Насколько поднимется цена на бензин: Простая арифметика для Силуанова
Фото: Freer/shutterstock.com
Экономика

Насколько поднимется цена на бензин: Простая арифметика для Силуанова

Всё выше и выше стоимость бензина в России. А повышение акцизов на топливо с 1 января 2019 года повлечет за собой новый скачок цен.

Об этом говорится в заключении Счётной палаты на проект федерального бюджета на ближайший трехлетний период.

Из заключения Счетной палаты на проект бюджета России 2019-2021 гг.

Увеличение акциза в 1,5 раза с 1 января 2019 года может вновь привести к резкому росту цен на бензин и потребовать принятия дополнительных компенсационных и сдерживающих мер.

В докладе отмечается, что уменьшение акцизов на бензин с июля позволило только незначительно снизить розничные цены в июле-августе - на 0,2 и 0,3%, соответственно. По мнению аудиторов Счётной палаты, этого было недостаточно, чтобы компенсировать опережающий рост цен, накопленный с начала года. Данный факт также провоцирует дальнейшее увеличение розничных цен на бензин и дизельное топливо.

Первый вице-премьер, министр финансов России Антон Силуанов не ожидает скачка цен на топливо из-за роста акцизов с 1 января следующего года: «У нас предусмотрен механизм отрицательного акциза, который будет передаваться нефтеперерабатывающим компаниям, в результате которого будет скомпенсировано это увеличение нагрузки. В наших планах увеличение цен в рамках инфляции, прогнозов социально-экономического развития, которые представлены вместе с бюджетом в Госдуму».

Между тем, как следует из отчета Росстата, в сентябре производители бензина уже повысили цену на свою продукцию сразу на 10%. Выросли отпускные цены и на другие виды нефтепродуктов: арктическое дизтопливо - на 7,6%, сжиженные пропан и бутан, входящие в состав газомоторного топлива, - на 7%.

Только за прошедшую неделю рост цен на топливо отмечался в 40 регионах России. В Иркутске цены подскочили на 1,9%, Кызыле - на 1,7%, Магадане - на 1,3%. В Москве стоимость бензина в среднем не изменилась, в Санкт-Петербурге - поднялась на 0,2%.

Фото: www.globallookpress.com

Чего ожидать российским автомобилистам и в целом российской экономике? Будет ли резкий скачок цен на топливо или прав господин Силуанов, который считает, что они удержатся на нынешнем уровне?

Об этом мы говорили с ведущим экспертом Союза нефтегазопромышленников России Рустамом Танкаевым и президентом Независимого топливного союза Павлом Баженовым.

Депутаты сохранили себе повышенные пенсии, остальным Кудрин гарантирует нищету

Рустам Танкаев. Я думаю, в данном случае прав Кудрин. Поясню почему. Простой арифметический подсчет показывает, что увеличение НДС на 2% приведет к увеличению цен на бензин на 50 копеек за литр. Дальнейшая реализация налогового маневра и повышение НДПИ с нового года на 5% приведет к тому, что цены на бензин повысятся на 1 рубль за литр. А повышение акциза с 1 января на 4 тыс. 100 рублей, как было опубликовано, приведет к тому, что цены на бензин повысятся на 5 рублей 50 копеек. В сумме все это будет 7 рублей.

7 рублей на литр - это мощный удар и по экономике, и по социальной ситуации в стране. Почему чиновники так спокойны? Они считают, что они введут возвратный акциз.

Юрий Пронько. О чем господин Силуанов и говорит.

Р.Т. Это замечательный, абсолютно новый механизм, который, я так понимаю, работать не будет, скорее всего. Но даже если мы предположим, что бюджет начнет платить налоги своим гражданам, что и есть возвратный акциз, то есть это еще один механизм, который обрушит бензиновый рынок. Причем обрушит его намного вернее.

Фото: www.globallookpress.com

Дефицит бензина в регионах России, да и не только в регионах, и в центре тоже, в значительной мере сейчас компенсируется за счет бодяжного бензина. Бодяжники не будут получать никаких возвратных акцизов. Это очевидно. Производство бодяжного бензина станет абсолютно невыгодным. Соответственно, он с рынка уйдет. Образуется дикий дефицит, и этот дефицит, конечно же, ударит по ценам. И здесь уже никто не будет считать, насколько выросли налоги. Будут считать, насколько не хватает бензина.

