Борьба мировоззрений: Украина и Хорватия против России и Сербии

  • Борьба мировоззрений: Украина и Хорватия против России и Сербии

Футбол давно перестал быть просто игрой, он четко отображает политические реалии, поэтому взаимные футбольные симпатии хорватов и украинцев, равно как сербов и русских, возникли не на пустом месте

Русские и сербские болельщики скандируют: «Один цвет, одна кровь, одна Вера!». В свою очередь, украинские и хорватские радикальные околофутбольные группировки объединяет лозунг: «Вместе возродим величие Европы!». Поэтому выходка центрального защитника хорватской сборной Домагоя Виды, дважды выкрикивавшего на камеру популярную на Украине закличку боевиков ОУН-УПА, если кого-то и удивила, то только тех, кто совсем ни в теме. Сведущие же люди не удились как этому инциденту, так и тому, что хорватских боевиков в изрядном количестве можно наблюдать в составе украинских националистических батальонов, а сербских добровольцев — в подразделениях ДНР и ЛНР.

Кто на Запад, а кто на Восток

Эти межнациональные симпатии и геополитические союзы сформировались далеко не вчера. Возможно, за точку отсчета стоит взять разделение единой христианской церкви на западную (католическую) и восточную (православную). Тот самый момент, когда Константинополь остался верен духовной апостольской преемственности и святоотеческим традициям, а Рим, снедаемый цезарепапизмом и жаждой власти, придумал новые «догматы», календарь, полувоенную и по сути политическую иерархию, организовал грабительские военные походы и инициировал жестокие чистки инакомыслящих. В то же время русским и сербам Бог уготовил судьбу стать живым бастионом на пути азиатских орд — татарской и турецкой. А затем и католических «цивилизаторов», не упустивших возможности поживится на обескровленных православных землях.

По горькой иронии судьбы в авангарде римской экспансии на территории «схизматиков» шли родственные сербам и русским народы — хорваты и, нет, тогда еще не украинцы, а поляки (ученые недавно выяснили, что геномы русских и поляков совпадают практически на 100%). Именно под давлением поляков, через насаждаемую ими унию с Ватиканом менялось сознание попавших под их влияние и власть юго-западной части русского народа, которой со временем и придумали «самоназвание» украинцы.

Долматия

Купание домашних животных. Далмация, Хорватия, около 1893 г. Фото: www.globallookpress.com

У сербов, кстати, происходило что-то подобное: сербские семьи, проживавшие в Далмации и Славонии (ныне Хорватия) и Герцеговине (ныне Босния и Герцеговина) принудительно «окатоличивались» ( на западных Балканах живут три народа говорящих на одном языке, но с разным верописповеданием, и чтобы сменить «национальность» их представителям достаточно поменять религию, после чего принявший ислам православный серб автоматически становится бошняком, а перешедший из ислама в католичество бошняк — хорватом, и так далее).

Развод по-балкански: раздробленность бывшей Югославии в интересах больших западных держав

Тем не менее к началу ХХ века и русские, и сербы пришли со своими государствами — крепкими православными монархиями. Что, безусловно, не могло устроить складывающийся в нашем мире инфернальный Новый мировой порядок, как в лице первой заокеанской либеральной империи США, открыто использовавшей масонские символы и поставившей во главу госидеологии культ Золотого тельца, так и давнего соперника России — британскую корону.

Потому-то и была развязана Первая мировая война, благо амбициозный германский Второй рейх особо подталкивать к ее началу и не пришлось. Под сурдинку готовившейся бойни были запущены как революционные богоборческие идеи, так и идеология «украинства» — отдельной от русских нации. Еще до начала бойни Австро-Венгерский штаб провел показательную кровавую чистку своих русских подданных из Галиции и Буковины при помощи украинствующих неофитов, организовав первые в Европе концлагеря «Талергоф» и «Терезин». А затем из этих же неофитов сформировал подразделения так называемых сечевых стрельцов, подарив тем желто-голубой флаг Нижней Австрии в качестве «национального» и бросив их на фронте против России. Кстати, то же самое Габсбурги проделали со своими подданными — бошняками, хорватами и даже сербами, — отправив их воевать против Сербского королевства.

война

Первая мировая война. Австрийские войска. Фото: www.globallookpress.com

Первую мировую, как известно, Русская империя не пережила, Государь вместе с семьей были убиты, дурное семя дало свои всходы, и на русской территории в постреволюционном угаре уже били друг друга новоиспеченные украинские самостийники: гетманцы и петлюровцы — с одной стороны и красные революционеры, которым их идеологами было предписано бороться за социалистическую Украину ценой украинизации русских, с другой. Сербское королевство, напротив, потеряв треть населения, формально вышло из той войны победителем. Приняв «троянского коня» — славянских сирот Австро-Венгрии: сербских соплеменников, а также хорватов, бошняков и словенцев, страстно возжелавших стать подданными сербской короны.

