сегодня: 19/11

"Измена, трусость и обман"

Измена, трусость и обман

Как происходило отречение последнего русского монарха и можно ли было его избежать

В 99-ю годовщину отречения императора Николая II +Царьград+ обратился к доктору исторических наук профессору Александру Репникову. Также мы подняли архив газеты "Русское слово" за март 1917 года, чтобы "из первых рук" получить информацию о великой трагедии в истории России.

"Историки до сих пор спорят о том, была ли самодержавием пройдена точка невозврата или же в отречении императора Николая II действительно был некий элемент рокового стечения обстоятельств", – рассказал Александр Репников. – "Россия 1905-1907 гг. пережила сильнейшие потрясения, которые не могли пройти без последствий. Это революция, созыв Думы, изменения политического строя, психологические последствия. Власть испытывали тогда на прочность, искали ее сильные и слабые места, это была, можно сказать, репетиция революции".

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АТАКА НА РУССКОЕ ОБЩЕСТВО

Сознание русского народа последовательно готовили к принятию самой возможности свержения и даже физического уничтожения высшего государственного лица, уверен историк, ведь наша история подобных прецедентов не знала, хотя и были дворцовые перевороты, убийства (например, Павла I). А вот после покушения на Александра II в российских городах начались избиения студентов или тех, кого принимали за них, потому что они "убили царя". В период революции 1905–1907 годов роль подготовки общественного сознания выполняли карикатуры в зарубежных или российских оппозиционных изданиях. На одном из таких рисунков Николай  II, стоя перед зеркалом, видел в нем не свое отражение, а обезглавленного Людовика XVI.

После столыпинских реформ наступила определенная стабилизация, и до 1914 года революционные процессы "ушли на дно", откуда их подняла Первая мировая война. Именно она имела прямое влияние на события 1917 года, послужила детонатором, хотя было бы неверно утверждать, что без войны революция бы нас обязательно миновала. "И все же нельзя смотреть на Февральскую революцию в отрыве от международной ситуации. Иногда мы замыкаемся только на своих, внутрироссийских событиях, понятно, что они нам и ближе, и больнее, но по сути это был процесс, затронувший всю Европу" – подчеркнул Репников.

"Обратите внимание, государь отрекается в пользу Михаила", - говорит историк, - то есть, он передает власть в руки другого монарха, а не Временному правительству, которое действительно временное, и впереди у него закат популярности, грызня между министрами, взлет и падение Керенского и так далее. Да еще на фоне мировой войны. Возможно, будь у Государя более сильная и преданная команда, будь жив Столыпин, все сложилось бы иначе. Но проверить такую догадку уже не представляется возможным".

Вероятно, в тот момент большинство участников событий надеялись, что передача власти как-то поможет стране. С предложениями оставить престол ради спасения России от ужасов анархии и внешнего врага обратились к государю многие военачальники. Хотя были и исключения (граф Келлер, например). Можно предположить, что по крайней мере часть из них сделали это искренне, большинство тех, кто призывал к отречению позже примкнет к Белому движению. Лучше всего происходившее описал сам император в своем дневнике словами "Кругом измена, и трусость, и обман!".

БЫЛ ЛИ ПУТЬ ИЗ ЦАРЕЙ В "ВОЖДИ"?

Должен ли был Николай попытаться бросить вызов судьбе? Это вопрос скорее уровня шекспировской драмы или античной трагедии, полагает Репников.

"Покинуть Россию, когда это еще было возможно, он не захотел. Да и в момент отречения едва ли он предполагал, что все закончится страшным подвалом Ипатьевского дома. Другое дело –  жить, как частное лицо, посвятить себя семье, воспитанию сына", – считает историк.

Репников обращает внимание на то, что в ряде дошедших до нас свидетельств, например, записках В.И.Панкратова, который был с царем в Тобольске, следил за его пребыванием в ссылке и даже в какой-то мере симпатизировал бывшему монарху, отмечается, что, судя по поведению, царь не догадывался о том, насколько трагичная и страшная судьба ожидает семью и его самого.

