Артур Атаев: «Протесты в Ингушетии - попытка дестабилизировать весь Северный Кавказ»

  • Артур Атаев: «Протесты в Ингушетии - попытка дестабилизировать весь Северный Кавказ»

Тема протестов в Ингушетии сейчас очень активно муссируется в оппозиционных СМИ. Там их нарекают «массовыми» и обвиняют местные власти в «предательстве» ингушского народа. Именно так: ни больше, ни меньше. О ситуации в республике Царьграду рассказал политолог Артур Атаев

Напомним, в конце сентября в Ингушетии начались протестные митинги после подписания соглашения о границе между Ингушетией и Чечней. Документ скрепили подписями главы республик: Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров. Митингующие считают, что соглашение по обмену землями несправедливо, и Ингушетия теряет свои территории.

Оппозиционные СМИ мгновенно подхватили тему. Протесты сразу же нарекли «массовыми», а обмен землями – «наглым вторжением».

Что на самом деле происходит в республике, понять довольно сложно – в новостных заметках либеральных изданий лишь эмоции и нагнетание обстановки. Прояснить ситуацию Царьград попросил политолога, заместителя исполнительного директора общества «Двуглавый Орел» Артура Атаева.

Царьград: Расскажите о ситуации в целом. Кто устроил протесты в Ингушетии, и что за ними может стоять?

Магас. 9 октября 2018 года. Фото: Елена Афонина/ТАСС

Артур Атаев: Сегодня, как, впрочем, и с момента подписания соглашения о корректировке границ между главами Чечни и Ингушетии, продолжаются акции протеста, организованные рядом общественных организаций. Официально организатором этих акций, которые трактуются как направленные исключительно на оставление границы в прежнем формате, является общественная организация «Мехк-Кхел» и Совет тейпов республики Ингушетия. Помимо этого, в числе организаторов замечен еще ряд общественных структур, таких как, например, «Машар».

Но главное, что акцию поддержал главный муфтий республики Ингушетия Иса Хамхоев. В принципе, это давний личный спор между Исой Хамхоевым и Евкуровым. Хотя официально муфтий активного участия в акциях протеста не принимает.

Митинг в его активной фазе продолжался до 4-5 октября, потом он перешел в некую нестабильную фазу. Это случилось после неудачной попытки участия в переговорах с митингующими главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. В тот момент его охрана совершила, я считаю, ошибку, стреляя в воздух. После этого старики, которые участвуют в организации митинга и его позиционировании как общенационального, призывают молодежь на ночь расходиться.

Ц.: Некоторые сравнивают сложившуюся ситуацию с «Майданом». Корректно ли это?

А.А.: Да, похоже. Смотрите, как организовано всё. И подвозы, и палатки, и костры… Для меня примечательно, что митинг проходит по определенным четким лекалам. Есть сотники, десятники, люди с повязками подвозят питание. Далее есть определенная поддержка со стороны диаспор и чеченского сепаратистского сопротивления во главе с Ахмедом Закаевым, который активно поддержал митинг.

Печально для меня, что ряд общественных организаций Северного Кавказа, в частности кабардинские и балкарские, поддержали акцию протеста, и некоторые из лидеров этих организаций приехали и даже выступили на митинге. Это, конечно, свидетельствует о том, что пытаются вывести нестабильность на весь северокавказский регион.

И очередным подтверждением этому является то, что авктивно стал муссироваться вопрос Пригородного района. Конфликт вокруг Пригородного района – это то событие, которое 30 октября 1992 года спровоцировало осетино-ингушскую войну, очень кровопролитную – около 800 человек тогда погибло за три дня, и есть пропавшие без вести. Последствия этого противостояния до сих пор не ликвидированы. По сценарию 1991-1992 годов сейчас пытаются актуализировать эту проблему в Пригородном районе. То есть есть серьезная обеспокоенность, что сегодняшний конфликт угрожает, хоть и в латентной форме, властям других субъектов, и он может охватить и другие регионы.

Мне кажется, что митингующие сейчас дезориентированы, потому что у них была надежда, что парламент денонсирует это соглашение. Был ряд заявлений депутатов парламента, которые нстроены оппозиционно – они четко говорили о том, что в минувший понедельник пройдет денонсация этого соглашения, подписанного Евкуровым и Кадыровым, но этого не произошло. Митингующие, а точнее их лидеры, обвиняют власти в том, что те оказывают влияние на оппозиционных депутатов. Ну, и по факту - парламент не собрался для денонсации этого соглашения.

Ц.: Почему оппозицию так не устраивает это соглашение, если, по сути, там происходит практически равноценный обмен нежилыми территориями между Ингушетией и Чечней? 

Участник митинга в Магасе. Фото: Елена Афонина/ТАСС

А.А.: Сейчас идет война карт. Одни указывают, что земли Чечне передается в 25 раз больше, чем Ингушетии, и в СМИ задействуются различные эксперты, которые отмечают неравноценный обмен. Правительство же республики имеет другую точку зрения и опровергает это тоже с достаточной убедительностью и серьезными доводами.

То есть идет война информации. Создано очень много мифов и послано очень много вбросов. Активная фаза конфликта проходит в виртуальном пространстве. Кто сейчас выиграет на информационном поле, тот и на заключительном этапе одержит победу.

Ц.: А кому мешает Евкуров, почему его хотят сместить?

«Красный угол» с Еленой Шаройкиной. Почетный гость - Юнус-Бек Баматгиреевич Евкуров.

А.А.: Евкуров - лидер новой формации, новой генерации. Человек очень неинкорпорированный в ту систему общества, которая на договорном уровне решала, в том числе, кадровые, финансовые вопросы. Он порядочный человек, серьезный политик, который не ангажирован. Достаточно проехать по федеральной трассе Ростов – Баку через Ингушетию, чтобы понять, что это человек конкретного дела. Там справа огромная больница, потом Сад-Гигант – огромное предприятие. Виден результат его деятельности. Конечно, часть элиты, которая ранее управляла регионом, недовольна этим. Поэтому много обиженных чиновников. Та стабильность, которая есть сейчас в регионе – она явно кому-то не на руку.

Ц.: Верно ли, что сегодняшние протесты основной своей целью ставят задачу сместить Евкурова?

А.А.: Однозначно. Однако сейчас география целей расширяется. Уже и Аушев был вовлечен в процесс (Руслан Аушев, бывший президент Ингушетии – прим. Царьграда). Кстати, его слова перевираются. В своей речи он сказал, что митинг – не решение проблем, и нужно создать согласительную комиссию. Это никто не процитировал – ни «Би-би-си», ни «Настоящее время», ни «Дождь», ни «Кавказский узел», которые акцентировали внимание только на том, что осудил действия властей. Да, он осудил действия властей, потому что в любом случае нестабильность – это вина властей. Но в заключение заметил, что нужно договариваться.

Протест в такой форме – не решение проблемы.

Оставьте email и получайте интересные статьи на почту

Загрузка...

Ссылки по теме:

Муфтий, террорист или большевики: Кто виноват в конфликте в Ингушетии?

Исламовед: "Совет муфтиев России саботирует запрет ваххабизма"

Депортация: Оболганные народы Северного Кавказа

Юнус-Бек Евкуров: У ингушей нет чувства обиды за сталинские репрессии

Оставить комментарий

Операция «Идлиб»: У Турции осталось меньше 24 часов на вывод террористов Покров Пресвятой Богородицы. Православный календарь на 14 октября
Новости партнёров