И Белград согласился, чем приблизил будущий крах. Подстрекаемые Ватиканом хорватские сироты очень быстро почувствовали себя «ущемленными», им оказалось мало собственной административной территории в составе королевства, официального признания их латиницы наряду с традиционной сербской кириллицей (других существенных различий между сербским и хорватским языками не было) и места в парламенте, они отчаянно захотели независимости. Ими же в сотрудничестве с македонскими террористами в Марселе был убит югославский король...

Время жестокости и крови

Далее, чтобы закрепить успех, Новому мировому порядку осталось только убедить Гитлера, что война на два фронта не принесет тому ничего, кроме победы. Благо, как и в прошлый раз, одержимого лидера, на сей раз Третьего рейха, упрашивать особо не пришлось.

Именно тогда в намечающемся мареве новой мировой бойни вышли на сцену украинские и хорватские националисты. Одни по имени своего кривого карлика-идеолога назывались «бандеровцами» (ОУН-УПА), другие — усташами (повстанцы по-хорватски). С простыми, как доска, лозунгами: «Мы великие европейские нации, защитники прогрессивных ценностей, но нашу историю украла коварная азиатская Москва (Белград)», а, следовательно, «Сербов на вербы!» или «Москаляку на гиляку!» (даже человеконенавистнические лозунги были схожи «до степени смешения»). Понятное дело, что и те, и другие встречали немецких оккупантов с цветами и вскинутыми вверх руками, усердствовали в карательных операциях и этнических чистках, подобострастно называли карикатурного вида мужчину с клочком усов под носом «великим вождем германской нации»... И не знали жалости к своим жертвам.

усташи

Встреча гитлеровцев на Украине. Фото: www.globallookpress.com

Усташам удалось развернуться шире, поскольку им Гитлер выделил целое независимое государство, к которому щедро нарезал всю Боснию и Герцеговину и часть Сербии. Украинцам повезло намного меньше, на земли Юго-Западной Руси у фюрера был иной план — он хотел захватить их под расширение жизненного пространства германской нации, поэтому едва его украинские марионетки посмели проявить инициативу и провозгласить собственное государство под протекторатом Третьего Рейха, тот сослал их с глаз долой в концлагерь. Потом, правда, выпустил, потому как нужны были, и те продолжили служить и за страх, и за совесть.

Зверства усташей и бандеровцев времен Второй мировой — отдельная черная страница в нашей общей с сербами истории борьбы с фашизмом. В советское время предпочитали умалчивать, что безоружных людей массово убивали в Бабьем Яру или Хатыни именно украинцы, состоявшие на службе у германских оккупантов, они же составляли охрану концлагеря «Собибор», о чем деликатно умолчал в своем новом фильме Хабенский, они же резали поляков в Волыни, и зверски убивали евреев во Львове. Отметились бандеровцы (будем называть так все коллаборационистские украинские подразделения, а не  только отряды ОУН(б) и на Балканах, в творимом их соратниками усташами антисербском геноциде, так называемый Украинский легион принял деятельное участие в Козарской резне.

усташи

Уничтоженная усташами сербская семья. Фото: www.globallookpress.com

Впрочем, хорватские усташи с истреблением сербов прекрасно справлялись и без посторонней помощи, и усердствовали в этом настолько, что это вызывало неподдельное возмущение у их союзников. Так немецкие офицеры писали возмущенные жалобы по поводу хорватских зверств вождям Рейха (но тех все устраивало), а итальянцы и вовсе нередко брали сербов под защиту. Именно усташами был создан самый жуткий концлагерь второй мировой войны — «Ясеновац», где людей денно и нощно убивали, но не в газовых камерах, и даже не расстреливая, а исключительно холодным оружием, используя специальные ножи, кувалды, штыки.

Палачи даже устраивали соревнования между собой, кто за «одну сессию» убьет больше сербов: 29 августа 1942 года таким победителем стал студент францисканского колледжа и член братства Крестоносцев Петар Брзица, за одну ночь заколовший и зарезавший 1300 человек... Всего, по разным оценкам, в ходе геноцида сербов на территории бывшей Югославии было уничтожено порядка 800 тыс. человек, что изменило и этническую карту Западных Балкан: в той же Боснии до Второй мировой войны сербы составляли более 70% процентов населения, а перед распадом Югославии в 90-х — только 33%....

