: работники на карантине, восемь спутников "усыплены".

Славное в прошлом предприятие "Информационные спутниковые системы имени Решетнева" в своей газете публично заявили о срыве графиков изготовления космических изделий. Фото: Roscosmos / Globallookpress

Тем временем китайцы не спят: несмотря на выявленные случаи инфицирования среди сотрудников космической отрасли, работа по марсианской миссии кипит вовсю. В середине марта Пекинский аэрокосмический центр управления известил мир о завершении испытаний марсианского зонда. А частная компания ExPace, создающая ракеты-носители "Куайчжоу", продолжает ударно трудиться – не где-нибудь, а в самом Ухане. Испытания космических кораблей и ракет-носителей для полёта на Красную планету назначены на июль и пока не сдвинуты с места Китайским национальным космическим управлением (CNSA). Партия там сказала: "Надо".

Косяк на косяке

Но то китайцы, которым, похоже, и вирус особо не помеха. А вот у нас всё больше "авось" да "небось" заправляют. И ещё шапки известно на ком горят и горят.

Притчей во языцех в этом смысле стал многострадальный космодром "Восточный". О том, что к 2015 году новые космические ворота Родины распахнутся навстречу звёздам, Дмитрий Рогозин в 2012-м в телеэфире "зуб давал". Однако катавасия со строительством, обрамлённом скандалами и посадками, как известно, изрядно затянулась. Сроки многократно переносились, рабочие митинговали, бетон проваливался, наручники надевались – чего там только уже не было! Даже Владимир Путин лично приезжал инспектировать, устроив форменный разнос. После этого, слава Богу, первую очередь космодрома кое-как сдали.

В сентябре 2019-го тот же Рогозин анонсировал пять пусков, предстоящих в этом году с "Восточного": в апреле, мае, июне, июле и ноябре. Однако сейчас (уже привычно!) выясняется, что "по техническим причинам" с космодрома не будет произведён ни один запуск по Федеральной космической программе РФ. При этом после доставки туда в декабре трёх "Союзов" марки 2.1а и 2.1б количество ракет, ожидающих запуска лёжа в ангарах, достигло уже пяти! Скоро и рассовывать уже будет некуда.

А тут в апреле не ко двору доспел и ещё один "косяк" – из красноярского городка Железногорск, где с советских времён изготавливает спутники славное в прошлом предприятие "Информационные спутниковые системы имени Решетнева"(ИСС). Решетневцы в своей газете публично заявили о срыве графиков изготовления космических изделий. И объяснили причину: задержки в поставках комплектующих от субподрядчиков, охарактеризовав эту свистопляску как "организационную проблему", которой уже много лет. Интересно, а в Роскосмосе об этом не знали, что ли? Или, может, не хотели знать, пока, что называется, не "вылезло"?

Как-то не хочется употреблять по отношению к нынешней космонавтике РФ фразу Швондера, давно ставшую сетевым мемом: "Это какой-то позор". Поскольку что-то всё-таки делается, и люди на предприятиях да и в руководстве "местами" стараются. Однако получается, мягко говоря, не всё. И проблемы тут явно не локальные, а системные. Можно, конечно, подобно диванным блогерам порассуждать о том, что отрасли не хватает своего Иосифа Виссарионовича и Лаврентия Павловича. Однако думается, что копившийся с начала 1990-х ком проблем в нашей космонавтике не решается (как уже выяснилось) ни заливкой федеральных средств, ни гипотетическим "кнутом".

Хотя выпороть кое-кого под светлый праздник ужасно тянет.

Царьград попросил прокомментировать нынешнюю ситуацию в отрасли, а главное - высказать стратегическое видение независимого эксперта, член-корреспондента Российской академии космонавтики имени Циолковского Андрея Ионина.

– Многие "космические"предприятия в России, как и всём мире, конечно, испытывают трудности в связи с режимом самоизоляции, на который вынуждена перейти часть их персонала. Но я подозреваю, что у нас руководители предприятий и федеральные чиновники используют это как хороший повод, что называется, сдвинуть проекты вправо. Увы, у нашего Роскосмоса ныне два главных союзника: западные санкции и секвестр бюджета. Именно ими оправдываются многочисленные провалы и задержки плановых программ. Роскосмос у нас – как своеобразный "чёрный ящик": находясь снаружи, трудно разобраться, что там происходит внутри. Понятно, что тому есть объективная причина - секретность, но очень много и субъективных причин такой закрытости. А публичное лицо у Федерального агентства сейчас фактически одно, и мы его знаем.

Но это касается не совсем чистых игр с госбюджетными деньгами. А те, кто работает в отрасли по коммерческим проектам, конечно, не будут пользоваться такими удобными поводами, как коронавирус, и приложат все силы и смекалку, чтобы сроки проектов не пострадали.

