Как белая Добровольческая армия отбила русский Харьков у советской Украины

  • Как белая Добровольческая армия отбила русский Харьков у советской Украины

Ровно сто лет назад, в июне 1919 года войска белой Добровольческой армии освободили Харьков, одержав крупнейшую победу над большевиками

В период Гражданской войны 1918–1920 гг. крупнейший промышленный центр Юга России Харьков оказался в эпицентре противостояния. За два года губернский город успел стать столицей сразу двух государственных образований – Донецко-Криворожской республики и Украинской советской республики, а также побывал под контролем сразу нескольких противоборствующих сил.

Столица двух государств

После Октябрьского переворота в Петрограде и свержения Временного правительства в Харькове возник вакуум власти. С одной стороны, продолжала функционировать городская дума, с другой – действовал Харьковский совет, в котором сначала преобладали меньшевики и эсеры, но затем их вытеснили большевики во главе с Фёдором Сергеевым (Артёмом), с третьей – свою власть на Слобожанщину пытались распространить украинские самостийники в лице киевской Центральной рады. 7 (20) ноября 1917 года Центральная рада издала III Универсал, провозгласив создание так называемой Украинской народной республики (УНР), в состав которой была включена и Харьковская губерния.

Однако вакуум власти продлился недолго. Уже 24 ноября (6 декабря) 1917 года Харьковский совет объявил Центральную раду нелегитимной, признал единственной законной властью в стране большевистский Совнарком и потребовал немедленного созыва Всеукраинского съезда Советов. В начале декабря в Харьков из Петрограда, Москвы и других городов Центральной России стали прибывать революционные отряды красногвардейцев и матросов под общим командованием большевика Владимира Антонова-Овсеенко. Нелояльно настроенные по отношению к большевикам военные части, из которых наиболее внушительной силой был 29-й отдельный бронедивизион, были разоружены. И 9 (22) декабря 1917 года в Харькове впервые была установлена большевистская власть.

Антонов-ОвсеенкоВ. Антонов-Овсеенко. Фото: www.globallookpress.com

В конце 1917 – начале 1918 года Харьков стал плацдармом и центром сосредоточения большевистских сил, направленных для подавления выступившего против Совнаркома донского атамана Алексея Каледина и киевской Центральной рады, провозгласившей 9 (22) января 1918 года независимость УНР. 12 (25) декабря 1917 года на прошедшем в Харькове I Всеукраинском съезде Советов было объявлено о создании альтернативной Украинской народной республики Советов (УНРС). После того как 26 января (8 февраля) 1918 года большевистские войска, возглавляемые бывшим прапорщиком Михаилом Муравьёвым, штурмом взяли Киев, ЦИК УНРС, прозванный в харьковской печати «Цикукой», переехал в «Матерь городов русских».

В Харькове же состоялся IV областной съезд Советов Донкривбасса, провозгласивший 30 января (12 февраля) 1918 года образование Донецко-Криворожской республики. Председатель Совнаркома ДКР Артём заявил о твёрдом намерении Донкривбасса находиться в составе советской России, что вызвало недовольство у «Цикуки», рассматривавшей Харьков и Донбасс как часть Украины. Именно тогда в споре с представителем «Цикуки» Николаем Скрипником Артём произнёс поистине пророческую фразу: «Сепаратисты не мы, а вы!», обвинив правительство советской Украины в намерении отколоться от России.

Однако новообразованные советские республики в Харькове и Киеве просуществовали недолго. После подписания большевиками Брестского мира с Германией и Австро-Венгрией 3 марта 1918 года немцы оккупировали Малороссию, а затем и Новороссию. Более-менее организованное сопротивление германским войскам оказала лишь Донецко-Криворожская республика. Однако силы были слишком неравны, и 8 апреля 1918 года после двухнедельных боёв немцы заняли Харьков.

