Forbes: В России не осталось богатых русских семей

  • Forbes: В России не осталось богатых русских семей

Forbes опубликовал список богатейших семей России. Царьград читает и комментирует этот поразительный документ эпохи

Список богатейших семей – это, конечно, очень условно. Не входил ты в этот рейтинг, был волком-одиночкой, потом переписал пару процентов акций на дочурку – и опа, появился. А поскольку передача капиталов, да и вообще семейное партнёрство – во многом вещь в себе, то сделать такой рейтинг объективным практически невозможно.

Но в Forbes пошли по следующему пути: включают в список те семьи, у которых как минимум два представителя являются активными бизнесменами, имеющими долю в капитале и в идеале принимающими собственные решения. Возможно, именно поэтому нет в списке отца и сына Агаларовых (минимум 1,9 млрд долларов) – всё-таки лицом «Крокуса» является именно отец, Араз. Кроме того, Forbes оговаривает, что в списке присутствует только частный капитал – семьи, сколотившие состояние во время работы своих лидеров на госслужбе, не учитываются.

Никого из главных российских богачей тут нет – ни Леонида Михельсона, ни Владимира Лисина, ни Алексея Мордашова, ни Владимира Потанина, ни Андрея Мельниченко: всех их в редакции Forbes считают предпринимателями-одиночками.

Лидируют в списке Гуцериевы со скромными по меркам упомянутых выше товарищей 5,65 млрд долларов. Основатель «Русснефти» Михаил, его брат Саит-Салам, сын Саид и племянник Билан Ужахов. Основанный на нефтяном промысле ингушский клан силён также в недвижимости и розничной торговле. Скажем, было у нас несколько сетей бытовой техники, но потом «Эльдорадо» пожрал «Техносилу», а «М.Видео» пожрал «Эльдорадо» (ФАС стыдливо смотрела в сторонку и изобличала швейный картель). А «М.Видео» – это и есть группа «Сафмар» Михаила Гуцериева.

Михаил Гуцериев. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

На втором месте – Ротенберги с 5,18 млрд долларов, хотя возможности этого клана куда обширнее, чем у Гуцериевых. Главный хоккеист России Аркадий Ротенберг, его брат Борис, сын Игорь и дочь Лилия (можно было бы добавить ещё нескольких человек, клан Ротенбергов велик и обилен) занимаются недвижимостью, строительством, банковской деятельностью и, конечно, добычей полезных ископаемых. «Стройгазмонтаж» и «Мостотрест» входят в число крупнейших промышленных строителей России – одни только Крымский мост и ещё более сложная Северо-Восточная хорда в Москве чего стоят.

А вот занимающие третье место Шаймиевы (2,8 млрд) не совсем отвечают требованиям Forbes: едва ли Айрат и Радик добились бы таких успехов без своего папы Минтимера, много лет возглавлявшего Республику Татарстан. Сейчас братья вместе с сыном Айрата Тимуром фактически контролируют родной регион: «Татавтодор» и ТАИФ – это звучит гордо! Активы семьи – строительство, генерация энергии и, конечно, матушка нефть во всех её проявлениях. Успешной предпринимательницей является и сестра Тимура Лилия, но её капиталы не учтены в рейтинге, поскольку из семейного бизнеса она вышла.

Если три предыдущие семьи широко известны, то занимающие четвёртое место Валентин Гапонцев и его сын Денис (2,0 млрд) – определённый сюрприз. Валентин Павлович – прекрасный советский физик, после перестройки сумевший монетизировать свои таланты за рубежом. Он контролирует более трети основанной им же компании IPG Photonics – производителя промышленных лазеров. Денис является миноритарным акционером компании, а также партнёром в производителе восточной косметики Zeitun. Никаких следов нефти в биографии Гапонцевых не обнаружено.

Впервые в десятку попала семья Евтушенковых (1,94 млрд) – не потому что заработала какие-то огромные деньги, а потому что Владимир передал своему сыну Феликсу 5% мощной АФК «Система» (телеком, немного медицины, немного недвижимости, чуть-чуть сельского хозяйства и после домашнего ареста по делу «Башнефти» – никакой нефти). МТС, МГТС, «Детский мир», «Медси», немного «Озона». Предприниматель на все руки, Евтушенков понемногу готовится к передаче дел сыну, хотя полного доверия к нему у отца, по всей видимости, нет. В списке не участвует жена Феликса Вера, которая пробует себя в роли столичного застройщика.

Владимир Евтушенков. Фото: www.globallookpress.com

Мегдет Рахимкулов и его дети Тимур с Русланом (1,35 млрд) – не самые известные в России предприниматели. Forbes называет источником их благосостояния инвестиции (УК Kafijat), но будем честны – деньги заработаны на торговле газом, благо глава семейства пришёл в Министерство газовой промышленности СССР, страшно сказать, ещё в 1971 году. Полученные от сотрудничества с «Газпромом» капиталы татарстанские предприниматели заботливо вывели в Венгрию, Рахимкулов-старший одно время даже был самым богатым жителем этой страны, но потом предпочел вернуться к родным берёзкам. Тем не менее клан по-прежнему успешно управляет венгерской недвижимостью: вот и в 2019 году Рахимкуловы купили несколько гостиниц на берегу «венгерского моря» – живописного озера Балатон.

Семья Линников (1,6 млрд) ворвалась в десятку на фоне упорного отрицания слухов о родстве с супругой премьер-министра Светланой Медведевой, в девичестве Линник. Близнецы Александр и Виктор – основатели компании «Мираторг», хорошо поднявшейся на импортозамещении при эмбарго, указ о котором подписал как раз Дмитрий Медведев. Сейчас «Мираторг» призывает к полному запрету ввоза сельскохозяйственной продукции из Европы (Виктор Линник: «Хамон нужно есть в Испании, а пармезан – во Франции») даже для личного пользования. И если вам на таможне когда-нибудь заломят руки за полкило сыра, вы знаете, кого помянуть тихим незлым словом. Справедливости ради скажем, что людей, вкладывающихся в наше русское сельское хозяйство, не так уж много, и их роль в нашем выживании под санкциями нельзя недооценивать.

Братья Сергей и Николай Саркисовы (1,6 млрд) – крупнейшие страховщики России. «РЕСО-Гарантия» и другие активы группы РЕСО – лидеры в своей специфической области, а политика правительства и Центробанка, вынуждающих «добровольно» и не очень страховать каждый чих, словно специально придумана для процветания семьи. Как и Рахимкуловы, Саркисовы используют ещё советские навыки: старший брат Сергей, происходящий из ну очень номенклатурной армянской семьи, работал в «Ингосстрахе» с далёкого 1981 года. В свободное время Сергей и его сын Николай снимают кино. Просто так, для души.

Муса Бажаев, его брат Мавлит и племянник Дени до 2014 года качали нефть, а потом занялись драгоценными металлами. Основной бизнес чеченских предпринимателей – «Русская платина», также они владеют золоторудным «Альянс Алтыном» в Киргизии и инвестируют в европейскую недвижимость. Основатель клана в его нынешнем виде Зия Бажаев погиб в 2000 году вместе с известным независимым журналистом Артёмом Боровиком при катастрофе частного авиалайнера.

Замыкают десятку ещё одни бенефициары продовольственного эмбарго с неожиданно простой фамилией Михайловы (1,16 млрд), владельцы и руководители группы «Черкизово», крупнейшего производителя мяса в России. Основатель группы Игорь Бабаев не слишком держался за родную фамилию, поэтому его сыновья Сергей и Евгений и стали Михайловыми, по матери Лидии, которую Forbes называет главой клана. Такое равнодушие со стороны Бабаева особенно удивительно, если учесть, что, отойдя от дел, он стал писать многотомный роман «Наследие» о судьбе своего народа. Интересно, что партнёр Бабаевых-Михайловых, совладелец «Черкизова» – мощнейший JPMorgan Chase Bank из американской «большой четвёрки», что делает это предприятие по-своему уникальным.

Как видим, явное большинство богатейших семей России – кавказского, татарского или еврейского происхождения. Эмин Агаларов говорил об этом: «Здесь есть какой-то элемент восточного воспитания. Вот я нахожусь в разводе, и никакого разделения капиталов не было ни с той, ни с другой стороны». Здесь есть два аспекта: с одной стороны, явное преобладание этнических групп в российском бизнесе, с другой – определённый кризис нашей нации: русские, к сожалению, сейчас далеки от единства и слабо доверяют даже самым близким своим людям, тогда как на Востоке принято делиться со своими.

Фото: Videoforyou / Shutterstock.com

Сейчас есть много стратегий развития страны. Куда ни глянь, всюду какая-нибудь стратегия и непременно с требованиями «улучшения качества государственного управления» и «развития малого и среднего бизнеса». На самом деле Россия как русская империя от моря и до моря просто не выживет, если через 20 лет в этом списке не будет больше русских семей и меньше сибирской нефти. Этому и должна быть посвящена единственно возможная стратегия развития страны.

 


Ссылки по теме:

Протоиерей Димитрий Смирнов: Как сберечь русских и русскость к 2050 году

О братьях Ананьевых: Немного света в потоках грязи

Дело Магомедовых: Фиаско либерального клана правительства

Оставить комментарий

ЕКА на грубость нарывается, ЕКА обидеть норовит… Не банк, а IT-корпорация: Зачем Грефу «умная» колонка от Сбербанка
Новости партнёров
Загрузка...
Загрузка...