Космонавтика: Будет ли путь на Амальтею?

  • Космонавтика: Будет ли путь на Амальтею?

Полёт в космос — уже не чудо. Спутник — не историческое достижение, а просто рабочая машина. Но в фундаменте всей сегодняшней космонавтики подвиг русских учёных, конструкторов, военных навечно зафиксирован в памяти человечества

В культовой в начале 1960-х годов повести «Путь на Амальтею» описывался рабочий, в общем-то, полёт космического корабля на научную станцию на спутнике Юпитера. Какие-то там грузы перевозили, командированных пассажиров — в общем, этакий аналог арктического каботажа с развозом по метеостанциям очередной смены, а также оборудования и продовольствия. Ну и вместо штормов — метеоритные атаки, а вместо попадания в ледяные торосы — падение в атмосферу Юпитера. С героическим преодолением, разумеется.

Космонавтика тогда

Сегодня, в очередной День космонавтики, те представления о будущем можно вспоминать и с ностальгией, и с гордостью. Первый полёт человека в космос был не только символом, но и свидетельством действительно могучего взлёта человечества в зенит своего развития. То, что этот взлёт и этот символ обеспечила и сделала Россия — её заслуга перед человечеством на все времена. Сколь бы ни тщились в дальнейшем американцы затмить это достижение высадкой на Луну — во-первых, это уже всегда второй шаг, то есть следствие. А во-вторых, даже если оставить за скобками всю ту тухлятинку, которой попахивает от этого достижения, это, как видим мы сегодня, не достижение. По орбите Гагарина летают и сегодня. С орбиты Гагарина на человечество проливается целый дождь полезных технологий и услуг. А по Луне никто не ходит. И пользы от неё человечеству ни на грош.

Юрий Гагарин.  Фото: www.globallookpress.com

Космонавтика сегодня

Разговор о пользе космонавтики закономерен и неизбежен. Подвиги на начальном этапе освоения чего-то нового — тоже неизбежность. И предмет для гордости. Но затем всё равно наступает время, когда на передний план выходит нужность. Миф о древних аргонавтах — миф о героях. Но следом за ними пришли торговцы, затем колонисты, и на берегах пугающего когда-то моря выросли древнегреческие города. И с этих берегов моря, названного Понтом Эвксинским, Благоприятным морем, в материковую Грецию вывозилось ежегодно четыреста тысяч медимнов зерна. Почти 17 тысяч тонн в нынешних единицах измерения!

Польза от современной космонавтики подсчитывается регулярно, многими и по-разному. Но все численные или денежные подсчёты — только часть истины, даже если умолчать о том, что цифры эти в разных источниках гуляют на порядок. Но в каких величинах выразить ценность точной навигации? А если с оборонной точки зрения? А ценность орбитальной разведки или того, что эвфемистически называется «дистанционным зондированием земли»? А связь?

И это всё тоже — наш Гагарин.

Но и проблемы нынешней космонавтики — всё в той же пользе. В конце концов, Язон с его аргонавтами отправлялся в неизведанные дали отнюдь не с целью разведать условия на черноморских курортах. Золотое руно им нужно было. Проще говоря, обмениваемая на улучшение условий жизни ценность.

Есть ли такие ценности на Луне? На Марсе? На Венере? Нет. Или мы о них ничего не знаем, или то, что знаем, не оправдывает затрат на их добычу. В отличие, скажем, от той же орбитальной космонавтики, где только от космической медицины на человечество упало немало полезных приобретений. Не говоря опять же про связь и прочие полезности, о которых шла речь выше.

Фото: www.globallookpress.com

Но, разумеется, изучение этих и других планет имеет неоспоримую научную ценность. И значит, исследования их, как и других космических объектов, будут продолжаться. Но уже без напряжения тех сил и средств, как во времена Гагарина, когда ради высшей цели на орбиту запускали целые города. Или сжигали их в случае неудачного запуска. В финансовом, конечно, смысле.

Нет, теперь научная космонавтика развивается в спокойных бюджетных рамках. Отсюда и её успехи — строго в соответствии с отводимыми под это бюджетами.

Космонавтика завтра

Вообще говоря, на Амальтею герои той повести летели зря. Не могло быть там никакой научной станции. По той простой причине, что могучий наш Юпитер обладает и могучим магнитным полем. И оно хотя и не каплевидное, как у Земли, а дисковидное, так же исправно отражает и перенаправляет заряженные частицы космических лучей. Соответственно, вокруг планеты простираются мощные радиационные пояса. Ну что значит «мощные»? Так, обеспечивающие дозу радиации, в 25 раз превышающую смертельную для человека. Да там даже электроны обладают громадной энергией в 20 мегаэлектронвольт! Ставить станцию на Амальтее — то же самое, что сегодня попроситься на экскурсию в Курчатовский институт и залезть там в синхротрон. Масса свежих впечатлений обеспечена…

Правда, знаем мы об этом теперь, а не тогда, так что к писателям претензий нет. И, к сожалению, знаем мы об этом от американцев, а не от наших эксплуатантов автоматических межпланетных станций. В этом смысле — да, не уберегли мы в нашей нынешней России наследие Георгия Бабакина, главного конструктора межпланетных космических аппаратов, при котором мы тоже первенствовали в этой области.

Фундаментальная наука в космосе

Однако и тут не в этом дело.

Дело в необходимости полётов человека к новым целям. К тем, что вне околоземной орбиты. Польза пребывания человека на которой тоже, скажем прямо, уже не очевидна. И ещё меньше польза пребывания человека на Луне, Марсе, Венере. Не говоря уже об Амальтее.

Почему? А что ему там делать? Чем пользу приносить? В обсерватории на звёзды смотреть? Так это только на картине Дейнеки дама в выходном платье, отставив ножку, в окуляр телескопа смотрит, пока оптимистичные ребята на переднем плане ракету то ли шкуркой обхаживают, то ли гайки вручную закручивают. А на деле вон, как только что полученное через пространство в десятки миллионов световых лет изображение чёрной дыры, современные космические открытия базируются не на слабом человеческом зрении, а на планетарной научной и технической базе, на совершеннейшей технике, на терафлопных мощностях суперкомпьютеров.

Чтобы не углубляться в детали, скажем просто: нет сегодня таких наблюдений, которые человек смог бы сделать лучше, чем его приборы. А автоматизация, роботизация и искусственный интеллект не просто заменяют его в процессе наблюдений, а начисто из этого процесса исключают.

Не нужен человек на Амальтее. Ничего он такого не высмотрит на Юпитере, чего не заметили бы автоматы. Не говоря уже про радиационные поля, безвоздушное пространство вокруг, космические излучения, от которых нужно беречь слабое человеческое тело.

А уж какие эпические конфликты способны развязывать люди в условиях скученности, это вы у полярников спросите…

Человек нужен в космосе а) для проведения экспериментов и б) для цивилизационного освоения. Первое понятно: эксперимент — слишком сложная творческая вещь, чтобы его могли спланировать и провести роботы. Но если исключить эксперименты над самим человеком (опять космическая медицина имеется в виду), которые к тому же по большей части уже все необходимые ответы принесли, то основное опять же задумывается на Земле. А на той же МКС роль космонавтов зачастую сводится лишь к обслуживанию. Подчас чисто техническому — сменить датчик, открутить пластину, поставить снаружи контейнер…

Что касается других планет, да даже той же Луны, то там для человека задач сегодня нет. Или это задачи, с которыми справятся автоматы.

Второй пункт — и вовсе далёкое будущее. Ну как цивилизационно осваивать Венеру, когда на ней температура под 500 градусов, давление под сотню атмосфер, а по небу ветер силой в земные 32 балла по шкале Бофорта гоняет облака из серной кислоты? А чтобы на Марсе яблони высадить, надо к нему как-то присобачить парочку планет размером с Луну, чтобы атмосферу удерживать да магнитное поле как-то привить. Чтобы те самые яблони от протонного обстрела Солнцем уберечь.

Фото: NASA images / Shutterstock.com

В общем, и это фантастика. Будем честными, в ближайшие полвека космонавтика будет развиваться так же, как она это делает сегодня: сектор бизнеса — по своим законам, сектор науки — по объёмам выделяемого бюджета, сектор пилотируемый будет ждать новых ракет с новыми двигателями, чтобы полёты в космос стали по управляемости, эффективности и безопасности хотя бы отдалённо сравнимы с полётами авиационными.

Словом, не стоит ждать новых взлётов, сравнимых с гагаринским. Но это лишь с новой силой оттеняет подвиг тех, кто в 1961 году отправил человечество в космос.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

РД-180 великолепен: Илон Маск признал очевидное

Есть и хорошая новость: В чёрную дыру мы упадём уже не живыми

Оставить комментарий

Преподобный Иоанн Лествичник. Православный календарь на 12 апреля Провокации, грузовик и белый порошок: Грязная политика по методу Порошенко
Новости партнёров