Владимир Лисин: Как хозяин Липецка построил бизнес-империю

  • Владимир Лисин: Как хозяин Липецка построил бизнес-империю

Дважды доктор наук, учёный и предприниматель, примерный семьянин и спортивный комментатор – трудно найти более благопристойного человека. Но это только на первый взгляд. Если же рассмотреть жизнь Лисина в оптический прицел, всё становится намного интереснее

Медийный образ «хозяина Липецка» Владимира Лисина выглядит весьма благостным. Простой русский парень из «города невест», слесарь, подручный сталевара, тянулся к наукам, рано стал кандидатом технических наук (настоящим, ещё советского разлива), а когда жизнь изменилась, участвовал в спасении русской металлургии от полного развала – и наградой ему стали первые места в списках Forbes. Свою работу он любит искренне, даже коллекционирует знаменитое каслинское литье. Формированием этого образа ранее занималась газета «Газета», а после её смерти – Business FM (оно же bfm.ru), вошедшее в бизнес-империю Лисина в 2009 году. Ну и, конечно, длинный ряд липецких изданий и интернет-порталов, также контролируемых холдингом «Румедиа».

Но эта сладкая биография крайне далека от реальности. Непросто, ох как непросто пришлось Владимиру Сергеевичу в лихие 1990-е, девизом которых стало «проигравших закапывают, победителей не судят». Лисин стал бесспорным победителем.

Из Иванова через Славянск в Караганду

Но сперва несколько слов о ранних годах. Родился Владимир в городе Иваново в 1956 году, ему сейчас 63 года. О своём детстве он не рассказывает ровным счётом ничего, а те немногие одноклассники (уже из Новокузнецка Кемеровской области, школа №41), с которыми смогли связаться журналисты, практически не помнят будущего миллиардера №1 всея Руси. Серый, неприметный, замкнутый. Таким он, в общем-то, остался до сих пор – вернее, до сих пор сохраняет этот удобный имидж.

В 1973 году Лисин поступил в Сибирский металлургический институт; во время учёбы трудился на БАМе, потом устроился электрослесарем в объединение «Южкузбассуголь». Диплом инженера-металлурга он получил в 1978 (по другим сведениям – в 1979) году. С распределением повезло – НПО «Тулачермет», молодого специалиста могли услать и в куда более медвежий угол. Судя по трудовой книжке Лисина, работником он был исключительно старательным – сталевар, оператор установки, начальник смены, участка, цеха; всё это – в исключительно быстром для неторопливых брежневских времён темпе. Неудивительно, что талантливого спеца послали доучиваться. Биографы советского периода деятельности героя крайне скупы на подробности, зато обильно противоречат друг другу, но можно сделать вывод, что в 1984 году Лисин окончил аспирантуру славянского отделения ВНИИМЕТМАШа (ныне Украинский научно-исследовательский институт металлургического машиностроения в Славянске). Так в будущем эпицентре восточноукраинского мятежа прокачивал свою карьеру будущий великий металлург.

металлФото: www.globallookpress.com

Чем ближе к нынешним временам, тем больше света. Окончив аспирантуру и став кандидатом наук, Лисин вскоре оказался в Караганде, где занял пост заместителя главного инженера металлургического комбината. Через три года он дослужился до поста заместителя генерального директора, которым в 1988 году стал некто Олег Сосковец.

Одновременно Лисин начал осваивать международные связи – он возглавлял совместное (со швейцарцами) предприятие «ТСК-Стил», которое продавало казахстанский металл за рубежом. Есть сведения о том, что государственное предприятие отгружало свою продукцию как некондицию, брак, то есть казахстанскому бюджету доставались копейки. А вот за рубежом, по слухам, металл перепродавался уже по настоящей цене. Кому же доставалась разница?

Лихие 90-е

Будущему биографу магната необходимо будет понять, какую реальную роль в его судьбе сыграл Олег Сосковец. Дело в том, что карьера пламенного демократа в 1991 году круто пошла вверх: Сосковец стал последним советским министром металлургии, а после разрушения нерушимого Союза фактически стал – уникальный случай! – министром сразу двух государств, России (у нас должность называлась «президент корпорации "Росчермет"») и родного Казахстана. Дальше – больше: с 1993 по 1996 год Сосковец был первым вице-премьером российского правительства. Неужели не поддержал он своего бывшего заместителя?

Владимир Лисин утверждает, что нет: «Это легенда, что в Москву меня пригласил Олег Николаевич. После Караганды мы с ним всего лишь несколько раз встречались мимоходом». Судя по всему, во время этих «встреч мимоходом» всё же принимались важные и очень приятные для будущего хозяина Липецка решения. В частности, издание «Версия» утверждает, что именно Сосковец познакомил Лисина с опасными братьями Черными (ударение на второй слог), Михаилом и Львом. Которые, собственно, и создали феномен по фамилии «Лисин». А заодно и ещё один – «Дерипаска».

СосковецО. Сосковец. Фото: www.globallookpress.com

Но к Черным наш герой пришёл не сразу. В 1992 году, когда распад СССР стал фактом, Лисин вернулся в Россию. В этот момент мы видим его в компании Trans Commodities Сэма Кислина и Михаила Черного, под руководством Искандера Махмудова. Все трое – люди-легенды, выходцы из подпольного советского бизнеса. Зарабатывали на толлинге – экспорте продукции, изготовленной из импортного (или выданного за импортное) сырья; мякотка в том, что при этой схеме таможенные пошлины не уплачивались. Лисин вспоминает, что вместе со своим секретарём контролировал 50% экспорта российского чугуна. Конечно, ключевую роль тут сыграли американские деньги Кислина – «больше металлургия никого не интересовала, полная задница была», выразительно вспоминает Лисин.

Впоследствии Михаил Черной и его брат Лев с англичанином Дэвидом Рубеном сделали Лисина менеджером своей трейдинговой компании Trans World Group, которая ассоциировалась также с ещё одной «легендой» – Вячеславом «Япончиком» Иваньковым. Постепенно Лисин становился членом советов директоров всех основных активов группы – минимум три алюминиевых завода (Саянский, Новокузнецкий, Красноярский), два металлургических комбината (Новолипецкий и Магнитогорский). Не без его помощи Trans World Group стала одним из трёх крупнейших игроков на Лондонской бирже металлов.

Правда, и цена за это была немалой.

Выживший

Вокруг братьев Черных всегда происходило много интересного, хотя ни одно обвинение не удалось доказать в суде. Недавно Красноярск «отмечал» четвертьвековую годовщину кровавой приватизации Красноярского алюминиевого завода – в мае-июне 1994 года погибло не менее десяти человек. В 1995 году на ту сторону грунта отправились Вадим Яфясов, Олег Кантор (банк «Югорский», плотно работавший с металлургической отраслью), Феликс Львов (американская компания АIOС, имевшая интересы в российской металлургии) – в общем, передел собственности удался на славу. Знал ли что-то об этом Владимир Лисин?

Именно братья Черные дали Олегу Дерипаске деньги на его первую серьёзную покупку – Саянский (Саяногорский) алюминиевый завод, положивший начало империи «Русала». Но что-то пошло не так, и отношения между партнёрами испортились. Судебные слушания по иску Михаила Черного к Олегу Дерипаске в 2012 году обогатили английский язык такими словами, как brigade, tsekhovik, obschak, avtoritet, vor-v-zakone. Это, конечно, часть совсем другой биографии, но речь на слушаниях шла о событиях начала 1990-х – как раз когда Лисин работал с Черными. Многие тогда  не воспринимали Лисина всерьёз, считая его простым исполнителем воли сначала Сосковца, потом братьев. Но время показало, кто чего стоит.

Учитывая всё вышесказанное, неудивительно, что в 1994 году Михаил Черной вместе с криминальным авторитетом Антоном Малевским по поддельным польским паспортам покинул Россию, скрываясь от массы обвинений (в первую очередь по знаменитым «чеченским авизо»), и вёл дела дистанционно. Это добавило самостоятельности Владимиру Лисину: хотя Лев Черной временно остался в России и в бизнесе, влияние братьев заметно уменьшилось.

ЧернойЛ. Черной. Фото: www.globallookpress.com

А вот влияние самого Лисина могло вообще опуститься на пару метров под землю. В 1995 году Владимир Лисин со своими молодыми подчинёнными Олегом Дерипаской и Дмитрием Босовым (оба сейчас высоко в списках Forbes) ехали в автомобиле – и всё бы ничего, но на дороге их должен был ожидать гранатомётчик с заряженным орудием труда. Говорят, бизнесмен Владимир Татаренков по прозвищу «Татарин» заказал будущих миллиардеров. Вполне реалистичная версия – в 2012 году «Татарин», он же «Алюминиевый мясник», присел на 13,5 года за организацию одного из упомянутых красноярских убийств, причастность к остальным доказать не удалось. Он, кстати, впоследствии увлёкся поэзией, вот его строки: «Я к железякам с детства тяготел, / Поэтому и быстро повзрослел. / И вместо перочинного ножа / Под мышкою – волына-госпожа». В последний момент о подготовке покушения узнал тогдашний (и не нынешний ли?) хозяин Красноярска Анатолий Быков – и приказал своему напарнику Татарину отменить нападение. Высокие отношения, ярко характеризующие ту эпоху.

Как обыграть Сороса

В 1996 году телеканал НТВ (не путать с тем, что сейчас функционирует под этим именем) показал серию передач, где Trans World Group выступала в роли партнёра измайловской ОПГ и несла ответственность за ряд громких убийств. Юлия Латынина утверждает, что за этим сериалом стояли Борис Березовский и Владимир Гусинский, добивавшие недавно отставленного Олега Сосковца. Просто удивительно, сколько прекрасных, незамутнённых, рукопожатных имён сопутствовали началу карьеры Владимира Лисина! Добавим, что противниками любимых Лисиным толлинговых схем Trans World Group выступали вошедшие тогда в силу Анатолий Чубайс и Виктор Черномырдин. Кстати, защита этой системы Олегом Сосковцом стала одной из причин его отставки. А отставка – началом конца толлинга.

Тогда же, в 1996 году, очень некстати разругались между собой и братья Черные. Не сумев договориться, они начали распродажу активов. Перед Лисиным, который был к тому времени уже не менеджером, а партнёром Trans World Group, «совладельцем по особым поручениям», поставили задачу обанкротить Новолипецкий металлургический комбинат и продать кому-нибудь его оставшиеся активы. Этим «кем-нибудь» Владимир Лисин неожиданно назначил самого себя: к тому времени он имел 13% акций предприятия и справедливо рассудил, что получит гораздо больше, если станет его полноценным владельцем. Правда, для этого надо было преодолеть сопротивление Владимира Потанина, который управлял в России активами Джорджа Сороса и его партнёров, контролировавших 50% НЛМК (у братьев Черных было 34%).

ПотанинВ. Потанин. Фото: www.globallookpress.com

Кстати, можно только подивиться хладнокровию Лисина – в этот критический для всей его жизни момент он нашёл время для защиты в Липецке докторской диссертации «Математическое моделирование совмещённых процессов и оптимизация технологических характеристик литейно-прокатных модулей».

Договорившись с Потаниным о взаимном нейтралитете, в 1998 году Лисин внезапно выкупил пакет Сороса и братьев Чандлеров. Откуда он нашёл на это деньги – неизвестно до сих пор. Злые языки поговаривают, что концы этой сделки были обрублены в 2001 году в далёкой ЮАР, где в результате неудачного трюка при прыжке с парашютом погиб «измайловский дон» Антон Малевский.

Впрочем, не такой уж большой была сумма. 200 миллионов долларов за половину гигантского комбината – деньги по нынешним временам просто смешные. На момент написания этой статьи рыночная стоимость Группы НЛМК – 1,09 трлн руб., 17 миллиардов долларов. Понятно, что в Группу входит далеко не только сам комбинат, но он остаётся главным её активом. Так что в 1998 году знаменитый инвестор Джордж Сорос очень сильно продешевил. В первую очередь тем, что не предугадал дефолта.

