По следам героев Шолохова: Как начиналось расказачивание Тихого Дона

  • По следам героев Шолохова: Как начиналось расказачивание Тихого Дона

Оргбюро ЦК РКП (б) 24 января 1919 года принимает директиву «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах». Этот зловещий документ, подписанный правой рукой Ленина Яковом Свердловым, положил начало политике уничтожения казачества

Революционные потрясения 1917 года коренным образом изменили прежний жизненный уклад казачьего сословия. С одной стороны, его также не миновала социальная дифференциация. С другой стороны, крайне острый характер приобрёл вопрос о земельных отношениях между казачьим и крестьянским (как коренным, так и иногородним) населением. 

Так, в Области Войска Донского — при относительно равной численности казачьего и крестьянского населения — в пользовании казаков находилось 15 миллионов десятин земли. Донским крестьянам же принадлежало 3,5 миллиона десятин. Изданный большевиками сразу же после Октябрьского переворота «Декрет о земле» провозглашал уравнительное землепользование, что в целом отражало чаяния основной массы иногороднего населения и подрывало экономические и сословные привилегии казачества. Этот фактор в значительной степени обусловил жестокость и продолжительность гражданской войны в казачьих областях, ставших плацдармами для контрреволюционных антибольшевистских сил.

Большевики на Дону

Многие лидеры большевиков негативно относились к казачеству, считая его «опорой самодержавия» и одним из наиболее реакционных сословий. Между тем основная масса казачества изначально не видела в большевиках угрозы своему существованию. Многие вернувшиеся с фронта Первой мировой станичники изначально держались нейтралитета. Лишь небольшая часть казаков изначально примкнула к какой-либо из сторон в разгоравшейся гражданской войне.

Так, партизанский отряд Василия Чернецова, составлявший основу военных сил донского атамана Алексея Каледина, насчитывал всего около 200 человек — в основном не нюхавшей пороху учащейся молодёжи в возрасте от 15 до 20 лет. А после захвата большевиками донской столицы Новочеркасска в Степной поход в сальские степи вместе с атаманом Петром Поповым ушли лишь немногим более 1700 казаков.

КалединАтаман А. Каледин. Фото: www.globallookpress.com

Фактически в начале 1918 года основная масса казачества позволила большевикам без серьёзного кровопролития установить свою власть на Дону. Часть казаков малоземельных верховых округов открыто заявила о поддержке новой власти, созвав 10 (23) января в станице Каменской съезд фронтового казачества, на котором был образован Донской казачий военно-революционный комитет во главе с казаками-большевиками Фёдором Подтёлковым и Михаилом Кривошлыковым. Попытки же объявленного Совнаркомом вне закона Каледина мобилизовать казаков не привели к желаемым результатам. 29 января (12 февраля) 1918 года донской атаман покончил жизнь самоубийством.

«Казачество осталось глухо к призыву своего атамана, того атамана, которого оно ещё так недавно отказалось пустить в ставку, предохраняя его от самосуда черни. Он погиб, показав Дону пример честной и безупречной службы», — напишет в своих воспоминаниях начальник разведывательного и оперативного отдела штаба белогвардейской Донской армии, полковник Владимир Добрынин.

Протяжно гудит старый соборный колокол: ещё недавно звал он на вольный круг, а теперь звонит он по душе атамана Алексея Каледина, — писал впоследствии расстрелянный большевиками глава Донского Войскового правительства, "Донской Баян" Митрофан Богаевский. — Но говорят и другое: "Звонит похоронный колокол по донскому вольному казачеству". 

Пролог к расказачиванию

То, что происходило на Дону в 1918 году, ещё не было расказачиванием как таковым — скорее его прологом. Но последовавшие с началом весны попытки насильственного передела казачьей земли, которые зачастую проводились большевиками с привлечением отрядов красной гвардии с акциями запугивания и разоружения неблагонадёжных казачьих станиц, привели к началу мощного антисоветского восстания. Сил, чтобы подавить его, у большевиков не было.

В начале мая к границам Донской области подошли германские войска, а восставшие казаки совместно с двигавшимся из Румынии на соединение с белогвардейской Добровольческой армией отрядом полковника Михаила Дроздовского выбили большевиков из Новочеркасска.

ДроздовскийМ. Дроздовский. Фото: www.globallookpress.com

Так называемое правительство Донской советской республики во главе с уже упомянутыми выше Подтёлковым и Кривошлыковым организует экспедицию в верховые округа с целью проведения мобилизации казаков в Красную армию. Однако в районе хутора Калашников их окружают и разоружают повстанцы. 11 мая 1918 года по приговору военно-полевого суда Подтёлков и Кривошлыков были повешены, а 78 сопровождавших их казаков расстреляны.

Трагедия казачества

Впоследствии участие в уничтожении экспедиции Подтёлкова станет отягчающим обстоятельством во время расказачивания, последовавшего после директивы Оргбюро ЦК РКП (б) от 24 января 1919 года.

Измена

Летом 1918 года казаки под руководством атамана Петра Краснова сформировали 50-тысячную Донскую армию и очистили от большевиков Область Войска Донского, значительно выйдя за её пределы в Воронежской и Саратовской губерниях. Трижды они подступали вплотную к Царицыну — «красному Вердену», однако овладеть этой большевистской твердыней им так и не удалось. Одной из причин военного характера, повлёкших неудачу белых казаков под Царицыным, было появление у красных крупных кавалерийских соединений. В числе их организаторов были как иногородние жители Дона Борис Думенко и Семён Будённый, так и выходцы из казаков — Филипп Миронов, Михаил Блинов, Иван Колесов, которые увлекли за собой немалое количество станичников, поддавшихся большевистской пропаганде. Однако доверия к казакам со стороны красных вождей это не прибавило.

КрасновП. Краснов. Фото: www.globallookpress.com

Так, руководивший обороной Царицына Иосиф Сталин в одном из своих писем Ленину объяснял сложившуюся неблагоприятную обстановку и сдачу целого участка имевшей стратегическое значение железнодорожной линии Царицын — Поворино «казачьим составом войск Миронова». Дескать, красные казаки «не могут и не хотят вести решительную борьбу с казачьей контрреволюцией» и целыми полками переходят на сторону Краснова.

Колебания основного числа казаков и переходы то на одну, то на другую сторону действительно носили во время гражданской войны массовый характер. Читателю достаточно вспомнить, сколько раз воевал то за белых, то за красных, то за повстанцев главный герой «Тихого Дона» Григорий Мелехов. В то же время это и обусловило жестокость большевиков по отношению к казакам.

А началось всё после того, как один из лучших донских казачьих полков — 28-й «Непобедимый» — в канун Рождества 1919 года оставил свои позиции в Воронежской губернии и самочинно ушёл с фронта домой, в окружную станицу Вёшенскую Верхне-Донского округа.

Бросили фронт, явились в Вёшенскую станицу, учредили там советскую власть и решили там спокойно жить, так как красные, с которыми был подписан мирный договор, обещали в станицы не входить, а уж грабежей, конечно, ни в коем случае не учинять,

— писал современник в издававшемся в Ростове-на-Дону белогвардейском еженедельнике «Донская волна».

С одной стороны, открытие фронта казаками стало следствием большевистской пропаганды, осуществляемой Донбюро РКП (б). Отметим, что именно этот орган уже скоро станет основным проводником политики «расказачивания». С другой стороны, сыграло свою роль ухудшение материального снабжения и крайнее нежелание казаков воевать за пределами Области Войска Донского. Возглавил это выступление против атамана Краснова казак хутора Рубежного станицы Еланской Яков Фомин. В 1921 году амбициозный Фомин встанет во главе уже антибольшевистского восстания, которое будет описано Михаилом Шолоховым в заключительной книге «Тихого Дона», и погибнет при его подавлении. Пока же открытие казаками фронта привело к тому, что большевистские войска продвинулись вперёд аж до Северского Донца, взяв под свой контроль верховые округа Области Войска Донского.

Тихий ДонКадр из фильма реж. С. Герасимова «Тихий Дон». Фото: www.globallookpress.com

Расказачивание

«...Террор... и стрепеты взлетают,
Террор... И льётся в балках кровь,
И псы испуганные лают над грудой трупов без голов
Доносы, казни, выселения, на лицах горькое тавро
Но поголовным истреблением грозится снова Донбюро
…Ревкомы действовали твёрдо, держали в страхе весь народ
— Лампасы прочь! И сразу в морду
Не хочешь спорывать — в расход!
Вели на баз, у старой груши расправу скорую чинить
Чтоб этот быт святой порушить, чтобы Свердлову угодить!
Сквозь окровавленные тернии в пустующие курени
Крестьян Воронежской губернии сгоняли яростно они.
А в камышах смолкали птицы и у красных отмелей реки
И хмурились в чужих станицах воронежские мужики...»

(Сухорученко Г. Багровый ковыль. Цит.по: Кислицын С.А. Государство и расказачивание 1917-1945 гг. Учебное пособие по спецкурсу. Ростов-на-Дону, 1996. С.4)

Подписанная Свердловым директива Оргбюро ЦК РКП(б) «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах» подоспела как раз к тому моменту, когда станичники разошлись по своим куреням, рассчитывая на прочный мир с большевиками и соблюдение ими всех договорённостей.

Скоро, однако, пришлось разочароваться — явились "гости" и стали грабить, а в ответ на указание, что, мол, подписывали же мы договор, сказали преспокойно: "Подписывали вы договор с коммунистическим полком, а мы — "московского революционного",

— так описывала начало политики расказачивания «Донская волна».

СвердловЯ. Свердлов. Фото: www.globallookpress.com

В первом пункте директивы, положившей начало системному уничтожению казаков, говорилось о необходимости «поголовного истребления» богатых казаков, а также тех из них, которые прямо или косвенно принимали участие в борьбе с советской властью.

Отметим, что откровенно изуверское указание центральной власти на местах приобретало ещё более садистский характер. Ведь в ревкомах, выносивших расстрельные приговоры, зачастую находились местные казаки-большевики — прототипы шолоховского Михаила Кошевого, которые зачастую руководствовались личными мотивами по отношению к своим станичникам. В ходе реализации политики расказачивания имели место расстрелы, в том числе бессудные, казаков и членов их семей, взятие заложников, сжигание заподозренных в «контрреволюционности» станиц, грабежи и незаконные поборы. Так, в станице Мигулинской без суда и следствия были расстреляны 62 казака-старика, а в Морозовской пьяный председатель ревкома Богуславский, впоследствии расстрелянный своими же за «перегибы», убил 64 арестованных казаков.

За каждого убитого красноармейца и члена ревкома расстреливайте сотню казаков, — телеграфировал в ревком Вёшенской один из руководителей Донбюро и организатор красного террора на Дону Сергей Сырцов. — Приготовьте этапные пункты для отправки на принудительные работы в Воронежскую губернию, Павловск и другие места всего мужского населения в возрасте от 18 до 55 лет включительно. Караульным командам приказать за каждого сбежавшего расстреливать пятерых, обязав круговой порукой казаков следить друг за другом.

казакиФото: www.globallookpress.com

Проведение в жизнь подобного рода инструкций стало катализатором нового восстания казаков, центром которого стала окружная станица Вёшенская. Во главе повстанцев встал подхорунжий Павел Кудинов, а 1-ю дивизию восставших казаков возглавил прототип шолоховского Григория Мелехова Харлампий Ермаков. После трёх месяцев жестоких боёв повстанцам удалось соединиться с прорвавшей красный фронт конницей Донской армии Вооружённых сил Юга России. Впрочем, это уже другая история.

В середине марта 1919 года, когда Верхне-Донской округ был уже объят казачьим восстанием, большевистское руководство приостановило выполнение директивы Оргбюро ЦК РКП(б) от 24 января 1919 года. Несмотря на это, взятый курс на ликвидацию казачества как сословия и особой социальной группы не был свёрнут и получил продолжение после того, как в 1920 году вся Донская область вновь оказалась под контролем большевиков. При этом выражался он как в репрессивной политике, жертвами которой стали в том числе многие выдающиеся красные казаки, например, командующий 2-й Конной армией Филипп Миронов, так и в административно-хозяйственных преобразованиях, лишивших казаков земельной собственности и упразднивших Область Войска Донского как самостоятельную административно-территориальную единицу.

Подсчитать же точное количество жертв большевистского расказачивания в принципе невозможно. Если исходить из того, что общие безвозвратные потери донского казачества в Гражданской войне составили 250 тысяч человек (примерно каждый шестой), то итоговое количество погибших может исчисляться десятками тысяч человек.

Как говорится, кровь людская — не водица, проливать не годится. Гражданская война с практикуемыми всеми сторонами беспощадными убийствами, расказачивание, коллективизация, политические репрессии, гонения на Церковь — это трагические страницы нашей истории. Эти уроки необходимо учить и знать, для того чтобы больше никогда не повторять даже сотой доли того, что выпало пережить нашим предкам. К великому сожалению, уроки прошлой братоубийственной войны не были усвоены, и век спустя она вновь вспыхнула в Новороссии и Малороссии, затронув и ту часть Области Войска Донского, которую большевики в 1920-е годы включили в состав Донецкой и Луганской областей советской Украины. Вот уж неожиданное и печальное следствие бесчеловечной политики, отголоски которой продолжают убивать и столетие спустя.


Ссылки по теме:

Как Петлюра и Петрушевич не поделили «соборную» Украину

Реза-хан: русский казак, основавший Иран

Оставить комментарий

Почему США в стратегии разведки объявили главным противником Россию Царское золото: Новый аргумент России в решении вопроса по Курилам
Новости партнёров
Загрузка...