усташи

Усташи. Фото: www.globallookpress.com

Сербы — русские на Балканах

Отметились хорваты и на русской территории. В помощь своим покровителям для войны на восточном фронте усташеский фюрер — поглавник Анте Павелич — выделил 369-й усиленный хорватский пехотный полк, хорватский воздушный легион и хорватский черноморский легион. Боевики этих подразделений ожидаемо отметились в зверствах и грабежах мирного населения Бессарабии, Украины и Донбасса, но также бесстрашием и огромным желанием воевать. За что единственные из иностранных частей были удостоены сомнительной чести наступать вместе с немцами на Сталинград. Где все хорватские части были разгромлены в пух и прах — не помог даже визит на Волгу самого Павелича.

Кстати, а что же Ватикан? А он ожидаемо духовно окормлял два человеконенавистнических нацистских движения. Так, духовным лидером усташей стал кардинал Алоизий Степинац, отметившийся массовыми крещениями запуганных сербов, осужденный в Югославии за пособничество нацистам, и канонизированный Римом как блаженный. Ту же роль у бандровцев выполнял униатский Галицкий митрополит Андрей Шептицкий, который за время своего служения успел и благословить УПА, и критиковать Бандеру за излишнюю жестокость, и писать верноподданические письма Гитлеру, и спасать от нацистов евреев, и участвовать в создании 14-й гренадерской дивизии СС «Галичина», и отдавать колокола на нужды Вермахта, и приветствовать Красную Армию, Сталина и коммунизм... Умер митрополит, что удивительно при такой широте и переменчивости взглядов, своей смертью во Львове.

оун

Ветераны ОУН на улицах Украины. Фото: www.globallookpress.com

Наследники нацистов

После разгрома нацизма и укрепления коммунистических режимов в Европе и Азии Запад окончательно осознал, что «красный проект» ему более не союзник. Свою роль в разрушении традиционных монархий  коммунисты сыграли, быть слугами олигархов и транснациональных компаний они не желали, а, напротив, во главе с Москвой претендовали на создание самостоятельного полюса силы, чего допустить было никак нельзя. Поэтому, пока всю холодную войну СССР поддерживал в Азии, Африке, Латинской Америке «народные демократии», в пику ему Вашингтон и Лондон там же делали ставки на «сукиных сынов» -  националистов и ультраправых. Вот и распад Советского союза и социалистической Югославии прошел под аккомпанемент националистической истерии в национальных окраинах (метрополиям подобное, естественно, было не положено — исключительно демократия и каяться), но только в двух регионах власти откровенно реанимировали нацистских призраков времен Второй мировой — в Хорватии, и после второго «майдана» — на Украине.

Да, в Хорватии это началось практически на 30 лет раньше. Тогда вернувшимся на родную землю «защищать независимость» иностранным хорватским добровольцам — потомкам нацистов, бежавшим после 1945-го за рубеж, — их лидер Бранимир Главаш открыто сказал: «Больше не бойтесь называть себя усташами». А первый президент Хорватии Франьо Туджман с высокой трибуны заявил ,что марионеточная прогитлеровская Независимая хорватская держава времен Второй мировой войны «была не только порождением местных квислингов, но и плодом устремлений всего хорватского народа».

Туджман

Франьо Туджман. Фото: www.globallookpress.com

Да и в целом он благодарит Бога за то, что его жена — не сербка и не еврейка. После подчинявшиеся ему паравоенные формирования, щедро получавшие деньги и оружие из Ватикана, Австрии и Германии, уже не боялись поднимать флаги нацистской Германии и одевать характерные усташеские шапочки. Первым делом после обретения долгожданной независимости активисты молодой демократии разгромили мемориал в концлагере «Ясеновац», а после начали «зачищать» сербские села на Юго-Востоке республики от их жителей. Апогея после долгой и кровопролитной войны этот процесс достиг в 1995 году, когда подготовленная инструкторами НАТО и даже облаченная в американскую военную форму старого образца хорватская армия буквально смела с лица земли самопровозглашенную Республику Сербская Краина. Республику, жители которой просто хотели использовать родную кириллицу, не испытывать притеснений по национальному и религиозному признаку и просто остаться в единой Югославии...

И по сей день в хорватской младодемократии выпускники школ традиционно гуляют в усташеских шапочках, футбольные фанаты скандируют лозунг Za dom spremni! (За родной дом — готовы!), стены хорватских домов исписаны графити «Сербов на вербы!», за сербские номера владельца авто могут «по доброте душевной» забросать камнями, на крупнейшем стадионе Загреба «Максимире» при полном аншлаге выступает местная звезда, воспевающая «подвиг» палачей «Ясеноваца», а среди зрителей можно увидеть представителей местного политикума.