Я могу напомнить, что в 2000 году, например, в некоторых регионах России за один день цены поднимались в 2,5 раза.

Ю.П. За один день на 250%?!

Р.Т. Можно поднять прессу тех времен и посмотреть своими глазами. Это не секрет.

Ю.П. Получается, вы прогнозируете ситуацию возникновения а) дефицита топлива и б) должно произойти чудо под названием «обратный акциз», его правильное администрирование, я перевожу на чиновничий язык - и это чудо.

Р.Т. Обратный акциз, так или иначе, убьет бензиновый рынок.

Ю.П. Павел, а вы как считаете?

Павел Баженов. Если мы сравниваем позиции Кудрина и Силуанова, безусловно, элементарная арифметика говорит о том, что Кудрин прав.

Ю.П. Прав в том, что будет резкий скачок цен на топливо?

П.Б. Ситуация и все тенденции говорят о том, что если сложить один плюс один, получается два.

Ю.П. Господин Танкаев так и сделал: 50 копеек, 1 рубль и так далее.

П.Б. Абсолютно верно. Мы еще весной письма направили в профильные органы как общественная организация. Потому что мы все-таки анализируем рынок, анализируем бренды, и есть здравый смысл, какая-то адекватная логика должна быть. Ситуация в том, что Кудрин все-таки не так сильно обременен необходимостью делать популистские политические заявления, поэтому может себе позволить называть вещи своими именами. И оперирует цифрами. От всех остальных мы слышим исключительно популистские заявления. И то, что ситуацию не удержать, нам, как экспертам рынка, очевидно.

Алексей Кудрин. Фото: www.globallookpress.com

Ю.П. Уникальная сложилась для России ситуация. Когда неожиданно, наверное, даже для самого себя, Алексей Кудрин стал ньюсмейкером, который несет не популизм, а реальные цифры и реальные факты. Это дорогого стоит. Вы сказали, что на самом деле из этой ситуации есть выход. И не только через резкое повышение цены.

Р.Т. Есть выход, и он очень простой. Надо отменить акцизы на бензин и дизельное топливо полностью, как было обещано тогда, когда вводили дорожный налог. И отменить, конечно же, возвратный акциз, который является абсолютной экзотикой и, скорее всего, в жизни реализован быть не может.

Германию не обойдём: Кудрин усомнился в способностях Медведева

Это решение в той ситуации, когда у нас очень высокие цены на нефть и бюджет получает огромные дополнительные средства, вполне экономически целесообразное и оправданное. Оно снимет потенциальную угрозу социальному миру внутри страны и снимет ограничения на развитие нашей экономики, которые сейчас есть. Потому что ограничения в результате административного регулирования рынка бензина и дизтоплива возникли очень большие. И как мы из этого положения будем выходить, если цены еще подскочат, я себе не представляю.

Ю.П. Наверняка в Минфине вам возразят: отмена акциза, точнее, его неиндексация в очередной раз, может привести к потере такой-то суммы. Но концептуально я с вами соглашусь. У них уже сейчас профицитный бюджет. Более того, они рапортуют на всех углах, в том числе первым руководителям страны, о том, что профицит составит 1 трлн 600 млрд рублей по итогам года. Такого не было никогда. Ведь возразят?

Р.Т. Да. Но акцизы в бюджет приносят весьма незначительную сумму.

Ю.П. Сколько?

П.Б. Насколько мне память не изменяет, по итогам 2017 года в консолидированном бюджете от акцизов на топливо 300 млрд. Сумма серьезная, но если сопоставим ее с 1,5 трлн, то резерв есть.

Фото: www.globallookpress.com

Ю.П. Вы так лихо 100 млрд убрали из профицита! Вы в Минфине не работали? Обычно они так легко это делают. Но 300 млрд - цена вопроса социальной стабильности.

Р.Т. Абсолютно верно.

Ю.П. Либо, если вы этого не делаете, вы получите обратную реакцию.

П.Б. Напомню, что как раз на демпфирующий актив, на субсидию для нефтяных компаний - я подчеркиваю, не для населения, - субсидия для нефтяных компаний предполагается, потому что возвратный акциз получает переработка, причем системная.

