сегодня: 22/04
Святой дня
Мученик Гавриил Фомин

"Чёрный барон" Петр Врангель – спаситель Белой армии

Чёрный барон Петр Врангель – спаситель Белой армии

Историк Пётр Мультатули о бароне Врангеле и его вкладе в историю Белого движения

4 апреля 1920 года генерал-лейтенант, барон Пётр Николаевич Врангель на английском линейном корабле "Император Индии" прибыл в Севастополь и вступил в командование Вооружёнными силами Юга России. В тот же день генерал А. И. Деникин сложил с себя полномочия Главнокомандующего Вооружёнными силами Юга России и, по просьбе собранного по этому вопросу Военного совета, передал их генералу Врангелю. Начался последний этап Белой борьбы.

Император Николай II: добровольное отречение или спланированное свержение

В марте 1920 года, после Новороссийской катастрофы, ответственность за которую нёс в первую очередь генерал Деникин, гибели Северного и Северо-Западного фронтов, положение Белого дела представлялось обречённым. Прибывшие в Крым Белые полки были деморализованы. Англия, самый верный, как казалось, союзник, отказалась от поддержки Белого Юга. На маленьком Крымском полуострове сосредоточилось всё, что осталось от недавно ещё грозных Вооружённых сил Юга России. Войска были сведены в три корпуса: Крымский, Добровольческий и Донской, насчитывавшие в своих рядах 35 тысяч бойцов при 500 пулемётах, 100 орудиях и при почти полном отсутствии материальной части, обозов и лошадей.

Генерал А. И. Деникин. Фото: www.globallookpress.com

Вот такую армию и возглавил генерал П. Н. Врангель.

Кем же был новый главнокомандующий? Советская пропаганда в лице Демьяна Бедного (Придворова) выставляла Врангеля пруссаком, плохо говорившим по-русски. Вот как представлял бессовестный Придворов воззвание Врангеля к русскому народу:

Ихь фанге ан. Я нашинаю. Эс ист для всех советских мест. Для русский люд из краю в краю Баронский унзер манифест. Вам мой фамилий всем известный: Ихь бин фон Врангель, герр барон. Я самый лючший, самый шестный есть кандидат на царский трон".

А вот что говорилось в подлинном воззвании генерала П. Н. Врангеля:

Слушайте, русские люди, за что мы боремся: За поруганную Веру и оскорблённые её святыни. За освобождение русского народа от ига коммунистов. За прекращение междоусобной брани. За то, чтобы истинная свобода и право царили на Руси. За то, чтобы русский народ сам выбрал бы себе Хозяина. Помогите мне, русские люди, спасти Родину".

Демьян Бедный по обыкновению беззастенчиво лгал: Врангель происходил из давно обрусевшего шведского рода, без всяких приставок "фон" и находился в родстве с великим Пушкиным. Отец будущего лидера Белого движения барон Н. Е. Врангель работал в Русском обществе пароходства и торговли (крупнейшей пароходной компании в стране), а также входил в правление нескольких угледобывающих акционерных обществ в Ростове.

Надо сказать, что имел он весьма либеральные взгляды, которые, правда, к счастью, не сильно отразились на его сыне Петре. На Юге России находилось и семейное поместье Врангелей, где Пётр Николаевич провёл детство.

Уже с самого раннего возраста он отличался от сверстников высоким ростом, силой, ловкостью и необычайной подвижностью. После трагической смерти младшего сына Владимира семья Врангелей в 1895 году переехала в Санкт-Петербург. Там П. Н. Врангель поступил в Горный институт, ведущее учебное заведение империи по подготовке инженерных кадров, который он закончил блестяще с золотой медалью в 1901 году. Сам институт в то время был "рассадником" вольнодумства. Молодой Врангель, убеждённый монархист и дворянин до мозга костей, выделялся из общей студенческой массы.

После начала русско-японской войны Врангель добровольцем поступает в действующую армию и получает назначение во 2-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска. Он входил в отряд прославленного генерала П. К. фон Ренненкампфа, одного из лучших кавалерийских начальников того времени. Отметим, что именно в забайкальских казачьих полках служили офицеры из гвардейской кавалерии, вставшие на защиту своей страны. Период русско-японской войны дал молодому барону полезные знакомства, которые помогли ему в дальнейшей карьере. Во время сражения на р. Шахе он состоял ординарцем при отряде генерала Г. П. Любавина, осуществляя связь между ним и генералом Ренненкампфом, а также конницей генерала А.В. Самсонова. 

В декабре 1904 года Врангель был произведён в чин сотника — с формулировкой в приказе "за отличие в делах против японцев" и награждён орденами Святой Анны 4-й степени с надписью на холодном оружии "За храбрость" и Святого Станислава с мечами и бантом.

Согласно воспоминаниям Н. Е. Врангеля, генерал от кавалерии Д. П. Дохтуров так отзывался о Петре Николаевиче:

Я много говорил с твоим сыном, собирал о нём подробные справки. Из него выйдет настоящий военный. Пусть и после войны останется на службе. Он пойдёт далеко".

6 января 1906 года Врангель получил назначение в 55-й драгунский Финляндский полк и произведён в чин штабс-ротмистра, откуда практически сразу же его прикомандировали в Северный отряд Свиты флигель-адъютанта генерал-майора И. А. Орлова, который занимался подавлением революционных мятежей в Прибалтике. Видимо, Орлов доложил о верном и храбром офицере Государю. Уже в мае 1906 года Император Николай II лично пожаловал Врангелю орден Св. Анны 3-й степени, а в начале 1907 года, также по распоряжению Государя, Врангель поступил на службу в Лейб-гвардии Конный полк, командиром которого (до 1911 года) был генерал Али-Гусейн Хан Нахичеванский. Вскоре П. Н. Врангель женился на дочери камергера Высочайшего Двора О. М. Иваненко, фрейлине Императрицы Александры Феодоровны. Среди сослуживцев Врангеля по полку были Великий Князь Димитрий Павлович и Князь Императорской крови Иоанн Константинович.

В 1907 году Врангель поступил в элитную Николаевскую академию Генштаба, где вновь показал блестящие способности в учебе — теперь уже в овладении военными науками. Как рассказывал его сын Алексей Петрович:

Однажды на экзамене по высшей математике Врангелю достался лёгкий вопрос, он быстро справился с ним и записал решение. Его соседу, казачьему офицеру, попался трудный билет, и Врангель обменялся с ним, получив взамен решительно новую, более трудную задачу, с которой тоже успешно справился".

Этот эпизод попал и в мемуары однокашника Врангеля по академии маршала Б. М. Шапошникова, однако в них переставлены местами участники, и барон выставлен в неприглядном свете, будто тот не мог справиться со сложной математической задачей и фактически заставил казака отдать ему билет.

В 1910 году Врангель окончил академию одним из лучших, однако он не захотел уходить на штабную должность, заявив:

Я не гожусь в офицеры генерального штаба. Их задача — советовать начальникам и мириться с тем, что совет не примут. Я же слишком люблю проводить в жизнь собственное мнение".

В скором времени Врангель был направлен в Офицерскую кавалерийскую школу, по окончании которой в 1912 году вернулся в свой полк, где получил в командование эскадрон Его Величества, а в 1913 году — чин ротмистра и 3-й эскадрон.

С первых дней войны 1914 года ротмистр Врангель был в строю. 6 (19) августа 1914 года в ходе Восточно-Прусской операции произошёл бой местного значения у Каушена, где сконцентрировались артиллерийские батареи немцев. Части Лейб-гвардии Конного и Лейб-гвардии Кавалергардского полков сначала в конном, а затем в пешем строю атаковали противника. Исход боя решил командир 3-го эскадрона Лейб-Гвардии Конного полка, ротмистр, барон П. Н. Врангель, который во время кавалерийской атаки взял штурмом неприятельскую батарею. Под ним была убита лошадь, в теле которой затем насчитали 40 пуль. За этот подвиг ротмистр Врангель был представлен к ордену Святого Георгия 4-й степени.

В октябре Ставку посетил Император Николай II. По его повелению Врангель был награждён орденом Св. Владимира IV степени с мечами и бантом.

В дневниках Государя осталась такая запись от 23 (10) октября:

Пятница... После доклада Барка принял Костю, вернувшегося из Осташева, и ротм. Л.-Гв. Конного полка бар. Врангеля, первого Георгиевского кавалера, в эту кампанию".

В декабре 1914 года Врангель — уже полковник, произведён во флигель-адъютанты Свиты Его Величества, что свидетельствовало об его особой приближенности к Императору.

Император Николай II. Фото: www.globallookpress.com

Врангель оставил такие воспоминания о своих встречах с Императором Николаем II:

Ум Государя был быстрый, он схватывал мысль собеседника с полуслова, а память его была совершенно исключительная. Он не только отлично запоминал события, но и карту".

10 июня 1915 года Врангель был награждён Георгиевским оружием за то, что 20 февраля 1915-го, командуя дивизионом, захватил переправы через р. Довину у д. Данелишки, доставив ценные сведения о противнике, с подходом бригады, переправился через р. Довину и опрокинул две роты немцев, захватив при преследовании 12 пленных, 4 зарядных ящика и обоз.

Из боевой характеристики барона Врангеля:

Выдающейся храбрости. Разбирается в обстановке прекрасно и быстро, очень находчив".

В октябре 1915 года Врангель получил назначение командиром 1-го Нерчинского полка Уссурийской конной бригады (позже развёрнутой в дивизию), которой командовал известный генерал А. М. Крымов. Под началом Врангеля служили будущие белые вожди: барон Р. Ф. фон Унгерн и Г. М. Семенов. В 1916 году Уссурийская дивизия была переброшена на Юго-западный фронт, где приняла участие в Луцком (так называемом Брусиловском прорыве). В середине августа нерчинцы выдержали тяжёлый бой с 43-м германским полком, а в середине сентября в ходе боев в Карпатах захватили 118 пленных, а также большое количество оружия и боеприпасов. За это Нерчинский полк получил благодарность от Государя Императора, а его шефом был назначен Наследник Цесаревич Алексей.

В конце 1916 года Уссурийская дивизия была переброшена на Румынский фронт. Сам же Врангель в середине января 1917-го был назначен командиром 1-й бригады Уссурийской конной дивизии, а чуть позже за боевые заслуги получил производство в генерал-майоры.

Февральский переворот Врангель принял крайне враждебно. Он утверждал:

С падением Царя пала сама идея власти, в понятии русского народа исчезли все связывающие его обязательства, при этом власть и эти обязательства не могли быть ничем соответствующим заменены".

Временное правительство в его глазах не имело никакого авторитета, особенно после издания известного приказа N1, вводившего контроль армейских комитетов над командным составом. Недисциплинированные, распущенные солдаты, бесконечные митинги раздражали бывшего конногвардейца. В отношениях с подчинёнными, а тем более с "нижними чинами", он и в условиях "демократизации" армии в 1917 году продолжал поддерживать исключительно уставные требования, пренебрегая нововведёнными формами обращения к солдатам на "Вы", "граждане солдаты", "граждане казаки" и т. п. Врангель подал рапорт об отставке. Военный министр Временного правительства генерал А. И. Верховский считал невозможным назначение Врангеля на какие-либо должности "по условиям политического момента и в виду политической фигуры". Рассчитывать на продолжение военной карьеры не приходилось.

По мнению Врангеля, после августа 1917 года Временное правительство демонстрировало "полное бессилие", "ежедневно увеличивающийся развал в армии уже остановить нельзя", поэтому большевистский переворот октября 1917-го представлялся ему закономерным итогом. Врангель писал:

В этом позоре было виновато не одно безвольное и бездарное правительство. Ответственность с ним разделяли и старшие военачальники, и весь русский народ. Великое слово «свобода» этот народ заменил произволом и полученную вольность превратил в буйство, грабеж и убийство...".

В становлении Белого движения Врангель не участвовал. Он выехал в Крым. В Ялте он проживал на даче вместе с семьёй как частное лицо. Поскольку ни пенсии, ни жалования он тогда не получал, жить приходилось на доходы от имения родителей его жены в Мелитопольском уезде и банковские проценты. Во время советской власти в Крыму Врангель едва не погиб от произвола Севастопольской ЧК, но председатель ревтрибунала "товарищ Вакула" поразился супружеской верности жены барона Ольги Михайловны, пожелавшей разделить со своим мужем участь плена, и освободил Врангеля. Тот скрывался до прихода немцев в татарских сёлах. После начала немецкой оккупации Врангель едет на Кубань, где к этому времени (лето 1918 года) развернулись жестокие бои Добровольческой армии, выступившей в свой 2-й Кубанский поход. В сентябре 1918 года барон Врангель прибыл в "белый" Екатеринодар. Здесь он был весьма тепло принят генералом А. И. Деникиным, который дал ему в командование сначала бригаду, а затем 1-ю конную дивизию, составленную главным образом из кубанских и терских казаков. 

Врангель начал боевые действия на Майкопском направлении. Уже в октябре был захвачен Армавир, а в ноябре — Ставрополь. К концу года барон получил в командование корпус, а также погоны генерал-лейтенанта. 31 декабря (по старому стилю) была разгромлена крупная группировка красных у села Святой Крест. В конце января 1919 года, в ходе очередной реорганизации белых войск, Врангель стал командующим Кавказской Добровольческой армии, которая очень быстро освободила от противника весь Северный Кавказ.

В мае 1919 года он принял командование Кубанской армией, которая под его началом остановила продвижение 10-й армии красных и заставила отступать их к Царицыну. Однако отдельными успехами Врангель не ограничился: он повёл наступление на этот сильно укреплённый город, используя английские танки, который в конце июня пал. В начале июля 1919 года А. И. Деникин, стремясь развить успех, отдал "Московскую директиву", ставившую целью захват столицы. Врангель протестовал: он советовал атаковать на саратовском направлении и пойти на соединение с адмиралом А. В. Колчаком. Деникин отверг это предложение. Осенью 1919 года красные перегруппировались и нанесли поражение белым частям, двигавшимся на Москву. В декабре Врангель получил Добровольческую армию, которая сражалась на стратегическом направлении, однако остановить отступление не сумел. На этом фоне стал разгораться конфликт с Деникиным. Врангель требовал решительных, жёстких мер. Всё это совпало с политическим противостоянием, когда определённые правомонархические круги выказывали недовольство главнокомандующим и хотели, чтобы его место занял популярный Врангель. Однако в начале 1920 года он был смещён с командования Добровольческой армией, уехал в тыл, а затем был вынужден вообще эмигрировать в Турцию.

Александр Колчак. Фото: www.globallookpress.com

Изгнание длилось недолго. Недовольство Деникиным набирало обороты, и он был вынужден уступить. В апреле он сложил полномочия и под давлением определённых кругов назначил на своё место П. Н. Врангеля, который в скором времени прибыл в Россию.

Врангель, как никто, видел слабые места антибольшевистского движения с его расплывчатой идеологией и "непредрешенчеством". Поэтому, возглавив в Крыму в тяжелейших условиях разрозненные белые части, Врангель присваивает им имя Русской Армии.

Врангель был, безусловно, самым талантливым и лично незапятнанным руководителем "белого движения", без "февралистского прошлого", в чём были грешны в той или иной мере М. В. Алексеев, А. И. Деникин, А. В. Колчак. Но в крымском правительстве Врангеля мы увидим таких личностей, как легальный марксист-масон П. Б. Струве (министр иностранных дел в правительстве Врангеля), бывший министр земледелия, масон А. В. Кривошеин (глава врангелевского правительства). Министром финансов Врангеля был бывший министр финансов Временного правительства, масон М. В. Бернацкий. Доверенным лицом Врангеля в Париже был Н. А. Базили, один из главных исполнителей заговора против Императора Николая II.

Сам Врангель был готов идти на сотрудничество с любыми одиозными личностями, лишь бы они были против большевиков. В. А. Маклаков в письме к Бахметьеву писал:

Меня невольно поражает та лёгкость, с которой Врангель был бы готов войти в соглашение с Петлюрой и Махно, прислать своим представителем в Варшаву Савинкова и, как я сам был свидетелем, предложить на место управляющего прессой еврея Пасманика".

Тем не менее в Крыму "Чёрный барон" сумел создать модель традиционной России. Когда красные прорвали перекопские укрепления, Врангель понял, что поражение неизбежно. Однако врангелевская эвакуация была образцовой: 126 кораблей вывезли из Севастополя, Феодосии и Ялты 146 тысяч воинов Русской Армии, членов их семей, а также тех, кому приход большевиков означал неминуемую смерть. Судьба воинов врангелевской армии, кто остался в Крыму, была страшной: они были зверски убиты красными карателями Розалии Землячки и Белы Куна.  

За границей Врангель сумел сохранить армию, которая после мытарств Галиполи, Лемноса и Безерты приняла форму Российского общевоинского союза.

Пётр Николаевич Врангель скончался в Брюсселе. Ему не исполнилось и пятидесяти лет. По последним данным, Врангель был отравлен большевистскими агентами, для которых "Чёрный барон" представлял смертельную опасность.

 Памятник Петру Врангелю в Керчи. Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Хоронила Врангеля вся русская эмиграция. Позднее гроб с его телом был перевезён в Белград и захоронен в Свято-Троицкой Церкви, где покоится и поныне. Девизом барона Петра Николаевича Врангеля были слова:

Побеждает лишь тот, кто умеет верить, хотеть, дерзать и терпеть".

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Новости, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.
Новости партнеров

Новости

Новости партнеров





Наверх