Совсем как на Украине, с ее ставшими уже мейнстримными закличками «Слава Украине! Героям слава!» и «Москаляку на гиляку!», факельными шествиями и беснующимися на ТВ-эфирах русофобами. Не зря же хорватские «специалисты» то и дело наезжают в Киев по линии ЕС и НАТО, консультировать своих с опозданием дозревших братьев, как нужно поступать с образовавшимися в их пределах непризнанными республиками.

Посему выходка представителей сборной Хорватии Домагоя Виды и Огнена Вукоевича не была ни «шуткой», ни спонтанным хулиганством. Как и совместные стикеры нациствующих украинских и хорватских футбольных фанатов с призывами «возродить величие Европы». Не случайно же вслед за первым провокационным видео вскоре в сети появилось и второй ролик с Видой, где тот к закличке ОУН-УПА добавляет еще выкрик: «Белград, гори!». Нет, это не случайность, а отголосок доминирующего в современной Хорватии образа мышления.

Вида

Д. Вида. Фото: www.globallookpress.com

А футбол умирает

Правда, футболу подобные идеи помогают далеко не всегда. Украинскому — уж точно никак.

Постмайдановские годы уничтожили украинский футбол: умер "Днепр", умер "Металлист", умер "Черноморец", хотя ватник Новинский пытается сейчас его возродить, — написал на свой странице в социальной сети киевский журналист Андрей Манчук. — По иронии судьбы команды, которые давали массовку нацистскому движению, канули в Лету, кроме гальванизированного трупа "Динамо", которому не дадут умереть по соображениями имиджево-политического плана. Если бы не играющий на чужом поле "Шахтер", украинский чемпионат можно было бы в принципе закрывать».

«За украинский футбол переживать не нужно, он заслужил свою судьбу, — поделился мнением с Царьградом в прошлом одессит, а ныне российский публицист и политолог Игорь Дмитриев. — Украинские футбольные клубы, которые спонсировались олигархами, параллельно являлись рассадниками ультранационалистических группировок, которые прорвались к власти и убийствам. И заняли особое положение в украинском обществе, до сих пор выполняя карательную функцию. На Украине не только после "майдана", а вообще за все годы ее независимости был такой информационный заповедник, в котором интерпретация добра и зла отличалась от принятой в приличном обществе.

Посылы ненависти и фашизма, которые кажутся самим украинцам уже естественными и нормальными, могут распространяться и в другие страны, потому что допускается сама мысль о том, что вещи, которые наказываются уголовным образом в любой нормальной стране, на Украине считаются допустимыми. Это очень опасная, заразная тенденция, которая может опять всколыхнуть волну ненависти, геноцида и социальных катаклизмов, что в свое время потрясали и Хорватию.

С последним утверждением эксперта можно поспорить: Хорватия остается одной из немногих стран Европы (можно вспомнить еще официальную русофобию и исторический нацистский реваншизм в государствах Прибалтики), где эти вирусы живы и по сей день. И только в последнее время в угоду эмиссарам ЕС стали более-менее косметически маскироваться: то в остающемся еще относительно сербоязычным городе Вуковар повесят таблички и на кириллице, после чего, правда, набегут хорватские «ветераны отечественной войны» и их разобьют, то побьют местного серба в кафе за сербскую песню, заказанную в музыкальном автомате, то пропустят в парламент представителей карликовых сербских партий, но затем министр МВД назовет этот шаг «унижением»... Поэтому Киев здесь является только лишь способным учеником первопроходца Загреба. И нацистские болячки ничуть не мешают успешной евроинтеграции обоих режимов в счастливый Западный мир. Напротив, скорее даже способствуют оному.

митинг

Киев. Пикет в поддержку бывших киевских футболистов ФК «Динамо», хорватских футболистов Домагоя Вида и Огньена Вукоевича у здания посольства Республики Хорватия в Киеве. Фото: www.globallookpress.com

Но что на это может ответить Россия? Только вспомнить про подлинное братство с сербами и о нашей общей исторической миссии и судьбе. Кстати, в социальных сетях уже предложили интересный футбольный ответ на выходку Виды: всем русским болельщикам предложили взять с собой на игру Хорватия — Англия сербские флаги.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Налоговая реформа раскрутит инфляцию Что на самом деле стоит за высылкой российских дипломатов из Греции