Борьба за «Богатыря» и его земли
Здание завода "Красный богатырь". Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»
Общество

Борьба за «Богатыря» и его земли

В Москве решается судьба земель бывшего резинотехнического завода «Красный богатырь»

На востоке Москвы кипят страсти вокруг бывшего завода «Красный богатырь». На днях один из претендентов на пост мэра Москвы Илья Свиридов обратился с призывом спасти столичное архитектурное и культурное наследие, сообщив, что старинные цеха собираются сносить. На месте «Богатыря» якобы планируют построить жилой квартал. Причем новое жилье будет возведено в одном из самых красивых и интересных мест Москвы.

Обозреватель Царьграда отправился в Преображенский район столицы, чтобы посмотреть на заводские постройки и узнать, что думают по поводу их реновации или даже сноса местные жители.

Завод «Красный богатырь» в своем нынешнем состоянии – это большой комплекс зданий красного кирпича, расположенный по Краснобогатырской улице Москвы. В нескольких километрах от завода - станция метро Преображенская, чуть дальше – Сокольники. К заводу примыкает, с одной стороны, шикарный Сокольнический парк, с другой – природный заповедник и огромная лесоохранная зона «Лосиного острова». До Сокольников надо пройтись пешком, а вот «Лосиный остров» начинается сразу через дорогу от бывшего завода резинотехнических изделий.

Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»

История завода

Завод был возведен на далекой окраине Москвы еще в конце 19-го века как Московское товарищество резиновой мануфактуры. В 2010-м предприятие поменяло форму собственности, но сохранило профиль – производило изделия из резины и каучука. Головное здание завода и основные цеха были построены по проекту русского архитектора немецкого происхождения Густава Гельриха, специалиста по так называемому московскому модерну. Господин архитектор возводил в основном доходные дома и усадьбы, но ему повезло реализовать три проекта, не относящихся к теме жилищного строительства, – завод «Богатырь» в Москве и два здания в городке Южа нынешней Ивановской области. О некоей связи «Богатыря» и Южи мы еще скажем, но чуть позже.

Фабрики и заводы обычно имеют практическое значение и возводятся не совсем для того, чтобы любоваться ими в подзорную трубу, – они должны много работать и быть крепко построенными. Все равно есть здания заводов, которые выглядят красиво и эстетично вписываются в городскую застройку. Пожалуй, «Богатырь» относится к такому нечастому виду. На Краснобогатырской улице стоит массивное красное здание, сложенное из огромных огнеупорных кирпичей, даже, точнее, блоков. Завод при постройке занял целый район, а в советские годы он расширился в три раза по сравнению с первоначальным проектом.

В советские годы предприятие стало одним из самых больших и успешных в Москве. «Красный богатырь» производил те самые резинотехнические товары – галоши, гамаши, резиновые сапоги, ботфорты, резиновые лодки, одежду для рыбаков, как обычных, так и тех, кто трудился на Крайнем Севере, – под них производили специальную одежду. С 1927 года на «Красном богатыре» заработал конвейер, и продукцию производили сотнями тонн в неделю. Помимо гражданской продукции, завод производил и традиционную советскую «секретку», в особых цехах с особым доступом. То, что было относительно известно за забором, – это производство военных и гражданских противогазов. Объемы были таковы, что «Красный богатырь» завалил ими весь Варшавский блок, страны Латинской Америки и Африки и, естественно, весь Советский Союз.

Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»

До 1990 года завод функционировал в три смены, без выходных и праздничных дней. А потом…  А потом с ним произошло то же, что и с большинством предприятий после развала СССР. «Красный богатырь» системно снижал производство, терял подрядчиков и рынки сбыта, и в итоге как завод резинотехнических изделий закончился. Сейчас здесь работает лишь небольшой цех, который что-то производит.

Некоторое время назад появились планы завод снести и на его месте построить жилые районы. Как уже отмечалось выше, место расположения весьма симпатичное, в окружении лесов и парков, на набережной Яузы.

Последние несколько лет вокруг «Богатыря» идет активная борьба. Активисты «Архнадзора» узнали, что Мосгорнаследие якобы вывело предприятие с красивым и узнаваемым фасадом из перечня объектов культурного и исторического наследия. Причем по причине износа конструкций. Обозреватель Царьграда обошел предприятие со всех сторон и нашел его вполне себе в бодром состоянии. Краснокирпичная кладка будет стоять еще лет 100, а то и больше, заводские корпуса тоже находятся в приличном техническом состоянии. На окнах стеклопакеты, на стенах - кондиционеры.

Более того, есть места, куда постороннему доступа нет, но во дворах закрытых территорий находятся парковки с дорогими автомобилями и различной техникой.

Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»

Чей ты, "Богатырь"?

У шлагбаума охранник сказал, что сноса заводских цехов не планируется, будет перестройка. На вопрос, кому принадлежит  территория, ответил, что частным лицам, причем каждый раз разным, а дальше общаться отказался.

Силюсь узнать у посетителей и арендаторов – что будет, если здесь все снесут. Но никто ничего толком не отвечает или не хочет говорить на эту тему. Практически невозможно получить информацию и о количестве фирм, арендующих помещения. На одной стороне комплекса еще стоят старые красные корпуса, а вот со стороны Сокольнического лесопарка вплотную к старым стенам резинотехнического предприятия выросли современные пластиково-металлические конструкции огромного автоцентра азиатского производителя автомобилей. Тут же и мойки, и шаурма, и шиномонтажки, и прочие прелести некачественного индустриального арта.

Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»

Один из кандидатов на пост мэра Москвы Илья Свиридов считает, что вывод завода из числа объектов культурного наследия инспирирован застройщиками будущего городского квартала.