Под немцами и самостийниками

С апреля по ноябрь 1918 года, будучи под фактическим контролем немецких войск, Харьков входил в состав марионеточной «Украинской державы» гетмана Павла Скоропадского. При этом в городе активно работал вербовочный центр русской Добровольческой армии во главе с Борисом Штейфоном, через который в Добрармию были отправлены порядка 800 человек. В их числе была группа офицеров-кавалеристов 10-го гусарского Ингерманландского полка во главе с его командиром Иваном Барбовичем, впоследствии ставшим видным военачальником Белого движения.

СкоропадскийГетман П. Скоропадский. Фото: www.globallookpress.com

О настроениях большинства харьковчан в то время свидетельствует и тот факт, что Харьков стал одним из первых русских городов, где в июле 1918 года при большом стечении народа митрополитом Антонием Храповицким были отслужены заупокойная литургия и панихида по расстрелянному большевиками императору Николаю II.

После ухода немцев в ноябре 1918 года Харьков на непродолжительное время оказался под властью украинских самостийников (или, как их тогда называли, гайдамаков) из Запорожского корпуса Петра Болбочана. При этом подчинение Болбочана петлюровской Директории УНР носило в значительной степени номинальный характер. Слишком амбициозным был бывший капитан Русской императорской армии, за что позднее и поплатился жизнью, будучи расстрелянным по приказу Петлюры. Между тем идей самостийной Украины харьковчане, равно как и киевляне, одесситы и жители других крупных городов Юга и Юго-Запада России, не воспринимали. Среди рабочих были очень сильны пробольшевистские настроения. Как следствие, в канун нового 1919 года в Харькове вспыхнуло большевистское восстание. Петлюровцы вынуждены были бежать из города, куда уже 3 января вступили подразделения 2-й Украинской советской дивизии Красной армии.

Красный террор в Харькове

После восстановления большевистской власти в Харьков вернулось правительство советской Украины во главе с Григорием Петровским и Христианом Раковским. А вот Донецко-Криворожскую республику распустили сами же коммунисты. Вопреки мнению однопартийцев из Харькова и Донкривбасса, Ленин сделал ставку на создание формально независимой и союзной России советской Украины. Впрочем, это уже совсем другая история.

Период пребывания большевиков в Харькове ознаменовался жёстким красным террором в отношении всех тех «классово чуждых» лиц, в ком ленинская партия видела своих злейших врагов – офицеров, священнослужителей, представителей интеллигенции. Непосредственным осуществлением террора занималась Харьковская ЧК, которую возглавлял бывший дезертир Степан Саенко. О его жестокости ходили страшные легенды. Одурманенный кокаином и морфием, «комендант смерти» Саенко лично расстреливал и рубил саблей арестованных. Ещё одним из любимых занятий палача было снимать «перчатки» с человеческой руки. По информации историка С. П. Мельгунова, одна из таких «перчаток» впоследствии демонстрировалась большевиками на одной из московских выставок якобы как образец зверств белогвардейцев.

Точное количество жертв большевистской «чрезвычайки» в Харькове весной-летом 1919 года достоверно установить сложно. По показаниям очевидцев, незадолго до взятия города белогвардейской Добровольческой армией ежедневно число замученных и казнённых харьковскими чекистами достигало ста человек и более. Не случайно с приближением белых в городе началось активное антибольшевистское восстание.

ЧКЖертвы «чрезвычайки» в Харькове. Фото: www.globallookpress.com

Как «Товарищ Артём» стал «Полковником Туцевичем»

К маю 1919 года Вооружённые силы Юга России во главе с генералом Антоном Деникиным представляли собой серьёзную и внушительную силу, которая от активной обороны на Северском Донце и Дону перешла в решительное наступление на харьковском и царицынском направлениях. Успехам белогвардейцев способствовало и полное разложение красного Украинского фронта. Ранее в процессе разгрома петлюровщины примкнувшие к красным самостийные «батьки» и «атаманы» теперь поднимали антисоветские восстания, буквально обрушившие красный фронт. Самыми крупными были выступления Николая Григорьева и Нестора Махно. На Дону в тылу восьмой и девятой армий Южного фронта бушевало Вёшенское восстание казаков, выступивших против расказачивания и террора. Всё это способствовало успеху наступления белогвардейцев, которые уже в начале июня 1919 года завладели Донбассом.