Вообще, нынешний глобальный кризис, который вызвал один маленький вирус, должен заставить нас, землян, пересмотреть вектор своего развития, в основе которого – расширенное рыночное воспроизводство, а в качестве идеала – общество сверхпотребления. Пересмотреть, в том числе, вернувшись к движению за пределы планеты, к некоммерческой идеальной составляющей космонавтики – той дороге, на которую мы встали 70 лет назад, но потом с неё сошли. А двигаться в космос в этой парадигме можно только как человечество в целом, а не как отдельные страны. Такое движение решило бы многие острые проблемы на нашей планете, в том числе экологические. В этом смысле последнее распоряжение Трампа, согласно которому другие планеты "нарезаются" на национальные участки и дальше предполагается экспансия и конкурентная борьба, – исключительно глупо.

Что касается подвижек пусков, то они, конечно, будут, но не столь уж критичные. На самом деле все эти карантины не так уж много добавляют к тем проблемам, которые накопились в нашей космической отрасли. Главная же и самая больная тема – отсутствие стратегической цели развития космонавтики, видения её как национального проекта будущего.

Развитие космического сотрудничества РФ и КНР – в этом тренде. Например, недавнее подписание российско-китайского соглашения по лунной программе. Оно, правда, не слишком обязывающее, похожее больше на декларацию о намерениях. И это трудно назвать стратегическим партнёрством – международное сотрудничество по МКС, скажем, на порядки масштабнее.

Некоторые у нас опасаются в сотрудничестве с Китаем оказаться в роли "младших партнёров", "догоняющих", что, мол, уязвляет нашу гордость первооткрывателей. Но здесь ведь многое зависит от нас самих, от нашего космического целеполагания. У Китая оно есть, а у нас? Коммерческие проекты, такие как спутниковые сети для интернета и связи с орбиты, тоже необходимы, здесь просто нужно считать деньги и просчитывать риски. Но стратегия – это другое: это дальний космос, полёты на планеты. Тому же Роскосмосу сотрудничество с Китаем или ещё с кем-то в таких направлениях, наверное, представляется не столь выгодным, ведь придётся делить пополам бюджеты. К тому же жёстко соблюдать сроки, финансовую дисциплину. Всё становится "прозрачным", а от этого у нас сильно отвыкли.

Международный космический проект вытянет из болота?

Я вижу несколько направлений, на которых наша космонавтика могла бы сегодня сосредоточиться, чтобы продлить себя в будущее. Это ракетное двигателестроение, в котором мы по-прежнему на передовых позициях. Экспорт наших двигателей под китайские ракеты-носители – почему бы нет? Для освоения Луны в международной кооперации мы могли бы с успехом решать проблему создания грузовой транспортной системы для доставки грузов на Селену. Причём здесь мы могли бы также занять уникальную нишу, развивая космические ядерные двигатели, по которым у нас наработан хороший задел.

Считаю, что альтернативы большим международным программам в развитии космонавтики просто не существует. Программу "Союз – Аполлон" СССР и США начали обсуждать ещё в конце 1960-х, когда отношения между двумя странами были едва ли лучше, чем сегодня. Шла холодная война, в памяти был Карибский кризис, обострение после ввода наших войск в Чехословакию. И тем не менее проект продвигался и был подписан во время визита Никсона в Москву. А в дальнейшем он сыграл большую роль в "разрядке напряжённости", взаимополезном сотрудничестве, несмотря на сохраняющееся противоборство двух систем.

И я вот думаю: почему бы сегодня Владимиру Путину не предложить Дональду Трампу новый совместный мощный космический проект? Да, именно сегодня, вопреки всем накопившимся жёстким противоречиям и обидам, несмотря на бедствия пандемии. Представляете, какой это был бы ход? Смог бы оказаться от него Трамп? Возможно, после этого к проекту подключились бы и все остальные космические державы.

Тут ведь философский такой вопрос: что ставить во главу угла, что есть "телега" и что есть "лошадь"? По стандартной логике лошадь – это экономика и политика, а космонавтика – телега, причём не из первых в обозе. Ну а если попробовать наоборот? Вдруг глобальный космический проект – это и есть та самая "лошадь", которая вытянет человечество из политического, экономического и даже мировоззренческого болота, в котором оно сегодня погрязло?


Ссылки по теме:

Первое преодоление «проклятья Марса»… и последнее

Первое изделие рук человеческих на иной планете

Космонавтика: Будет ли путь на Амальтею?

Обсудить
Читать комментарии
Побег из ада: Как пленный лётчик Девятаев нарушил планы Гитлера Прибыльный бизнес на старческих костях: Что не так с домами престарелых в России
Новости партнёров
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация