И эта Хорватия будет учить Украину Донбасс интегрировать

  • И эта Хорватия будет учить Украину Донбасс интегрировать

Загреб, назначенный Западом учителем Киева по решению вопроса "сепаратистских территорий", в свое время использовал для этого военный блицкриг и этнические чистки

Последние годы Хорватия пытается делать демократическое лицо, потому как обязывает членство в демократическом Евросоюзе. Посему там и был принят закон, согласно которому, если этническое меньшинство той или иной территории страны составляет до трети ее населения, то язык этого меньшинства наравне с государственным имеет право на использование в работе государственных структур, документообороте, образовании и в целом в повседневной жизни муниципалитетов - от табличек с названиями улиц до рекламных щитов.

Единственное хоть сколько-то существенное меньшинство в Хорватии - это сербы, численность которых до демократической чистки составляла 12% населения страны, а сейчас после "освобождения" оной - всего 4%. И с языком сербским особо заморачиваться тоже не нужно, это, по сути, тот же хорватский, только с рядом незначительных особенностей и кириллическим алфавитом. Например, дом по-хорватски будет дом, а по-сербски - куча. Хорваты, прямо, кстати, как и украинцы, очень любят выпячивать свою особенность, давая, например, месяцам "славянские" имена. Так, сербский "октобар" - у них вполне себе листопад. Для сравнения, у свидомых украинцев октябрь - тоже не октябрь, как у большинства европейских народов, а жовтень. Тем не менее эта небольшая на первый взгляд разница не помешала дорвавшейся в 1991 году до независимости Хорватии объявить свое государство исключительно "государством хорватского народа", поставив сербский язык вне закона.

Теперь вот, когда сербов стало заметно меньше, а сербская непризнанная республика на границе с большой Сербией уничтожена, можно со спокойной душой и в либерализм поиграть.

Признаны агрессорами своей земли

Однако далеко не всем в Хорватии нравится и такой легкий либерализм по отношению к сербам. Те же попытки повесить двуязычные таблички наталкивались на резкое противодействие со стороны "защитников" или "ветеранов" Отечественной войны - так в Хорватии называют собственный вооруженный бунт против единой Югославии. Едва те увидят название улицы или города на сербском, так все, стараются сорвать или исписать каким-нибудь непотребством. А еще выходят на улицы, возмущаются, грозятся взять штурмом муниципалитеты. Ну, все как на Украине!

Тем не менее вплоть до недавнего времени, то есть до 2016 года, в хорватском правительстве всегда находилось место для министра-серба. Но все изменилось после того, как кабинет министров сформировал улыбчивый и внешне весьма демократичный Андрей Пеленкович. Кстати, в свое время глава комитета Европарламента по вопросам ассоциации ЕС-Украина… После чего граффити "Убей серба!" и "Сербов на вербы!" на стенах хорватских городов стали встречаться намного чаще. А также в разы выросло количество случаев нападений на сербов в хорватских городах. Если, по данным местных сербских правозащитников, в 2014 году таких случаев было 82, то 2015-м - 189, а в 2016-м - 331. Если подобная динамика сохранится, то статистика по уходящему 2017 году получится неутешительной.

И другой она просто быть не может! В хорватский парламент - Сабор - нового созыва впервые не вошла местная Независимая демократическая сербская партия, хотя раньше ее кандидатам давали возможность присутствовать там. А новый лидер партии власти "Хорватское демократическое содружество", в свое время организованной лидером хорватских сепаратистов 80-90-х, впоследствии первым президентом Хорватии Франьо Туджманом, экс-министр МВД Томислав Карамарко и вовсе не побрезговал откровенно ксенофобским спичем. В одном из публичных выступлений он назвал сотрудничество с местными сербскими политиками унизительным.

СаборПарламент Хорватии. Фото: Darko Bandic/AP/TASS 

Хорватские парламентарии пошли дальше, подготовив новый законопроект, которому для окончательного утверждения осталось, собственно, только пройти через второе чтение, - "Закон о защитниках", то есть тех самых ветеранах хорватской АТО первой половины 90-х, вызвавших бурное возмущение как в среде собственного сербского меньшинства, так и в среде руководства и рядовых граждан соседней Сербии.

И тут все дело в формулировках. В этом документе попытку центральной власти федеральной Югославии усмирить национал-сепаратистский мятеж в документе назвали агрессией, что, в принципе, давно никого не удивляет. Но в определении виновных, тех самых агрессоров, хорватские законотворцы решили ни в чем себя не ограничивать, назвав в их числе "Сербию, Черногорию, Югославскую народную армию, военизированные подразделения Боснии и Герцеговины и большое количество представителей сербского меньшинства» самой Хорватии. То есть того самого меньшинства, которое сейчас активно бьют на улицах, которому пишут угрожающие оскорбительные граффити на стенах церквей и домов, кидают камни в стекла школьных автобусов православных гимназий, сносят семейные захоронения на кладбищах… Теперь у него появилась вполне реальная перспектива в один далеко не прекрасный день проснуться на своей земле, на которой жило не одно поколение их предков, в статусе "агрессоров". Ясное дело, что жизнь после этого у его представителей явно не улучшится.

И тут вспоминается вот что (следующий текст с замысловатым содержанием):

"Пусть возвращаются в свою Сербию. Пусть вернут десятки тысяч квартир, которые граждане Хорватии для них на своей крови построили… Используем и мы все средства без применения оружия и силы, которые может осудить мировая общественность. Выгоним их с помощью "мелочей" - не забывайте, что они ваши соседи!

1) Паркуйте свои машины так, чтобы они не могли выехать на своих.

2) Выпустите у них воздух из колес, не режьте.

3) Засуньте зубочистки в замочные скважины их квартир, чтобы они не могли выйти.

4) Тем же способом испортьте замки.

5) Будите их ночью телефоном каждые полчаса.

6) Не разговаривайте с ними и членами их семей.

7) Звоните им из подъезда долго и настойчиво каждый раз, когда сможете.

8) Не занимайте у них ничего и не давайте взаймы сами.

9) Ни в чем не помогайте им, если только речь не идет об их болезни или жизни их детей.

10) Не позволяйте, чтобы ваши дети играли с их детьми…

Изолируем их, покажем, что они нежелательны здесь".

Это не дурная фантазия из какого-нибудь очередного романа ужасов, а артефакт истории. Реальной истории 1991 года. Текст листовки хорватских националистов, с "добрых" советов которых к своему народу и началась последняя "агрессия против Хорватии".

Злость аутсайдеров

"Если Сербия - агрессор, то что тогда делали хорваты в концлагере Ясеновац (концлагерь нацистского государства Независимая Хорватская Держава времен Второй мировой войны, где были убиты около полумиллиона сербов, а также десятки тысяч цыган и евреев) и в ходе операции "Олуя" - подготовленного инструкторами НАТО хорватского армейского блицкрига по уничтожению Республики Сербская Краина)? – прокомментировал сербской прессе новый хорватский законопроект президент Сербии Александр Вучич. - В Хорватии сейчас живут 186 тысяч сербов, но только 55 тысяч из них имеют возможность пользоваться родным языком".

ВучичПрезидент Сербии Александр Вучич. Фото: Srdjan Ilic/PIXSELL/FA Bobo/PIXSELL/PA Images/ТАСС

В свою очередь, лидер хорватской Независимой демократической сербской партии Милорад Пуповац в ходе недавней встречи с сербским лидером охарактеризовал положение соплеменников кратко и емко: "Тяжело быть сербом в Хорватии".

С чем же связано очередное обострение хорватской ксенофобии, которая, как начало казаться в одно время, с момента более плотной интеграции страны в ЕС стала сходить на нет?

В первую очередь с тем, что вхождение в ЕС не принесло Хорватии ожидаемых бонусов: бурного роста промышленности не случилось, равно как и роста уровня жизни, не произошло и долгожданного доминирования на Балканах, как "форпоста западной цивилизации", стране пришлось довольствоваться третьестепенной ролью "курортного" государства, энная часть молодого и здорового населения которого вынуждена работать за границей.

Ну как тут не разозлиться? Уже проходили акции по публичному сожжению флагов ЕС, но основными виноватыми в создавшемся положении оказались… опять сербы, потому что так удобнее. Тем более что именно не оправдавшая ожиданий Европа заставляет быть "помягче с ними", но ничего не дает взамен!

Впрочем, нет, дает - не экономические преференции, конечно, не почетное членство в международных структурах, но новую роль - наставника нового оплота демократии, находящегося на самом острие борьбы с мировым злом, - Украины, которая тоже, как Хорватия в 90-е, боровшаяся со своей самопровозглашенной Сербской Республикой, оглашая весь мир воплем о великодержавной сербской агрессии, борется со своими русскими самопровозглашенными республиками, на сей раз вопя об агрессии великодержавной России.

Кровавый опыт на экспорт

И крепкие связи у двух "жертв агрессии" завязались практически с началом событий нового майдана сначалу неформально: по-нацистски настроенные фанаты обеих стран начали плотно сотрудничать, что со временем позволило им сформировать различные альянсы. В свою очередь, ультраправые хорватские добровольцы давно перестали быть экзотикой украинских нацистских добровольческих батальонов. А почему нет, раз даже закличка хорватских усташей "Сербов на вербы!" созвучна с бандеровской "Москаляку на гиляку"!