РАЗДЕЛЕННАЯ СЕМЬЯ

В самый момент отречения монарх и его семья оказываются разделены. Более того, как свидетельствуют газеты, в начале марта все венценосные обитатели Царского села за  исключением Александры Федоровны и великой княжны Марии Николаевны были тяжело больны корью, лежали с высокой температурой. Он великой княжны Татьяны происходящее скрывали до последнего, настолько тяжелым было ее состояние.

Злопыхатели намеренно распространяли непотребные слухи, чтобы ввести народ в еще большее заблуждение и смятение. В "Русском слове" даже вынуждены опубликовать опровержение на них: "Все слухи, распространившиеся в столице о смерти Алексея следует считать ложными"("Больные дети", "Русское слово", № 51, 6.03.1917).

Все же Николай II смог разделить горечь произошедшего со своей матерью, встретившись с ней в Могилеве. "Утром 8-го марта бывший царь вместе со своей матерью Марией Федоровной молились в Спасской церкви. Николай плакал". Газета утверждает, что "он обратился к молящимся со словами: Я отрекся волею Божией".(«Николай II и его семья», №55, 10.03.1917).

Раздача революционных газет в Москве, 1917 год, Фотохроника ТАСС

Интересно описано и поведение толпы на вокзале в Могилеве. Постоянно подчеркивается, что самодержца никто не охраняет. Прибыв на вокзал, "он смотрел по сторонам и кланялся. Ему молча кивали головами", "при гробовом молчании собравшихся, он, держа одну руку под козырек и нервно покручивая усы другой, твердым шагом направился к своему вагону". Упомянуто, что когда Николай направился к поезду, "стоявший в толпе флаг-капитан Нилов подбежал к царю, схватил его руку, поцеловал, всхлипнул и медленно побрел назад". Когда поезд отошел, из толпы не раздалось "ни звука приветствия, но не было и враждебных возгласов".

Чрезвычайно трагические дела вершились в это время в Царском Селе, где к тяжелой болезни детей и вести об отречении мужа от престола к императрице приходят революционные военные со страшной новостью об аресте.

"Группа войск вошла в самый дворец, а часть офицеров в самые императорские покои. К ним вышла Александра Федоровна.

– Прошу вас не стрелять – сказала она… Затем, обратясь к офицерам революционных войск, она сказала: - Сейчас я только сестра милосердия у своих собственных детей. Не вступая в дальнейшие разговоры, она удалилась во внутренние покои. Офицеры ушли" ("В Царскосельском дворце. Александра Федоровна","Русское слово" №51, 6.03.1917).

УЙТИ ПОБЕДИТЕЛЕМ

Императора после отречения встретили в Царском Селе по-разному. В атмосфере крайней общей подавленности слуги "подходили к нему и целовали в плечо. Некоторые плакали", "некоторые офицеры отдали ему честь".

Дальнейшее развитие событий уже зависело только от Божественного провидения.

"Возникает вопрос о предопределенности такого финала, – отмечает Александр Репников. - То, что современные православные публицисты называют царским путем на Голгофу, началось задолго до роковой ночи в подвале Ипатьевского дома. Православные писатели вспоминают про совпадение дня рождения Николая II с днем Иова Многострадального, о пророчествах ряда святых".

С точки зрения религиозной, моральной Николай II ушел из жизни как победитель, но есть и другая, политическая точка зрения уверен историк. И они лежат в разных плоскостях.  Не случайно большевики не совершили открытого, даже формального суда над беззащитным и совершенно безопасным для них самодержцем. Вместо эшафота в духе Французской революции, который живописали оппозиционеры 1905-07 гг. – страшное тайное убийство, а затем череда позорных и не менее жутких попыток сокрыть его.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости





Наверх