Ю.П. Объясните в двух словах, что такое демпфирующий акциз. С обратным акцизом мы поняли. А это что?

П.Б. Об этом и речь, об обратном налоге. Его получат крупные перерабатывающие предприятия, которые принадлежат нефтяным компаниям. Системный рынок вряд ли его увидит. Соответственно, и сумма, которая предполагается на субсидию, около 600 млрд рублей. Поэтому давайте 300 и 600 сравним, и все станет понятно.

Ю.П. Рустам, из сказанного Павлом может сложиться впечатление, что бенефициарами всего этого процесса являются нефтяные компании. Это так?

Р.Т. Во-первых, нужно признать, что рынок бензина и дизельного топлива в настоящий момент для крупных компаний убыточен. Они дотируют этот рынок за счет других бизнесов.

Ю.П. Это анекдот! В нефтяной, углеводородной сверхдержаве производить бензин убыточно. Хочется сказать тем, кто принимал решение: вы в уме? Это же идиотизм.

Фото: www.globallookpress.com

П.Б. Речь не столько о производстве, сколько о реализации внутри страны. Потому что отправлять на экспорт выгодно. Вот в чем вся красота. Внутри страны сбывать невыгодно. Переработка, розница у нас сегодня находятся в условиях сверхнизкой маржинальности. Понятно, что вертикальная структура позволяет перераспределять доходность и извлекать доходы на продаже нефти.

Ю.П. Но вертикально интегрированные компании не для этого создавались, чтобы вот так перекрестно перекрывать те потери, которые фактически им навязаны.

Р.Т. Конечно. Поэтому они снижают производство бензина и всячески стремятся на экспорт. Я посмотрел цифры, свежие данные по привлекательности внутреннего и внешнего рынка. Поставка бензина на экспорт приносит на 11 рублей на литр больше, чем поставка на внутренний рынок. Я специально пересчитал рубли на литр, потому что народу так понятнее.

При этом убытки, которые компании несут, различны в зависимости от региона и от того, какая компания. У всех своя экономика. Но в среднем, если мы посмотрим, убыток где-то на уровне 1 рубля.

Рынок топлива: новый рост цен гарантирован

Ю.П. То есть с каждого проданного литра нефтяные корпорации, в том числе вертикально интегрированные компании, в минус себе записывают рубль.

Р.Т. Они компенсируют за счет других видов нефтепродуктов.

Ю.П. Это же решение не нефтяных компаний. Оно им навязано.

Р.Т. Конечно.

Ю.П. По сути, они являются заложниками безмерных аппетитов правительства России. Бюджетной экономики.

Рустам, я хочу понять, заявление Силуанова - я не могу сказать, что он популист, тем не менее, он гарантирует, что роста цен не будет. Это безответственное заявление? Это заявление в моменте?

Р.Т. Есть определенные правила игры для правительственных чиновников. И самым главным правилом является то, за что они получают деньги и что их стимулирует. Деньги они получают не за социальный мир, не за развитие российской экономики, а за наполнение государственного бюджета. За исполнение доходной и расходной части.

Ситуация, в которой сейчас находятся чиновники, требует от них, чтобы они делали такого рода заявления, чтобы утихомирить каким-то образом народ. Задумываться о том, что будет через два-три месяца, наверное, это лишнее для чиновника.

Антон Силуанов. Фото: www.globallookpress.com

Ю.П. Меня ваши слова удивляют, потому что я всегда считал, что люди, которые занимаются государственным управлением, тем более бюджетным управлением, тем более денежно-кредитной политикой и регулированием такого важного направления, как рынок топлива в целом, они горизонт планирования должны иметь не 2-3 месяца, а 6-10-15-20 лет.

Р.Т. Они планируют на 3 года сейчас. На самом деле негативные процессы, которые идут в нашей экономике, в социальной сфере, очевидны для всего населения, и они, безусловно, вызывают уже сейчас протестные настроения. Например, люди перестали ездить в соседние регионы, им просто не хватает денег на бензин, несмотря на то что у нас самый дешевый бензин в Европе, но у нас одновременно и самые низкие зарплаты.

Не хватает денег на то, чтобы перевозить товары в глубинку. В результате, чем дальше вы уезжаете в глубинку, тем беднее ассортимент магазинов. Причем сейчас доходит до того, что нет предметов первой необходимости. Перевезти что-то на большое расстояние, когда у вас кузов неполон, а в нем лежат 2-3 коробки, абсолютное экономическое безумие. Или нужно поднимать цены таким образом, что просто эти товары никто не будет покупать.

Ю.П. Росстат сделал официальное заявление о том, что в сентябре реально располагаемые доходы наших соотечественников еще снизились в годовом выражении на 1,5%. Круг замыкается.

Р.Т. Да, это так. Ситуация достаточно критическая. По всей видимости, нашим чиновникам, помимо заявлений, нужно делать конкретные шаги. Сейчас, когда еще это возможно, их можно делать более-менее спокойно. Когда придется отыгрывать критическую ситуацию, потери для всего нашего экономического пространства окажутся значительно больше.

П.Б. Еще имеет место вера в безграничные возможности ручного управления. У нас же, чуть что, «здесь заморозим, здесь не пустим, здесь заставим».

Ю.П. Но в отношении крупных вертикальных компаний - хотя я считаю, что в отношении них играть можно до определенной черты, после которой и нефтяники зададутся вопросом, - зачем им этим заниматься.

Фото: www.globallookpress.com

Понятно, что они не уйдут в сторону, не исчезнет «Роснефть», «Газпром», «Новатэк» и так далее. Но рентабельность снижается, возможности снижаются, и самое главное - снижается инвестиционная активность. Это корреляция, которую знают первокурсники экономических и финансовых факультетов любого госуниверситета.

Но это одна из ситуаций. Я неспроста об этом заговорил. Павел, вы нас кошмарите тем, что если этот процесс, который идет, будет продолжаться, то независимых игроков будет все меньше и меньше. Бодяжный бензин перестанут делать, господин Танкаев сказал, что эта опция вообще отойдет в ноль. Что дальше?

«Печатный станок» на полную мощность: Набиуллина вновь спасает «своих пацанов»

П.Б. Эта политика целый сектор пускает под нож, независимую переработку.

Ю.П. Сколько в секторе работает людей?

П.Б. Если брать розничный сектор, порядка 100 тысяч человек. 

Ю.П. Если данная политика будет продолжаться, эти 100 тысяч окажутся безработными?

П.Б. Безусловно.

Р.Т. Это означает, что безработными окажутся намного больше людей.

П.Б. Ведь это мультипликативный эффект. Это же карточный домик. Когда рушится одно предприятие, целая цепочка возникает: не платит, не возвращает, и поехали дальше.

Р.Т. 60% АЗС в стране принадлежит независимым компаниям, только 40% АЗС принадлежит вертикально интегрированным. В результате во многих регионах на независимых АЗС держится вся поставка топлива и населению, и промышленности.

 Фото: www.globallookpress.com

Если крупные предприятия могут обеспечиваться из каких-то центральных регионов, то маленькие этой возможности не имеют. Поэтому, если экономические рычаги приведут к такому, что независимые АЗС уйдут с рынка, это будет означать дикий дефицит бензина и ликвидацию малых и средних предприятий. В конечном итоге - безумные скачки цен, о которых я говорил и которые уже были в нашей новейшей истории, это никакая не экзотика. И это может повториться.

П.Б. Это уже не топливный дефицит, а инфраструктурный. Просто инфраструктурная катастрофа.

Ю.П. Ситуация не патовая и не фатальная. Есть реальные рычаги даже для тех, кто твердит о свободном рынке. Так пользуйтесь этими механизмами. Не придумывайте новации под названием «обратный акциз». Один раз нам уже сказали: либо акцизы - либо транспорт. Так держите свое слово! Отменяя транспортный акциз, вы потеряете около 300 млрд рублей, но при профиците в 1 трлн 600 млрд социальная стабильность – гораздо более важный аспект.

P.S. На 15 октября средняя стоимость литра бензина в России составила 43,34 руб. Дизтопливо в среднем по стране можно было купить за 44,81 руб. По оценке Росстата, за месяц цена на топливо выросла на 10%. 

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Сколько будут стоить гражданам России новации кабмина Кто в России главный? Академик Глазьев о роли Минфина в развитии страны «За себя и за того парня»: Кудрин и Ко хотят переложить долги за ЖКХ на добросовестных плательщиков
Загрузка...
Загрузка...