Они вывели из системы архитектурного надзора не только выдающийся проект Гельриха, но и объекты рядом с «Богатырем» - например, пожарную каланчу 1927 года, уникальный пример советского конструктивизма,

- рассказал Свиридов в интервью Царьграду. По его словам, борьба за завод ведется для того, чтобы не потерять наследие заводского строительства.

Во многих городах мира существуют объекты индустриального туризма, а есть и целые города, где внимание туристов привлекают только заброшенные или действующие объекты индустриальной архитектуры.

Когда-то Москва была не только «столичной штучкой», но и городом рабочих, заводов и фабрик. Большинство из них сейчас закрыты, многие переведены в другие регионы страны или Подмосковье. Оставшиеся заводские мощности заработали уже в совсем другом направлении. Завод «Красный Октябрь» переделали в моднейшее тусовочно-ресторанное место Москвы, при этом сохранена вся архитектура выдающегося комплекса. Переделали в студии и арт-объекты помещения «Электрозавода», перестроили заводские типографские всесоюзные мощности на улице Правды.

«Винзавод» стал модным ресторанным двориком и местом художественных выставок, опять-таки с сохранением архитектурных основ. На месте первого в Москве стекольно-хрустального завода располагается завод моды под названием «Флакон», перестроен завод «Арма», «Серп и Молот» переделан в арт-квартал. ЗИЛ практически снесен с лица земли и превращается в гигантский человейник, и из всего многообразия заводов по-прежнему пыхтит лишь старичок АЗЛК.

Автор этих строк недавно путешествовал по Ивановской области и увидел там массу прекрасно сохранившихся объектов индустриальной эры региона. Сгинув в 90-е в пучину дантовского ада, Ивановская область разорилась, а многочисленные фабрики и заводы такого же красного кирпича, как и «Красный богатырь», опустели и обветшали, персонал покинул цеха в силу отсутствия и работы, и спроса на то, что кое-как производили. Может, у властей региона и были какие-то соблазны снести корпуса и головные здания ко всем чертям или устроить там свои «флаконы», но волей или неволей своим действием или бездействием они сохранили крепко построенные заводы, и сейчас на них вновь закипела жизнь.

В Иваново восстановили до 80% ткацких производств, основанных еще в 17–18-е века, в промышленной Шуе, чьей визитной карточкой были гулко мёртвые, пустые цеха, восстановили до половины производств. Побывал я и в городке Южа, чьей доминантой является очень похожий по архитектуре с «Богатырём» ткацкий завод промышленника Балина. Сейчас там спустя 23 года открыли производство, провели набор рабочих, город начинает оживать. В этой же Юже я увидел и два творения архитектора Гельриха - Народный дом при фабрике А.Я. Балина (1910) и Высшее начальное училище при той же фабрике (1913). Все три здания являются гордостью маленького городка, смотреть на них приезжают тысячи туристов.

Фото: Андрей Малосолов / Телеканал «Царьград»

Жители в сомнениях

Собственно, претензии краеведов и архнадзоров в том, что завод «Богатырь» хотят просто снести и поставить человейники, как на территории ЗИЛа, вместо того, чтобы открыть здесь туристическую развлекательную зону. Противники существования бесполезного, по их мнению, завода в том, что подобных зон в Москве и так достаточно, и устроить на «Богатыре» что-то приличное не удастся.

В интервью Царьграду местные жители, прогуливавшиеся по парку «Лосиный остров», в основном склонялись к тому, что и завод  - плохо, и человейники  - тоже плохо.

Вот хотят заселить сюда несколько десятков тысяч человек. А они понимают, куда их заселять будут? - горячится местный житель Виктор Савельев. – Завод 70 лет в три смены работал, из трубы тут такое выходило, что весь район вешался. Здесь земля метров на 30 вниз отравлена – резину перерабатывали же. И это еще то, что мы знали, там ведь было полно и секретных разработок. Чтобы чего-то построить, надо сначала все снести, выкопать эти 30 метров грунта, а как нам тут жить, ведь вся гадость всплывет на поверхность».

«Богатырь» стоит и стоит. Необычный он и красивый. Но ломать его, чтобы поселить сюда массу людей, это же какой коллапс в районе начнется,

- говорит Царьграду местный пенсионер Александр. Он показывает на пробку при съезде с Краснобогатырской на улицу, ведущую в сторону ВДНХ и реки Яузы, – как здесь будет, когда построят огромные жилые корпуса?

Собеседники Царьграда признаются, что борьба вокруг «Богатыря» идет уже не менее 10 лет. За 90-е годы формы собственности предприятия поменялись десятки раз, была тут пальба и бандитские разборки. Но понять, что кому принадлежит, до сих пор непросто.

Уезжал я из района, где располагается завод «Богатырь», со смешанным чувством. С одной стороны, головное здание завода действительно шедеврально, особенно так кажется тем, кто разбирается в предмете. С другой стороны, комплекс вряд ли восстановят так, как это произошло в Юже, Иваново и Шуе. Там подобные заводы и фабрики – глоток жизни для всего города, в Москве калоши и резиновые противогазы производить в советских объемах невыгодно, а рынки заняты китайской продукцией. Не говоря о том, что технологии ушли далеко вперед.

Рекультивация земель и превращение подобных мест в культурные пространства – кажется, это было наиболее эффективным способом эксплуатации мощностей. И даже в подобных случаях надо сохранять не только историческое и культурное, но и индустриальное наследие отечества, ведь не все в истории страны определяется ресторанными пространствами и выставками модной одежды...

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Москве угрожает новая огромная свалка Дунилово и Шуя: Восстающие из ада 90-х Программа реновации в Москве: Долгожданное новоселье или урбанистический коллапс
Загрузка...

Новый уровень тотальной слежки: кто будет торговать данными?
В прямом эфире: