Кто тормозит экономику России и США
Фото: www.globallookpress.com
Экономика

Кто тормозит экономику России и США

Президент США Дональд Трамп на этой деловой неделе обозначил главную угрозу для динамичного роста американской экономики. «Врагом» названа Федеральная резервная система США (ФРС) – регулятор, который через политику процентных ставок может как стимулировать, так и дестимулировать развитие.

С аналогичной проблемой столкнулась и российская экономика. Центральный банк страны продолжает жесткую монетарную политику, которая ведет к «удушению» деловой активности и сжатию экономики в целом.

Господин Трамп, как всегда, эмоционально и прямолинейно в интервью Fox Business News заявил, что «его успехам на посту главы государства» постоянно мешают действия Федрезерва, который в США исполняет функции Центробанка.

Дональд Трамп, президент США:

Моя главная угроза - это ФРС. Потому что ФРС повышает ставки слишком быстро, и она слишком независима.

Напомним, на последнем заседании совета директоров ФРС было принято в третий раз за текущий год решение о повышении ключевой ставки на 0,25 п.п. Сейчас ее значение находится в районе 2–2,25%. Свое решение управляющие Федрезервом объяснили тем, что в американской экономике прослеживается положительная динамика: низкий уровень безработицы, растёт число новых рабочих мест, в гору пошла экономическая активность.

В ФРС не скрывают, что и дальше будут повышать ставки. Причем подобное решение, с высокой долей вероятности, будет принято до конца нынешнего года.

Сразу после этих заявлений хозяин Белого дома обрушился с весьма жесткой критикой в адрес регулятора. По мнению Трампа, политика ФРС противоречит его планам по стимулированию экономики страны. Действия Федрезерва, по его словам, ведут к увеличению долговой нагрузки.

Дональд Трамп, президент США:

Я бы предпочел погасить долг. Меня беспокоит тот факт, что им, похоже, нравятся растущие процентные ставки. Их действия - большая ошибка. Они такие жесткие. Я думаю, ФРС сошла с ума.

Несмотря на столь эмоциональный спич господина Трампа, члены Федеральной резервной системы продолжают дискуссию о том, насколько высоко нужно поднимать процентные ставки.

Из протокола Комитета по открытым рынкам ФРС США:

Участники в целом ожидают, что дальнейшее постепенное повышение целевого диапазона ставки федерального финансирования, скорее всего, будет совместимо с устойчивым экономическим ростом, сильным рынком труда и инфляцией около 2% в среднесрочной перспективе.

Очевидно, что глава Федрезерва Джером Пауэлл пытается найти баланс между риском перегрева экономики из-за слишком слабого ужесточения и угрозой подавления экономического подъема в случае форсажного повышения ставки.

Депутаты сохранили себе повышенные пенсии, остальным Кудрин гарантирует нищету

Среди членов совета директоров ФРС превалирует мнение, что инфляция в США останется вблизи целевого показателя в 2%. В протоколе подчеркивается: последние данные по потребительским ценам «соответствовали их ожиданиям, инфляция находится на пути к достижению на устойчивой основе симметричной цели комитета в 2%».

Однако «несколько участников ожидают, что политика должна будет стать умеренно сдерживающей на какое-то время, и ряд из них считает, что будет необходимо временно повысить ставку федерального финансирования выше их оценок ее долгосрочного уровня», подчеркивается в протоколе Комитета по открытым рынкам ФРС США.

Сможет ли президент Трамп добиться успеха в споре с Федрезервом, большой вопрос. Да, часть управляющих склоняется к мнению главы Белого дома, но большинство не скрывает своего желания поднять ставку, чтобы нейтрализовать наметившийся «перегрев» американской экономики.

Дональд Трамп и Джером Пауэлл. Фото: www.globallookpress.com

Казалось бы, в России принципиально иные проблемы, часть из которых спровоцирована антироссийскими санкциями, принятыми Западом. Однако и у нас прослеживается определенная аналогия с происходящим за океаном.

Российский Центробанк продолжает жесткую монетарную политику, которая позволяет достичь т.н. макроэкономической стабилизации, но цена вопроса этого «успеха» весьма ущербна для экономики страны.

Хвалёный таргет инфляции уже привел к резкому падению розничных продаж по причине падения реально располагаемых доходов у населения и сжатия потребительского спроса. Формально сейчас в России исторически низкая инфляция, но вызвана она не перепроизводством товаров и услуг, а сжатием деловой активности.

Бизнес не в состоянии привлекать жизненно необходимые кредитные (оборотные) средства по причине крайне высоких процентных ставок (ключевая ставка ЦБ - 7,5% + маржа коммерческих банков) при исторически низкой рентабельности (в особенности в обрабатывающем секторе с высокой добавленной стоимостью), которая не превышает 3-4%.

«Банки перестали кредитовать экономику и получать проценты по рефинансированию коммерческих банков. Вместо того чтобы давать деньги в экономику, уже второй год их изымают. В совокупности уже изъято более 3 трлн рублей. Я считаю, это нонсенс в области денежно-кредитной политики, когда Центральный банк вместо того, чтобы давать кредиты, как это во всем мире делается, изымает. Потому что ему кажется, что на рынке, как они выражаются, структурный профицит ликвидности», - подчеркнул в интервью Царьграду академик РАН Сергей Глазьев.

 
Фото: www.globallookpress.com

Что это означает для нас, простых людей, и экономики в целом? Чиновникам ЦБ кажется, что у банков слишком много денег, и их надо нейтрализовать. Опасения, скорее всего, связаны с боязнью их перетока на валютный рынок, что создаст дополнительную волатильность и подстегнет спекуляции против рубля. Банкиры могут «не заморачиваться» по поиску новых инвестиционных проектов и финансированию реального сектора отечественной экономики, когда можно  спокойно положить деньги на депозит в Центральном банке под 6% годовых и выше. 

«Если бы они (ЦБ – ред.) этих операций не делали, - продолжает господин Глазьев, - может быть, многие коммерческие банки начали бы брать на себя риски и вкладывать эти, казалось бы, избыточные деньги в развитие реального сектора экономики. Как это банки должны делать, исходя из т.н. трансмиссионного механизма банковской системы».

Германию не обойдём: Кудрин усомнился в способностях Медведева

Академик приводит простой пример: «Предположим, у нефтяников много денег, может, они не знают, куда их вложить, они их держат в банках на депозитах. Банки должны эти деньги трансформировать в инвестиции в других секторах экономики, но они этого не делают».

Почему не происходит трансформация? Потому что Центральный банк завышает процентную ставку. Если регулятор привлекает деньги себе на депозиты под 6%, это означает, что меньше, чем под эти 6%, вы никогда не найдете кредит. Зачем кому-то рисковать, если можно просто за 6% отдать ЦБ?

Эта ущербная логика и привела к фактической стагнации экономики России. Трансформации и инфильтрации «лишних» денег в реальный сектор нет, всё замкнуто в банковской системе под гарантированный процент регулятора. 

 Эльвира Набиуллина. Фото: www.globallookpress.com

«За эти четыре года Центральный банк изъял из экономики более 10 трлн рублей. Это деньги, которые должны были работать в экономике. Они их изъяли. И сегодня превратились в нетто-заемщика. Фактически Центральный банк стал одним из главных тормозов для развития экономики. Потому что он блокирует приток денег в те секторы, где ставка процента ниже ключевой», - заключает господин Глазьев.

Проводимая Центробанком денежно-кредитная политика привела к тому, что отечественная экономика лишилась главного инструмента финансирования инноваций и инвестиций – долгосрочных кредитов. Те сферы, в которых деньги есть, в кредитах не нуждаются, а те отрасли и секторы, с которыми мы связываем научно-технический прогресс, прежде всего машиностроение, наукоемкая промышленность, не имеют доступа к заемным средствам.

Известный специалист по научно-техническому прогрессу Шон Петер еще в 40-е годы прошлого столетия писал, что процент за кредит – это налог на инновации. Высокие проценты – нет инноваций, низкие проценты – бурное развитие высокотехнологичных отраслей.

Финансовые регуляторы, вне зависимости от страны, где они проводят свою политику, заинтересованы в одном – т.н. макроэкономической стабильности. Безусловно, данный факт является положительным, но когда жесткий монетаризм ведет к сжатию деловой активности, а не загруженности производственных мощностей, потребительского спроса, то вместо стабильности можно получить финансово-экономическую пустыню, где балом правят банкиры, а не реальный промышленный сектор.

Фото: www.globallookpress.com

В способностях удушить любую бизнес-активность ФРС США и Центральный банк России очень схожи. Однако за океаном на эту тему идет оживленная дискуссия, у нас же Неглинная (улица в Москве, где расположен главный офис ЦБ – ред.) считает себя последней инстанцией всезнайства.

Результаты их самоуверенности налицо - рост ВВП страны в сентябре вновь замедлился до 1,3% в годовом выражении, а реально располагаемые доходы населения пробили очередное кризисное дно, опустившись еще на 1,5%.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Насколько поднимется цена на бензин: Простая арифметика для Силуанова «Непреодолимая сила» обстоятельств: ЦБ не признает своей вины в девальвации рубля Ослабление рубля: Кто выиграет, а кто проиграет
Загрузка...