Победа над Потаниным

Именно августовский дефолт 1998 года стал моментом настоящего взлёта Владимира Лисина. Обвал рубля в четыре раза за три месяца в целом оздоровил экономику, но в первую очередь оказался настоящим подарком экспортёрам сырья и продуктов неглубокой переработки, в частности металла. В 1999 году комбинат показал первую за 1990-е годы прибыль, им заинтересовались инвесторы; Лисин был определённо на коне, а Trans World Group с её 34% не сильно мешала жить. Хотя Лисину пришлось пройти через множество судебных заседаний, на которых бывшие друзья выясняли, кто кому должен.

Следующий шаг был намечен на июнь 2000 года: общее собрание акционеров, на котором предполагалось утвердить дополнительный выпуск акций, в результате которого доля Черных уменьшилась бы вдвое, то есть они потеряли бы контрольный пакет. Кстати, эта эмиссия оценивалась в 1,1 млрд долларов – впечатляющий рост стоимости актива!

Но перед самым собранием Черные передали Лисину прощальный привет – за символические 180 млн долларов продали свой пакет Владимиру Потанину. Который придерживался совершенно иных взглядов на будущее комбината – тот должен был перейти под полный контроль «Интерроса».

Потанин проголосовал против дополнительной эмиссии и начал атаку по всем фронтам. Он оспорил сделку по продаже комбинатом завода холодильников «Стинол», пригласил на предприятие аудиторов Счётной палаты и вообще всячески отравлял жизнь Владимиру Лисину. Если вы читали наш материал о карьере Потанина, то помните, что в этом деле он большой мастер.

Чего добивался пламенный миноритарий, к тому моменту уже побывавший первым вице-премьером российского правительства? Скорее всего – уголовного дела против Лисина, падения стоимости его пакета и выкупа его по удобной для Потанина цене. Это в идеальном раскладе. А по «плану Б» Лисин просто оказывался вынужден купить принадлежащие Потанину акции за очень большие деньги. Но не тут-то было.

норникельФото: www.globallookpress.com

Вместо того чтобы уйти в кропотливую защиту нажитого имущества Лисин нанёс симметричный удар – приобрёл 8% «Норильского никеля» и на правах акционера начал вникать во все его не слишком прозрачные дела (позже этим методом с успехом воспользуется тролль-миноритарий Алексей Навальный). И несгибаемый Потанин чуть ли не впервые в жизни отступил!

В 2001 году война закончилась оглушительной победой ивановского металлурга: Потанин уступил Лисину бывший пакет Черных за ту же сумму, за которую приобрёл его, то есть заметно ниже рынка. В свою очередь люди Лисина перестали «троллить» Потанина, а два года спустя победный восьмипроцентный пакет «Норильского никеля» был продан на открытом рынке.

Так несостоявшаяся жертва гранатомётчика стала полноправным владельцем Новолипецкого металлургического комбината, легальным предпринимателем, долларовым миллиардером. Началась современная история респектабельного НЛМК и респектабельного Лисина. Он аккуратно обустраивает свою империю, приобретая сопутствующие бизнесы. Скажем, когда Владимиру Сергеевичу показалось, что расходы на логистику стали великоваты, он просто купил АО «Первая грузовая компания» и теперь контролирует как минимум четверть грузовых железнодорожных перевозок в стране. С морем тоже разобрались: Лисин возглавляет совет директоров государственного АО «Объединённая судостроительная корпорация». Впрочем, полный перечень его активов и постов существенно длиннее всей этой статьи.

ОСКФото: www.globallookpress.com

Время стрелять

Но портрет Лисина был бы неполон без рассказа о других сторонах его жизни. На фоне своих соседей по «Форбсу», например, Алексея Мордашова и Владимира Потанина, он выглядит утончённым интеллектуалом, тонко чувствующим и глубоко понимающим человеком.

В 2006 году Лисин стал дважды доктором наук – к техническим прибавил экономические, осчастливив мир трудом на тему «Формирование концептуальных основ организационно-экономического развития чёрной металлургии в условиях глобальной конкуренции». Его перу принадлежат десятки работ, на него зарегистрировано полсотни патентов – в общем, перед нами большой учёный. Вероятно, самый богатый учёный в истории человечества – он трижды возглавлял списки русского Forbes (2010, 2011, 2018), его состояние оценивается в 21,3 млрд долларов, это 45-е место в мире.