К 20 (7) июня 1919 года Добровольческая армия под командованием генерала Владимира Май-Маевского вышла на подступы к Харькову. Непосредственно на город со стороны Изюма и Балаклеи наступали 3-я пехотная (будущая Дроздовская) дивизия генерала Витковского и Сводно-стрелковый полк полковника Гравицкого. Корниловцы и марковцы 23 (10) июня заняли Белгород. Между Белгородом и Харьковом, отрезая красным путь к отступлению, оперировала 1-я Терская дивизия Топоркова.

ДроздовскийМ. Дроздовский. Фото: www.globallookpress.com

Утром 24 (11) июня элиты Белого движения – легендарные дроздовцы, прибывшие из Изюма на помощь понёсшему большие потери Сводно-стрелковому полку, – атаковали красных и погнали их до станции Основа. По воспоминаниям командира Офицерского батальона Дроздовского полка полковника Антона Туркула, внезапным порывом они ворвались в город и захватили в плен строившийся на плацу батальон красных.

В центре Харькова произошёл бой, ставший легендой как для белых, так и для красных. Дроздовцы были атакованы одиночным красным броневиком «Товарищ Артём» из Автобронедивизиона особого назначения. После непродолжительного боя в результате неудачного манёвра на Старомосковской улице (ныне – Московский проспект) броневик упёрся в столб электрического фонаря и застрял. Его экипаж во главе с чекистом Юзефом Станкевичем, помощником сбежавшего из города садиста Саенко, и четырьмя матросами укрылся на чердаке одного из ближайших домов. Как вспоминал Туркул, красных выдал один старый еврей. Их взяли живыми и после непродолжительного допроса расстреляли. Взятый же дроздовцами броневик получил новое название «Полковник Туцевич» в честь погибшего несколькими днями ранее при взятии Лозовой командира 1-й дроздовской батареи полковника Вячеслава Туцевича.

В течение дня были подавлены последние очаги сопротивления красных в районе Холодной горы. 25 (12) июня 1919 года красный отряд во главе с большевистским комендантом города Александром Пархоменко предпринял попытку вернуть город, но потерпел поражение. Харьков был окончательно занят войсками Добровольческой армии. Под перезвон колоколов многие жители города с цветами и трёхцветными русскими флагами встречали добровольцев, видя в них освободителей от ужасов красного террора. Этот факт упоминает в своих мемуарах и командир красного Автобронедивизиона Алексей Селявкин (которому подчинялся экипаж захваченного белыми броневика «Товарищ Артём»).

Чужой среди своих: как белая разведка переиграла Троцкого

Люди старшего поколения наверняка помнят культовый советский фильм «Адъютант его превосходительства», главным героем которого был внедрённый к белым чекист Павел Кольцов, ставший адъютантом командующего Добровольческой армией генерала Ковалевского (в реальности – Май-Маевского), штаб которого как раз находился в Харькове. В конце фильма Кольцов жертвует собой, уничтожая литерный поезд с английскими танками, которые были необходимы белым для наступления на Москву.

Многие люди, интересующиеся историей Гражданской войны, знают, что у Кольцова был реальный прототип – Павел Макаров, который в действительности служил адъютантом Май-Маевского. Впоследствии он перебежал к красным и активно партизанил против белых в Крыму, что позволило ему избежать ответственности за службу в Добрармии. В середине 1920-х Макаров написал воспоминания, в которых и появилась ничем больше не подтверждённая легенда о том, что он случайно оказался у белых и всё время своего пребывания в их рядах оказывал услуги большевистскому подполью. Советские сценаристы, используя Макарова в качестве прототипа, придумали совсем другую историю, в которой в стане белых под видом адъютанта его превосходительства действует специально внедрённый красный разведчик. Добавим, что уже в наши дни сценарист «Адъютанта его превосходительства» Игорь Болгарин выпустил целую серию из восьми книг с дальнейшей историей спасшегося из белогвардейской разведки Павла Кольцова.

