Артём Соколов: На рынке интернет-торговли должны быть равные конкурентные условия
Фото: Телеканал "Царьград"
Интервью Технологии

Артём Соколов: На рынке интернет-торговли должны быть равные конкурентные условия

Беспошлинный ввоз в Россию товаров из иностранных интернет-магазинов планируют снизить. Это произойдет не в июле, как обещали, а до 1 января 2019 года.

Прокомментировать главную непопулярную у пользователей меру, а также обрисовать будущее российской электронной коммерции мы попросили президента Ассоциации компаний интернет-торговли Артёма Соколова.

Станислав Жураковский: Как изменилась отрасль за три года вашей деятельности в АКИТ?

Артем Соколов: Произошло очень много хорошего. На самом деле, e-commerce - одна из отраслей, которые постоянно демонстрируют рост. Даже несмотря на кризисные явления, валютные колебания, e-commerce все равно сохранила свой рост и развитие. Развивается она быстрее, чем офлайн. И мы видим, оглядываясь на развитые страны, какой у нас уже сегодня серьёзный, колоссальный потенциал для роста. Потому что в России пока это около 3,5% от общего объёма розницы. Но, если посмотреть на США, Великобританию, Китай, где-то до 20% уже e-commerce занимает. И мы понимаем, что у нас есть очень высокий потенциал.

Реально за последние три года очень серьёзно улучшились сервисы по доставке. Почта России перестала терять посылки. Сроки доставки сократились до трёх раз по некоторым направлениям. Экспресс-перевозчики научились доставлять "день в день", "час в час". Если брать города-миллионники, то это тот сервис, который позволяет вам в назначенное время получить все, что вы желаете. И даже почтальоны начали носить посылки на дом, доставлять прямо до двери, чего раньше вообще не было. И стоит это копейки. Это раз.

Второе. Серьёзно увеличилось количество безналичных оплат. Больше 39% сейчас это уже безнал, если по рынку в целом. Что тоже, действительно, большой рывок вперёд. Очень сильно развивается трансграничная торговля. Покупки в зарубежных интернет-магазинах становятся все более популярными. Мы видим, как иностранные компании завоёвывают своих потребителей, в общем-то, довольно серьёзно заходят на наш рынок.

Платеж

Фото: www.globallookpress.com

Новые проекты, которые стартуют, на "ура" воспринимаются. И действительно интерес к таким покупкам все больше и больше растёт. Это, наверное, основные тренды, которые можно обозначить.

С точки зрения того, как выглядит e-commerce сейчас, он начинает выглядеть все более технологичным. И, пожалуй, появляется ещё один новый тренд – это food, который сейчас развивается в e-commerce какими-то сумасшедшими темпами. Именно в этой товарной категории клиент больше 8,5 раз за год возвращается за покупкой. Поэтому ни одна из категорий с продуктами питания сейчас даже сравниться не может по количеству возвратов клиента за покупкой в интернет-магазин. И возникает огромное количество сопутствующих сервисов. Поэтому e-commerce растёт, двигается вперёд.

С.Ж.: Если говорить про эти самые 20%, когда они будут в России достигнуты?

А.С.: Перспектива около пяти-шести лет. Если все будет развиваться так, как развивается. Я думаю, 10-15% мы спокойно можем ожидать, 20% – пока бы такую оценку на себя не брал.

С.Ж.: Если говорить про трансграничную торговлю, какую долю сегодня занимают иностранные игроки и трансграничная торговля в России, и какие риски это несёт?

Прогноз МЭР: еще один год "затянутых поясов" и упущенных возможностей

А.С.: Если посмотреть на бюджет потребителя, потребительскую корзину в e-com, то 36% продаж приходится как раз на иностранные площадки, это известные Alibaba, eBay, Amazon и прочие маркетплейсы. Действительно 36% — это довольно большая доля рынка. Потому что ещё восемь лет назад это было лишь 8%. Мы видим, как постепенно это направление становится все более популярным. Это видно даже по количеству заказов, которые делают покупатели. У нас количество заказов, насколько я помню, по 2017 году выросло где-то на 7%, а в кроссбордере — порядка 30% рост. Цифры говорят сами за себя, даже ничего больше и придумывать не нужно.

С.Ж.: Если говорить про защиту российских игроков, стоит ли вообще их защищать и насколько? То есть, до 2011 года эта отрасль развивалась сама по себе, и государство на неё внимания не обращало.

А.С.: Нет необходимости говорить о какой-то защите. Скорее, здесь нужно вести разговор о создании равных конкурентных условий ведения бизнеса. Потому что сейчас есть определённый перекос. И этот перекос сложился в силу исторических причин. Когда-то давно, ещё в 2010 году, у нас было заключено союзное соглашение, установлены определённые правила для e-commerce. Но тогда e-commerce, как такового, не было. Тогда это были какие-то штучные покупки из-за рубежа.

Сейчас этот канал так сильно развился, что, по сути, уже представляет собой просто коммерческий оборот, который идёт немножко по другому каналу продаж. И это хорошо, что он развивается, хорошо, что все именно так происходит. В общем-то, здесь у потребителя появилась возможность приобретать товар в любой точке земного шара и получать с доставкой на дом, ассортимент просто широчайший.