ХорватыФото: www.globallookpress.com

Вслед за "неформалами" довольно быстро подтянулась и официальная часть. Так, Хорватия довольно резво взялась за снабжение ВСУ военной техникой и обучение тамошних кадров по натовским стандартам (страна присоединилась к альянсу в 2009 году). Украинские военные психологи и психиатры стажировались в Хорватии, формально перенимая опыт по выведению "ветеранов" из поствоенного синдрома. Но учитывая тот факт, что именно боевики украинских добробатов нередко ходили в атаки в Донбассе под влиянием различных психотропных веществ, то, возможно, и чему-то другому. Опять же, раненые украинские военные получили возможность подправить здоровье на хорватских курортах.

В целом именно за последние годы сотрудничество между Киевом и Загребом расцвело по самом широкому спектру направлений - от молодежной политики до туризма. Но, пожалуй, самым показательным стало создание совместной рабочей группы по сотрудничеству в вопросе "реинтеграции территорий". Причем, активность хорватской стороны даже удостоилась очередной озабоченности российского МИД, который в специальной ноте отметил, что "на этих встречах обсуждалась тематика "возвращения неподконтрольных территорий" на основе хорватского опыта 1990-х годов - опыта более чем неоднозначного, а, говоря прямо, отрицательного".

Тем не менее, как говорится в произведении классика, Васька слушает да ест, и хорватские официальные лица все чаще наведываются в Незалежную, как, впрочем, с завидной регулярностью и представители последней - в край бело-красной шаховницы. И, например, совсем недавно посетившая Киев Весна Шкаре-Ожбол, в 1990-е годы отвечавшая в аппарате президента Хорватии за "мирную реинтеграцию территорий" (имеются в виду Срем, Баранья и Восточная Славония, где стояли миротворцы из России, а потому не было хорватского военного наступления, эти земли были просто "возвращены" Хорватии по решению ООН), учила своих украинских протеже, кого из сепаратистов следует судить, а кого можно и простить.

"Я хочу подчеркнуть: прощение не может быть применено к тому, кто убил человека, - рассказала гостья в интервью одному из украинских изданий. - На самом деле прощение - это неотъемлемая часть мирного процесса. Когда закончилась война, у вас нет другого пути, вы прощаете. Это происходит во всем мире, после каждого вооруженного конфликта. Поэтому мы применили этот механизм сразу, как только завершился вооруженный конфликт. И я могу утверждать: участие международного сообщества - это ключ к решению конфликта".

Однако вывод о том, как и кого простили хорваты, можно сделать по событиям, которые происходят в этой стране. В малом - по резонансному избиению молодого серба Йована Матьевича, который на свою беду не подумав завел сербскую фольклорную песенку на музыкальном автомате в баре городка Пакрац, где живет и работает. В большом - по официальной реакции хорватского руководства на открытие в Белграде памятника майору ЮНА Милану Тепичу, который в 1991 году подорвал себя вместе со складом боеприпасов, чтобы не попасть в плен к хорватским боевикам, около недели осаждавшим армейскую казарму (сдавшихся же офицеров те просто расстреляли). Он заявил протест, потому как офицер, волею случая вставший на пути хорватской независимости и не изменивший присяге, и по сей день считается в этой стране военным преступником.

А вот если бы сдался и тоже был расстрелян, а боеприпасы перешли бы в арсенал хорватских паравоенных формирований, чтобы помочь тем изгнать сербов с территории их самопровозглашенной республики, то тогда бы о нем просто забыли бы. И никаких тебе "военных преступлений"….

Отнюдь не случайно заместитель председателя комитета по вопросам диаспоры в парламенте Сербии Миодраг Линта в интервью сербскому изданию отметил, что именно теперь сербы вновь стали массово покидать Хорватию. Кураторам, стоящим за спиной хорватско-украинских контактов, на самом деле нет никакого дела до судьбы сербов в Хорватии и до русских на Украине. В принципе, им нет дела и до украинцев и хорватов. Им нужно одно - полная и безраздельная победа и полная и безраздельная власть на территориях, где до их пришествия существовал абсолютно иной цивилизационный проект.

Потому и не знают они жалости ни к памяти тех, кого уже нет, ни к тем, кто еще жив. И от "братского обмена опытом" их подопечным ничего хорошего ждать не стоит - ни сербам, ни русским, ни миру в целом.

Загрузка...

Оставить комментарий

Бедный миллионер Алексей Улюкаев Турция и Иран создают альянс против курдов, США и Израиля
Новости партнёров