ХарьковФото: www.globallookpress.com

Однако немногие знают о том, что похожая история действительно имела место, только с точностью до наоборот. В апреле 1919 года в штаб 2-й Украинской советской армии под видом военспеца подполковника Захарова был внедрён офицер Добровольческой армии полковник Алексей Двигубский. Согласно отчёту агента, он сначала состоял секретарём для особых поручений при красном командарме Анатолии Скачко, тоже бывшем офицере, которого Двигубский-Захаров шантажировал раскрытием его контрреволюционного прошлого. Затем на талантливого военспеца обратил внимание командующий Украинским фронтом Антонов-Овсеенко. Довелось ему делать доклады и лично председателю Реввоенсовета Льву Троцкому. Двигубский-Захаров сделал всё для того, чтобы оттянуть как можно большее количество красных войск из Донбасса, где наступала Добровольческая армия. Под его контролем печатались и распространялись многочисленные прокламации и воззвания о необходимости оказания помощи советской Венгрии. Также белогвардейский агент организовал несколько неудачных операций против румынских и петлюровско-галицких войск, а затем в докладе Троцкому обвинил в провале Антонова-Овсеенко, что привело к его смещению и расформированию Украинского фронта как такового.

Одновременно Двигубский руководил Харьковской подпольной добровольческой организацией, и накануне вступления в город белых организовал антисоветское восстание, в котором приняли участие, в том числе, недовольные советской властью харьковские рабочие. Восставшие напали на «чрезвычайку», освободив 45 арестованных, посеяли хаос в рядах большевиков, а затем, захватив большое количество оружия, в том числе пулемёты, отступили за город, где соединились с белыми казаками 1-й Терской дивизии генерала Топоркова.

Утерянная победа

За пять с половиной месяцев белогвардейской власти жизнь в Харькове оживилась. Была восстановлена работа городской думы, возобновлён выпуск закрытых красными печатных изданий. 28 (14) июня в Харьков прибыли главком Вооружённых сил Юга России генерал Антон Деникин и командующий 1-м армейским корпусом Добровольческой армии генерал Александр Кутепов. На площади перед Никольским собором состоялся парад добровольческих войск.

ДеникинА. Деникин. Фото: www.globallookpress.com

Операции по освобождению Харькова (25 июня 1919 года) и Царицына (30 июня 1919 года) стали крупнейшими военно-политическими успехами Белого движения на Юге России. Окрылённый этими победами главком ВСЮР Деникин 3 июля (20 июня) 1919 года издал свою самую известную директиву, предписывавшую наступление на Москву. Кроме того, взятие Харькова обеспечило значительный приток добровольцев в белые ряды. Так, по словам генерала Деникина, если в середине мая 1919 года во время боёв за Донбасс Добровольческая армия насчитывала 9600 человек боевого состава, то после взятия Харькова к 3 июля (20 июня) – уже 28 тысяч человек. А ко 2 августа (20 июля) 1919 года, после овладения Екатеринославом и Полтавой – уже 40 тысяч. В частности, в Харькове в августе 1919 года были сформированы 3-й Корниловский ударный полк и ряд других белогвардейских частей.

…Под трёхцветным русским флагом Харьков пробыл менее полугода. После неудачного наступления на Москву, закончившегося поражением под Орлом и Кромами, Вооружённые силы Юга России начали поспешное отступление. И 12 декабря 1919 года Харьков был взят красной Латышской стрелковой дивизией и 8-й кавалерийской дивизией Червонных казаков и вновь вошёл в состав советской Украины, пробыв до 1934 года её столицей.


Ссылки по теме:

Белый генерал Русской смуты

Русская кровь: 100 лет назад большевики начали расказачивание

Лев Троцкий: Революция как война, на которой все средства хороши и террор особенно

Оставить комментарий

Пустая угроза: Почему Трамп не сможет уничтожить Иран «Армия-2019»: Не так много нового, но...
Новости партнёров
Загрузка...