Другое дело, что, когда в конкуренции есть перекос, начинают возникать различного рода схемы. Например, ряд российских компаний начал выводить свою деловую активность за рубеж. И вместо того, чтобы инвестировать в создание рабочих мест, в создание логистической инфраструктуры, покупать рекламу здесь, он это делает в приграничных территориях, например, открывает склады в Финляндии, в Латвии и напрямую оттуда продаёт свой товар.

Интернет

Фото: www.globallookpress.com

Бизнес развивается там, где можно заработать денег. И перестаёт развиваться там, где сложно больше зарабатывать. Понятно, что при таком перекосе конкурировать очень сложно. И влияние этого перекоса распространяется не только на интернет-магазины.

В первую очередь, это российские производители. Которые, оценивая свой рынок сбыта, просто понимают, что они будут неконкурентоспособны по сравнению, например, с теми же китайскими производителями, и никогда не начнут производить даже похожие товары. Хотя, например, если взять электронику и бытовую технику, то у нас большое количество заводов уже релоцировалось в России. В Калуге есть завод Samsung, который производит телевизоры, собирает стиральные машины. Степень локализации уже около 90%. Это довольно серьёзный показатель.

С точки зрения экономики для государства, такой подход – он позволяет и рабочие места создавать, и экономику укреплять, и привносить вклад в ВВП, который таким образом формируется. Если говорить о трансграничной торговле, к сожалению, здесь государство не получает совсем ничего, потому что развивается тот бизнес, который, собственно, находится за рубежом. И развиваются те государства, в которых находятся эти компании.

С.Ж.: Какие тогда нужны меры для того, чтобы этот перекос убрать?

А.С.: Ассоциация всегда выступала, и будет выступать за установление равных конкурентных условий ведения деятельности. Любая мера, которая будет направлена на установление добросовестной равной конкуренции, будет поддерживаться. Независимо от того, какая она будет. Я сейчас говорю и о конкуренции между российскими и зарубежными игроками, и между внутрироссийскими компаниями. На мой взгляд, любая мера, которая позволит конкуренцию выровнять, должна положительно восприниматься не только государством, но и всем обществом в целом.

С.Ж.: Если говорить о самой непопулярной мере у потребителей, это снижение беспошлинного ввоза товаров для физлиц с 1 тыс. евро до 200 или до 20, обсуждение ещё идёт. Какое у вас отношение к этой мере?

А.С.: Мы её поддерживаем. Потому что, на наш взгляд, она действительно позволит установить равные конкурентные условия. Скажу даже больше: если взять развитые страны, такие как Китай, например, там с 2016 года вообще никакого беспошлинного ввоза нет. Он отсутствует. Если взять Европу, с 2021 года никакого беспошлинного ввоза нет. Это такой же коммерческий канал продаж, как и любой другой.

Посылка

Фото: www.globallookpress.com

Именно так рассматривают это и государства, с точки зрения сохранения того, что у них развито, на настоящий момент. Как только появляется возможность кому-то что-то не платить, и наоборот, сохраняется обязанность у кого-то что-то платить, возникает перекос конкуренции, который надо устранять в любом случае. Причём, по этому же пути идут сейчас очень многие страны. Такие же примерно сценарии обсуждаются в Нидерландах, в Японии, где только не обсуждаются.

С.Ж.: Тогда как сделать так, чтобы зарубежные интернет-компании платили налоги в России?

А.С.: С точки зрения продажи интернет-услуг, сейчас этот вопрос решён. И, в общем-то, все онлайн-сервисы, покупки в Google Play, App Store — все это уже, так скажем, технология, отработанная государством. Здесь крупнейшие производители софта, производители программного обеспечения, поставщики разного рода интернет-услуг уже встали на налоговый учёт и раз в квартал выплачивают определённый объем налогов, который причитается. Причём, нужно заметить, это важный момент, цены, которые были на облачные хранилища, на музыку, на игры, на всевозможный контент, который можно было привезти, развезти, они не изменились.

Поставщики этих услуг нашли возможность "зашить" уплату налогов в свои расходы и, по сути, все осталось на том же уровне, на котором было. Ровно такая же история, я уверен, будет и с товарными группами. Потому что конкуренция расставит все на свои места. И конкуренция за потребителя только усилится.

По сути, у всех на этом рынке главное — это потребитель. За него мы конкурируем, за него мы боремся, ему пытаемся предоставить максимум сервисов, гарантий. Конкурируем за него качеством товаров, конкурируем за него программами лояльности и так далее. Именно такая конкуренция и должна развиваться. А цена уже уходит на второй план. Это производная. Она может быть выше, может быть ниже, может остаться прежней.