Семейная жизнь Лисина малоизвестна и, по всей видимости, неинтересна: один брак (с Людмилой они сидели за одной партой в школе), трое детей. Как и полагается супруге миллиардера, госпожа Лисина увлекается искусством: ей принадлежит камерная галерея живописи «Сезоны» в Москве. А вот у её мужа хобби поинтереснее: мастер спорта Владимир Лисин является главным стрелком планеты, он президент Международной федерации спортивной стрельбы. Мультимиллиардер с удовольствием комментирует соревнования на телевидении, он построил в Подмосковье великолепный стрелковый комплекс со скромным названием «Лисья нора».

ЛисинВ. Лисин. Фото: www.globallookpress.com

Так говорил Лисин

Лисин говорит мало, но он говорит смачно, а свои взгляды на жизнь предпочитает излагать в форме не то анекдотов, не то притч.

Так, в ответ на предложение президентского помощника Андрея Белоусова изъять у промышленников так называемые сверхдоходы Лисин намекнул, что доходов этих совсем не так много:

«Заяц открыл в лесу обменник. Меняет рубль на рубль двадцать копеек. Звери в удивлении: как так, в чем обман? Лиса обменяла, всё нормально. Деньги настоящие – рубль и 20 копеек. Потянулись звери. Волк, олень, даже ёжик приходил. Думают, когда же заяц разорится. А он все меняет и меняет. Дошла, наконец, весть до Медведя. Пришел разобраться, что к чему:

– Косой, меняешь?

– Меняю!

– Рубль на рубль двадцать?

– Да!

Обменялись, деньги настоящие. Медведь не понимает:

– Косой, а в чём бизнес-то?

– Ну, видишь, беру рубль и меняю на рубль двадцать.

– Не держи за дурака, вижу. Косой, ты хоть рентабельность считал?

– Да нафиг мне эта рентабельность, ты посмотри, зато какие обороты!»

А о проклятой привычке руководящих органов постоянно менять правила для бизнеса и немедленно проверять их исполнение Лисин рассказал практически историей из жизни:

«Приходит к фермеру, производящему кур, Россельхознадзор и спрашивает:

– Чем ты кормишь кур?

– Зерном, – отвечает фермер.

– Ты с ума сошел, – восклицает сотрудник Россельхознадзора. – У нас же есть программа по наращиванию экспорта зерна, нам его не хватает, а ты тратишь зерно на кур.

И выписал Россельхознадзор фермеру штраф. Через три месяца приходит к тому же фермеру санитарный надзор и спрашивает, чем он кормит своих кур.

– Беру у ресторанов отходы, – отвечает фермер.

Санитарный надзор пришёл в возмущение.

– Такие отходы невозможно проверить, а ты ими кормишь кур, которыми потом питаются люди, – воскликнул чиновник и выписал фермеру штраф.

Прошло ещё три месяца. Приходит к фермеру Росприроднадзор. Видит – всюду валяются пакеты, банки, бумажки.

– Ты чем же кур кормишь? – ужасается Росприроднадзор.

– Я здесь ни при чём, – отвечает фермер. – Я выдаю курам по 100 рублей, они сами себе еду покупают».

Так, шутя, играючи и постреливая, ведёт свой бизнес неподражаемый Владимир Лисин.


Ссылки по теме:

Офшорный хозяин Сибири: Как сколотил состояние Андрей Мельниченко

Низкие издержки Алексея Мордашова: Как ведёт дела глава «Северстали»

Как поднимался Вагит Алекперов

Обсудить
Читать комментарии
Программисту «вышка» не нужна: Желающих учиться в вузах становится всё меньше «Прямая линия с Владимиром Путиным»: Как это было и как будет
Новости партнёров
Загрузка...

Подписаться на уведомления, чтобы не пропустить важные события

Подписаться Напомнить позже
регистрация