Часто задают вопрос о том, что ведь цены повысятся. Может быть, понизятся, может быть, такими же останутся. На самом деле, все зависит от продавцов. И те, что повысят цены, уйдут с рынка, потому что останутся вне конкуренции. Те, что понизят цены, скорее всего, получат тех самых потребителей, которые уже лояльны к этому каналу продаж. Те, что сохранят примерно ценовой уровень, просто останутся на этом рынке. На мой взгляд, не бывает единого какого-то сценария, который был бы для всех хорош или плох. Скорее, рынок адаптируется под эти условия, и никакого коллапса, или вот предрекают катастрофу, говорят о том, что мир умрёт, e-commerce умрёт. Никто не умрёт. Более того, все как доставляли в Россию, так и будут доставлять. Потому что для ряда компаний Россия — это рынок номер один. Очень популярное направление. Отказываться от него просто бессмысленно

С.Ж.: С точки зрения страшилок, долгое время слышал от игроков электронной коммерции, что больше всего опасаются Китая. Так ли это сегодня? И поглотит ли Китай какую-то значимую долю Рунета с точки зрения электронной коммерции?

А.С.: Китай – это сейчас номер один поставщик товаров. И, если мы говорим в точном выражении, это 91%. Если мы говорим в деньгах, это доля где-то 52—53% на сегодняшний день. Это, если мы берём всю трансграничную торговлю и смотрим на Китай конкретно. Объём порядка 180 млрд рублей. И он продолжает наращиваться.  

Вряд ли можно говорить о том, что Китай полностью поглотит российский e-commerce. Скорее, свой клиент останется и у российского e-com, и у китайского продавца. Здесь, если все будут конкурировать по справедливым правилам, на равных началах, ничего такого не произойдёт. Как были лояльные потребители у китайских продавцов, так они и останутся, сохранят свою лояльность к ним. Как были у российских интернет-магазинов свои лояльные потребители, своя аудитория – так они и останутся. Они могут перетекать из одного канала в другой, могут обоими пользоваться. В общем-то, здесь, по сути, эта борьба за потребителя и борьба за своего клиента, она расставит все на свои места.

Юань

Фото: www.globallookpress.com

Посмотрите, какие сервисы сейчас у нас существуют. К вам приезжает курьер, приносит вам 10 пар кроссовок, вы выбираете те, что понравились, остальные забирает обратно. Сервис? Сервис. Магазин у вас дома практически, в прихожей померили, сделали выбор, остались довольны.

Иностранцы, со своей стороны, пытаются здесь открывать пункты выдачи заказов. Так же точно развивают лояльность своих клиентов своими различными маркетинговыми программами, и тоже за них борются. Поэтому, с точки зрения потребителя, на мой взгляд, в ближайшее время он только выиграет от того, что за него будут больше сражаться и уже стимулировать его лояльность и качеством, и гарантией, и, возможно, ещё какими-то мерами, которые уже в меньшей степени будут связаны с ценой. Скорее всего, это будет полный комплексный сервис.

С.Ж.: С точки зрения экспорта, мы можем свой e-commerce экспортировать дальше? Есть ли такой потенциал у сегодняшнего Рунета?

А.С.: С точки зрения экспорта, мы давно боролись и просили нам дать право использовать нулевую ставку при B2C экспорте НДС. Такое право получили, и спасибо огромное нашему правительству, в конце ноября прошлого это право у нас появилось. В другом проблема. Для того чтобы её применить, на каждую посылку надо собрать огромный пакет документов, и все это в ручном режиме. Реально надо получать бумажные отметки, синие штампы и так далее. И компании пока не идут на то, чтобы использовать схему подтверждения нулевого НДС по тому каналу, который сейчас предложен нам Налоговым Кодексом.

Кроме того, к сожалению, почему-то получилось так, что только при отправке через Почту России возможно нулевую ставку применить. А при доставке, например, DHL или любым другим экспресс-перевозчиком, такого права у нашей организации нет.

Нужно уже давно сделать так, чтобы этот зачёт НДС происходил в автоматическом режиме, без участия компании. Чтобы ей не надо было никуда ходить, ничего носить. Она сдаёт отчётность в Налоговую ежеквартально, в рамках этой отчётности и должна продолжать работать. Показывать, что получила столько-то денег от зарубежных клиентов. Эти товары действительно вышли за рубеж. Надо просто связать базы таможни и налоговой службы, и все это можно будет делать автоматом, без заявительного порядка, без тех сложностей, которые сейчас встают на пути экспортёров.

Перспектива есть, нужно только дать ей такой старт. Но здесь должно государство постараться. Как минимум, этот барьер по НДС надо снять. Иначе наши товары будут просто неконкурентоспособны на внешних рынках. Потому что для нас это инструмент сделать ниже цену и предложить зарубежным партнёрам или зарубежным клиентам. А в текущей ситуации получается так, что мы на входе платим все зарубежные пошлины, налоги. В Китае, например, до 60% доходит. И плюс ещё наши 18%. Получается в общей сложности под 80% на каждую посылку.

Конечно, при отсутствии этой системной возможности вычитывать НДС, конкурировать будет сложно на внешних рынках. Но, опять же, возможно. Если запустится автоматическое подтверждение, на мой взгляд, у нас экспорт тогда полетит.

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Приготовьте побыстрее: Интернет пришел в food-стартапы Сергей Глазьев об «окрашенных» деньгах, рейдерстве банков и лжи финансовых гуру Эх, раз, ещё раз: Ozon.ru тоже запускает маркетплейс
Загрузка...